Ссылки для упрощенного доступа

"Трудно сохранить очаг внутреннего горения." Контрязыковая спецоперация в России


Архивное фото. Акция "Мин татарча сөйләшәм" ("Я говорю по-татарски) в Казани 26 апреля 2019 года

В Татарстане создают комиссию по русскому языку при президенте Татарстана. Комиссия по татарскому — понижена в статусе. Политолог Руслан Айсин назвал это "специальной контрязыковой операцией" в России.

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ

Путинская вертикаль перешла в режим чрезвычайщины. Политическая сфера окончательно обнулена с началом военных действий в Украине. Введена жесточайшая цензура. Несоизмеримое множество пут запретительства окутало страну. Культура, идеологическая сфера, религия, книгоиздание, образование, воспитательная среда клерикализированы и, можно сказать, всецело перешли под контроль силовой бюрократии.

Национальные языки давно уже попали в разряд "нелояльных сущностей". Концепция эта не нова. В Российской империи власти боролись с языками нерусских народов, та же политика была продолжена во времена советского строя. Но окончательно изничтожить для себя они эту проблему не смогли. Силен своим институциональным духом язык народа. Но, увы, некоторые языки таки потеряны окончательно. Вне среды образовательной, культурной, духовно-религиозной ему трудно сохранить очаг внутреннего горения. Он же тоже как живой организм нуждается в функциональной среде.

Вот федеральная власть тщательно и демонтирует эту функциональную среду. Потому что воспринимает национальные языки как элементы невстроенности в тотальность путинской политической модели, где все должно быть подчинено доминации одного государствообразующего языка, народа и президента (но по сути, самодержца).

Якобы национальные языки и те, кто за них активно ратует, являются главными возмутителями единства державы

Года два назад уже бывший главред закрытой ныне радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов в одном из своих эфиров сказал, что выпивал с каким-то высоким чином из спецслужб и тот поведал ему тайну, что якобы национальные языки и те, кто за них активно ратует, являются главными возмутителями единства державы. Журналист недоуменно переспросил, как же так, прям "главными"? На что инкогнито в погонах ему ответствовал, что знает то, чего его застольный товарищ не знает, в силу непогруженности в большие государственные тайны.

Я более чем убежден, что такое мнение, вернее, принципиальная позиция бытует в силовой среде. Наверняка, на самом верху кому-то занесли аналитическую записку об угрозе со стороны национальных языков всему Левиафану государственной машины. Путин конспирологический документ прочитал и дал четкое указание — разобраться. И началась "специальная контрязыковая операция". Ее активная фаза стартовала в 2017 году, с приснопамятного заседания президентского Совета по межнациональным вопросам в Йошкар-Оле, где Путин обрушился с критикой на татарский язык. Дальше административная машина заработала на полную мощь. Язык вычищали из дошкольных и школьных учреждений. Преследовали активистов, которые пытались сопротивляться этому насилию в отношении национальной культуры и образования.

Институция языка просто необходима, раз ее удалили из высоких образовательных и интеллектуальных сфер

Пытаясь найти выход из сложившейся ситуации, власти Татарстана решили компенсировать потери в этой чувствительной сфере через ряд номенклатурных инициатив. Надо было к тому же как-то задобрить татарскую общественность, успокоить ее. Из этого стремления два года назад при президенте Татарстана проросла комиссия по вопросам сохранения и развития татарского языка. Курировать ее поставили вице-спикера парламента республики Марата Ахметова.

Хотя очевидно, что нечто подобное надо было делать раньше. Институция языка просто необходима, раз ее удалили из высоких образовательных и интеллектуальных сфер: школы, вузов, науки, бюрократического делопроизводства. При этом существовал сильный общественный запрос на усиление политики по сохранению, развитию и популяризации татарского языка во многих сферах жизни, в отраслях, которые непосредственно примыкают к компетенции государства, к власти. Комиссия мыслилась мне как институт, который курирует и согласовывает многие эти позиции с различными ведомствами, общественными группами, лоббирует языковую политику, выступает как представительный орган, рупор.

Нужна была другая концепция, со ставкой на гражданский активизм и прорывные проекты

К глубокому сожалению, комиссия, при всех ее достоинствах и успехах, так и не стала центром политического притяжения языковой темы. Она застопорилась как классическое новочиновное образование. Из нее был аккуратно вытеснен тот самый общественный элемент, что придавал ей драйв и был голосом широкой творческой и небезразличной к татарской проблематике публики. Увы, все скатилось до традиционных фестивалей, раздачи грантов, песен, плясок. Комиссия, а там, бесспорно, есть и честные, компетентные, горящие сердцем за это дело люди, коих я знаю и уважаю, не смогла преодолеть всю косность этих подходов в духе советского чиновничества. Там нужна была совсем другая концептуально-осмысленная деятельность, со ставкой на гражданский активизм и прорывные проекты.

При этом я понимаю, что в сегодняшних условиях вряд ли кто-то допустит, чтобы такой идеологический орган как комиссия по татарскому языку, был отдан на откуп общественникам и творческой интеллигенции. К ним-то еще до войны доверия не было, а сейчас и подавно!

ЧТОБЫ ЛИШНИЙ РАЗ НЕ РАЗДРАЖАТЬ МОСКВУ

И вот пришла официальная новость, что и ее безобидную перестроили в "комиссию при президенте Республики Татарстан по вопросам сохранения, развития татарского языка и родных языков представителей народов, проживающих в Республике Татарстан". То есть она будет заниматься всеми языками. Из теории управления известно, что там, где сфера отвественности не определена — достичь конкретных результатов невозможно. Она размывается. То есть проблему татарского языка просто "утопили" в общем потоке. Сохранение других языков дело не менее важное, не спорим, но татарский язык — титульный. А Татарстан — его политическая репрезентация.

При этом я не исключаю, что таким образом кураторы этого направления в аппарате президента Минниханова сознательно вмонтировали другие языки в комиссию, чтобы лишний раз не раздражать Москву этой болезненной темой. Но это они таким алгоритмом облегчают жизнь себе, а не решают проблему татарского языка. Он, как и другие языки, без всякого сомнения, требует отдельного и фундаментального внимания, отношения как к уникальному явлению. И никак иначе.

Одновременно республиканские власти организовали комиссию при президенте Республики Татарстан по русскому языку. Как сказано в учредительном документе: "в целях выработки мер по содействию реализации государственной политики в области функционирования русского языка". Хозяйствовать поставлен премьер-министр республики Алексей Песошин. В государственном табели о рангах формально он выше вице-спикера Ахметова. Все логично: статус русского языка превалирует над татарским.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Отмену татарского языка как государственного и изъятия его нормативного положения из конституции Татарстана? Как бы не было горько констатировать, но все движется к этому драматическому исходу.

Да, отчасти татарская история континуумно разрывалась во времена СССР. Но 1990-й год вернул ощущение продолженности. То было время эмоциональных оценок и решений. Каркасы идеологические грубо склеивали с политическим остовом. Через десяток лет клей иссох и каркасы разошлись в разные стороны. Большое повествование рассыпалось на мелкие события: запрет на изучение родного языка, экономическое в угоду административному регистру, деэскалация собственных исторических вызовов, регион минус республика. За этим кроется высыхание русла реального действа и соскальзывание в рутину деисторизации.

Забвение языка — первый и самый страшный шаг в этом направлении.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (43)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG