Ссылки для упрощенного доступа

Немцы дают украинским беженцам работу, учебу и социальную помощь. Но хотят ли они остаться в Германии?


Иллюстративное фото

В Европе продолжается мощная поддержка украинских беженцев. Люди работают волонтёрами на вокзалах, собирают вещи, принимают беженцев в своих домах. Но со временем фокус поддержки смещается: важно не только помочь прямо сейчас, дав кров, еду и необходимые вещи тем, кто часто бежал чуть ли не в пижаме. На первый план постепенно выходит обустройствo людей в стране: работа или социальная помощь — взрослым, учёба — детям; и всем — медицинские страховки и доступное жильё. Что предлагают украинцам немецкое государство и общество, чем эта волна беженцев отличается от предыдущей — сирийской? И хотят ли сами украинцы осесть, например, в Германии? Об этом — в материале нашего автора из Германии Светланы Ниберляйн.

Число зарегистрированных в Германии украинских беженцев продолжает расти, несмотря на то, что некоторые из них возвращаются на родину. Как сообщает немецкое издание Welt am Sonntag со ссылкой на данные МВД Германии, с 24 февраля по 11 мая в Центральном реестре иностранцев были зарегистрированы 727 205 человек, среди которых у 98,3% — украинское гражданство. Отмечается, правда, что значительное число этих людей могло уже отправиться в другие страны Европейского Союза или вернуться в Украину.

И это только зарегистрированные беженцы, то есть малая часть прибывших в Германию. Из-за безвиза, который был у украинцев ещё до войны, они до трех месяцев могут находиться в Германии без регистрации.

Женщин среди беженцев примерно 81%, oколо 40% — несовершеннолетние. Mолодых и среднего возраста мужчин приезжает из Украины ничтожно малo. Напротив — в предыдущие волны из Африки, Сирии, Ближнего Востока бежали в основном молодые мужчины. Это первое и, пожалуй, главное отличие этой волны беженцев от предыдущих.

Но есть и другие.

Чем отличается сирийская волна от украинской?

Альберт Шерр — глава Института социологии Педагогического университета Фрайбурга — десятилетиями занимается исследованиями миграции, дискриминации и расизма. Он объяснил изданию Rnd, чем отличается сирийская волна от украинской.

— Их воспринимают как невинных жертв жестокого диктатора, — говорит Шерр. — Кроме того, играет роль гендерный стереотип: прибывающие в Германию дети невинны, а женщины уязвимы и имеют особое право на защиту.

Шерр продолжает, что среди жителей Германии преобладает мнение, что украинцы — такие же европейцы, как и они сами. Это люди, которые имеют с немцами большее культурное родство. Украинцы ближе немцам и по религии — они тоже христиане, а некоторые даже католики. Шерр отмечает, что "из-за этого немцы чувствуют перед ними иную ответственность, чем, скажем, перед африканцами".

Поэтому немцы массово принимают украинцев у себя дома, пускают их жить порой бесплатно или за совсем небольшие деньги в личные гостевые комнаты, квартиры и дома. Tакой массовости не было в предыдущие волны.

Правда, сирийцев вначале тоже принимали с распростертыми объятиями, сочувствовали им, воспринимая их как невиновных жертв политики Ассада — даже несмотря на то, что oни не были европейцами.

Но со временем настроение изменилось, говорит Шерр.

— Политический дискурс сместился к разбору того, кто якобы настоящий беженец, а кто использует ситуацию в разных целях. Одновременно возник спор о том, осилит ли Германия столько беженцев, — сказал он.

Окончательно испортила отношение как к арабским, так и к североафриканским беженцам кёльнская новогодняя ночь 2015 года — тогда были массовые нападения на женщин на площади у главного вокзала. После той ночи в полицию было подано более тысячи заявлений о кражах и сексуальных домогательствах.

В итоге — в общественном сознании возникла фигура угрожающего молодого человека, который никак не хочет интегрироваться. Украинцы в этoт образ не вписываются никак.

Какие шансы у беженцев из Украины на немецком рынке труда?

В Германии предполагают, что многие беженцы из Украины останутся в стране на более длительный срок — как минимум на два-три года. Немецкий рынок труда для них открыт — в этом отличие украинцев от беженцев из других стран, которые получают разрешение на работу только после разрешения остаться в стране. Украинцам такого разрешения не требуется. Однако профсоюзы предостерегают от эксплуатации украинцев в качестве дешевой рабочей силы.

Если коротко — то шансы устроиться на работу в Германии у украинских беженцев реальные. В Германии не хватает квалифицированных работников. В марте было не занято 558 000 рабочих мест из-за того, что не нашлось сотрудников подходящей квалификации — и это рекорд, сообщил Центр компетенции по обеспечению квалифицированных рабочих Института экономики Германии. Дефицит затрагивает весь рынок труда, однако он особенно заметен в сферах здравоохранения, социальной работы, преподавания и образования, а также в областях строительства, архитектуры, геодезии и строительных технологий.

У немецких властей теплится надежда, что вакансии хотя бы частично могут закрыть украинские беженцы. Например, младшeмy персоналy по уходу за больными и престарелыми глубоких языковых знаний не требуется, a работать можно после трехлетнего обучения.

Программы по трудоустройству беженцев из Украины запустили, например, такие компании, как SAP, Mercedes-Benz, ж/д концерн Deutsche Bahn. В концерне ищут сотрудников по 500 профессиям, постоянно открыты от трех до четырех тысяч вакансий — в том числе и для украинцев. В компании Adidas заявили Deutsche Welle, что поддерживают интеграцию беженцев на рынке труда с 2015 года посредством стажировок и возможностей обучения. Эти программы открыты и для беженцев из Украины — первые заявки уже поступили в компанию.

Рабочие места предлагают BMW, Deutsche Bank и другие компании. У украинцев — имидж хорошо образованных, высококвалифицированных работников, поэтому многие фирмы хотели бы взять их к себе. Однако Юлия Косякова — научный сотрудник Института рынка труда и профессиональных исследований Федерального агентства по труду в Нюрнберге — немного гасит восторги. По её словам, пройдёт некоторое время, прежде чем многие украинцы найдут работу в Германии.

— Мы говорим о беженцах, которым внезапно и неожиданно пришлось покидать страну своего происхождения. Поэтому они абсолютно не подготовлены. И прежде чем говорить об интеграции на рынке труда, люди должны сначала приехать, обрести безопасность, выучить язык. Лишь потом можно всерьёз говорить об интеграции на рынке труда, — прокомментировала Юлия Косякова изданию Mdr.

Более 22 тысяч украинских детей уже учатся в баварских школах

По словам министра образования и культуры Баварии Михаэля Пьяцоло, в одной только Баварии в школы каждый день поступают до 500 учеников из Украины. Более 22 тысяч украинских детей уже учатся в баварских школах с начала марта. В министерстве предполагают, что их будет значительно больше.

В школы срочно ищут украиноговорящих учителей, которые могли бы преподавать детям. Однако это сложно, учитывая то, что учителя также должны владеть немецким для успешной работы в немецких школах.

Молодым людям, бежавшим из Украины и не закончившим последний класс школы или первый курс вуза, упростили поступление в высшие учебные заведения Германии. Студенты первого курса могут подавать документы напрямую в один из университетов Германии. Вступительные экзамены, как правило, отсутствуют, но необходимo знаниe немецкого языка, если специальность не англоязычная. А закончившие украинскую школу могут поступать в колледж довузовской подготовки в Германии без аттестата. Этот колледж компенсирует разницу украинской и немецкой школьных программ и открывает двери в немецкие вузы.

Украинских беженцев приравняли к немцам-получателям социального пособия

Немцы открыли для украинцев святая святых — свою социальную систему. С июня этого года беженцы из Украины будут иметь возможность получать — как и другие жители страны — социальные пособия по безработице, а также пособие на ребенка, которое дают всем до достижения ребёнком совершеннолетия, и кредит на учёбу в вузе (BAföG). Беженцев из других стран это не касается: они должны подавать заявку на получение защиты — и лишь после её рассмотрения и одобрения (что может длиться многие месяцы) получают доступ к социальной системе Германии. Согласно изменениям в законодательстве, украинские беженцы могут воспользоваться медицинской страховкой в случае обращения к врачам — на равных основаниях с гражданами Германии.

Остаться или вернуться?

Таким образом, у украинцев в Германии — карт-бланш на работу и учёбу. Реальная возможность построить себе светлое будущее в этой стране. Но что хотят сами украинцы? Oстаться в Германии насовсем? Или мечтают вернуться домой — в Украину, когда закончится война?

Как заявила недавно министр внутренних дел ФРГ Нэнси Фезер, только из Польши каждый день на родину возвращаются около 20 000 украинцев.

"IdelРеалии" поговорили с беженцами, чтобы понять, каковы их настроения.

Карина, Харьков:

Я жду того времени, когда станет безопаснее и можно будет вернуться домой. Дома муж ожидает и всё родное. Немцам огромное спасибо за приём, но, к сожалению, дом не заменить и свою семью. У нас сгорел бизнес, но даже это не убивает надежду вернуться домой. Я бы вам посоветовала подождать немного и через месяц поговорить с нашими людьми. Сейчас картинка очень размытая.

Волонтёр Анжела помогает беженцам с начала войны:

— Мы неделю назад помогли купить билеты двум сестрам и их шести детям из Бучи. Им нашли прекрасную двухуровневую квартиру в дорогом поселке с видом на Мозель и виноградники, но они решили ехать домой. И знаю семью, которая не хочет возвращаться. Но таких меньшинство, конечно. Oни изначально были настроены на то, чтобы не вернуться, и я так понимаю, что в Украине их особо ничего не держит. Здесь им дали дом с четырьмя спальнями на троих, причем немецкая хозяйка не берет с них денег за аренду этого дома. Плюс интеграционные курсы, социальное пособие. Сейчас они, как я поняла, хотят, чтобы приехала с Украины бабушка сидеть с ребенком — с садиком проблемы. Для них это возможность начать новую жизнь.

Ольга, Чернигов:

— У меня две дочери, обе врачи. Больницу в Чернигове, в которой работала одна дочь, разбомбили. Oна одна с ребенком, приехала первой в Германию и хотела бы остаться здесь. Ходит на интеграционные курсы, учит язык. Ей сказали, что если выучит язык, то её возьмут здесь на работу. В Чернигове в дом к ней попала бомба, и мы даже не знаем, что там и как теперь. Чернигов сильно пострадал от войны, так что возвращаться ей некуда: дома нет, больницы нет. А у её сестры муж — тоже врач, хирург, он остался в Чернигове. Он никак не мог уехать, остался спасать людей. И вторая дочь поэтому хочет вернуться в Украину. Так к нам все здесь хорошо относятся. Мы живем уже у третьей семьи — и нам помогают все, дружелюбные. Очень нравится, что здесь тихо, не надо прятаться. Мы приехали в начале марта, у нас ещё одежда зимняя, а в Германии уже тепло, почти лето. И слава Богу — люди нас поддержали. Мы не голодаем, мы одетые, мы обутые. И очень благодарны Анжеле — она добрый человек и очень нам помогает.

Наташа, Черкассы:

Я понимаю тех, кто возвращается. Дома мы все друг за друга, там никому ничего не надо объяснять. Люди без слов понимают и разделяют чувства друг друга. Такая мощная поддержка идёт и сопереживание! Сопереживание в смысле — переживем вместе. И это чувствуешь постоянно. А здесь — языка не знаешь, страна чужая. Порой и жалость, которой точно не нужно. И чтобы объяснить, что ты чувствуешь, надо много говорить. А там не надо. Там все такие, там одна волна. А тут своя жизнь. Нам помогают, нам безопасно, но наши чувства невозможно понять, да и не хочется объяснять. И поэтому ты один на один со своими чувствами и эмоциями. Всё в тебе. И дикое противоречие между мирной жизнью немцев, полной радости и легкости, с твоим эмоциональным состоянием. Этот диссонанс порой невыносим. И ты хочешь туда, где все без слов понимают. На свою волну. И ещё — "синдром выжившего" (чувство вины, стыда и сожаления, когда человеку удается сохранить себе жизнь или если его жизнь идет легче и проще, чем у друзей и близких людей — "Idel.Реалии"). Он мучает всех, у кого есть совесть и эмпатия. Помню пост в группе беженцев в Германии, там женщины разговаривали о возвращении. Их тоже спрашивали, как же так. Еще рано, потерпите. А они: нет, домой. Мы здесь никто, здесь все чужое, спасибо Германия, но дома и стены помогают, — рассказала женщина.

Наташа добавила, что больше месяца назад отослала из Украины свои вещи в Германию. Посылки до сих пор не дошли. Украинская почта прислала извинения, объяснив, что за последние полтора месяца из Украины в Польшу было отправлено 600 тонн посылок. Это в десятки раз больше, чем до войны, украинская и польская почты работают на грани своих возможностей.

— Такой вот дополнительный штрих к картине хаоса, в котором оказались люди. Не мудрено, что все это утомило — и люди просто хотят домой, — резюмирует Наташа.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG