Ссылки для упрощенного доступа

Реабилитация длиною в жизнь. 85-летний пенсионер из Башкортостана более 60 лет пытается отменить приговор 1959 года


Фатхулла Исхаков
Фатхулла Исхаков

85-летний пенсионер из Башкортостана Фатхулла Исхаков более 60 лет борется за свою реабилитацию. В 1959 году его по сфальсифицированным показаниям обвинили в покушении на убийство трех односельчанок и приговорили к 15 годам лишения свободы. После отбытия наказания Исхаков более 40 лет отработал на производстве, обзавелся новой семьей и вышел на пенсию. Все эти годы он ни на день не оставлял попыток отменить вынесенный ему приговор. "Idel.Реалии" рассказывают его историю.

"РЕШИЛ УБИТЬ ВСЕХ ТРОИХ НАСМЕРТЬ"

История злоключений Фатхуллы Исхакова, уроженца деревни Большие Каркалы Миякинского района Башкортостана, началась в далеком 1959 году, когда ему было 22 года. 22 мая он помогал своему односельчанину Мусе Рахимкулову поднимать сруб под жилой дом. По окончании работ Исхаков немного посидел с односельчанами и затем пошел домой спать. Утром следующего дня к нему пришел участковый оперуполномоченный райотдела милиции Р.Галиуллин и сказал, что ночью кто-то топором нанес травмы троим жительницам деревни — Сабире Рахматуллиной, ее дочери Марьям Рахматуллиной и ночевавшей с ними подруге Асие Рахманкуловой. Милиционер забрал пиджак Исхакова, пояснив, что увидел на нем следы крови. Еще через некоторое время к Исхаковым пришла целая группа милиционеров со служебной собакой. После обыска парня увезли в райотдел милиции, заявив, что именно он подозревается в попытке убийства односельчанок.

На допросах Фатхулле Исхакову, по его словам, заявляли, что он имел явный мотив для покушения, так как желал отомстить семье Рахматуллиных за то, что их сын Раис некоторое время назад был свидетелем по делу о краже, к которой был причастен Исхаков. Сам Исхаков позднее рассказывал, что это преступление он совершил с друзьями в 1956 году — они украли у соседа мёд. "Время было голодное.... тогда отделались легко, попросив прощения у соседа", — вспоминал Исхаков те события весной 2022 года. Но спустя некоторое время кражей снова заинтересовалась милиция; на парней завели дело по ч. 2 ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 1947 года "Об усилении охраны личной собственности граждан". Исхакова осудили на шесть лет лишения свободы, но через два года отпустили досрочно.

По версии следствия и прокуратуры, которая впоследствии легла в основу приговора (имеется в распоряжении редакции), Исхаков с целью отомстить семье Рахматуллиных взял во дворе односельчанина топор и пошел в дом Сабиры Рахматуллиной. Когда он шел по улице, его заметили односельчане Наиль Батталов (далее — Саитбатталов"Idel.Реалии"), Наиль Зайнетдинов, Ахат Асфандияров и Дамир Тимирбулатов (далее — Тимербулатов — "Idel.Реалии"). Позднее они дали показания, что видели Исхакова возле дома Рахматуллиных. Далее, по мнению обвинения, Исхаков открыл дверь куском проволоки, вошел в дом и увидел, что на нарах спят трое женщин. "Обвиняемый Исхаков, воспользовавшись тем, что все трое крепко спят и не окажут ему сопротивления, … решил всех троих убить насмерть путем нанесения повреждений принесенным им топором в область головы. С этой целью Исхаков наносил им топором в область голов 2-3 удара каждой..." (цитата по приговору).

Судмедэкспертиза, как указывало обвинение, установила, что "в результате нанесенных ранений потерпевшие получили тяжкие телесные повреждения, для излечения были доставлены в больницу и длительное время находились на стационарном лечении". Проведенная же следствием судебно-биологическая экспертиза заключила, что "обнаруженные пятна крови на пиджаке Исхакова оказались сходными с группой крови потерпевших". Следствие также заявило, что "кусок проволоки, которым Исхаков открывал дверь, оказался сходным с проволокой, найденной во дворе Исхаковых" (цитата по приговору).

Сами пострадавшие заявляли, что не видели, кто причинил им телесные повреждения, и не знают, кто это мог сделать. Как гораздо позднее рассказывал один из защитников Исхакова, уфимский адвокат Виталий Буркин (позднее — юрист; был лишен адвокатского статуса в 2017 году), "они [потерпевшие] показывали, что проснулись не от ударов топором, а от того, что все были в крови, проснулись от порезов".

Попутно Исхакова обвинили в том, что в том же мае он "беспричинно обругал председателя колхоза Мухаметзянова нецензурными словами, угрожал парторганизации колхоза..., продолжал совершать свои хулиганские поступки и сопротивляться" (цитата по приговору).

19 октября 1959 года народный суд первого участка Миякинского района Башкирской АССР признал Фатхуллу Исхакова виновным по ч.2 ст. 74 ("Хулиганство, то есть озорные, сопряженные с явным неуважением к обществу, действия"), ч.1 ст. 73 ("Сопротивление отдельных граждан представителям власти при исполнении ими возложенных на них законом обязанностей") и по пп. "а", "е" ст. 19-136 УК РСФСР 1926 года ("Покушение на умышленное убийство, совершенное из корысти, ревности и с использованием беспомощного положения убитого"). Суд приговорил Исхакова к 15 годам лишения свободы "с отбыванием первых 6 лет на тюремном заключении и с последующей высылкой за пределы БАССР на 5 лет". Доводы, приведенные Исхаковым, суд во внимание не принял, лишь указав, что свою вину он не признал.

"ПИСАЛ ВО ВСЕ СУДЫ, ПАРТИЙНЫЕ ОРГАНЫ, ДАЖЕ В "ПОЛЕ ЧУДЕС"

Сразу после суда Фатхулла Исхаков начал борьбу за отмену приговора. Однако в течение первых 30 лет ему удалось добиться лишь частичного его изменения. Так, в ноябре 1959 года Верховный суд БАССР исключил из обвинения эпизод с сопротивлением представителям власти и дополнительное наказание в виде высылки за пределы республики. В 1988 году Президиум Верховного суда БАССР исключил из обвинения эпизод с хулиганством. В основной же части приговор был оставлен без изменений.

— При первой возможности я начал обращаться с жалобами на тех, кто меня ни за что посадил, — рассказал Исхаков корреспонденту "Idel.Реалии". — С 23 по 27 мая [1959 года] меня избивали, заставляли подписывать протокол, как будто преступление совершил я. Я не подписывал. Спасся каким-то образом, выдержал. Обращался к Генеральному прокурору СССР еще [Роману] Руденко, все описал, как было. Галиуллин, оперуполномоченный Миякинского РОМ, хотел меня уничтожить. 26 мая, когда я находился в КПЗ, он оформлял акт, как будто я хотел покончить жизнь самоубийством. А 28 мая он зашел в камеру, два раза меня ударил, я потерял сознание, упал, очнулся, когда меня холодной водой обливали милиционеры. Они забинтовали меня, успокоили… А Галиуллин заходит и удивленно так спрашивает: "Что, он не умер что ли?"

— Как нам стало со временем понятно, именно оперуполномоченный Галиуллин и был заинтересован в обвинении Исхакова и привлечении его к ответственности, — рассказал "Idel.Реалии" Виталий Буркин, который подключился к защите Исхакова в 2015 году. — Он встречался с потерпевшей Марьям Рахматуллиной и решил, что Исхаков из чувства мести ее семье порезал ей лицо. Кроме того, у них была и личная неприязнь из-за того, что Исхаков раньше встречался с его сестрой, но затем полюбил другую. Скорее всего, Галиуллин сперва искренне считал Фатхуллу виновным в преступлении. Осознал ли он потом, что был не прав, неизвестно. Во всяком случае, при жизни (он давно уже умер, как и большинство свидетелей) он никогда в этом не признавался.

За время, проведенное в заключении, у Исхакова умерли жена и родители, а сын был вынужден скитаться по родственникам.

— В тюрьмах меня держали по всей Башкирии — во "второй", в "девятке", в Салавате, в Мелеузе. После освобождения я уже боялся появиться в родной деревне. Мой сын остался без присмотра — его дедушка и бабушка умерли, он жил то у брата, то у сестры. Когда я вышел на свободу в 1972 году, то две недели отдохнул, а затем устроился на работу. Жил все это время в Уфе. Сперва я хотел работать в медицине, устроился в 13 больницу [в Уфе], лаборантом в рентгенкабинет. Три дня поработал в темной этой комнате; она мне показалась очень похожей на тюремную камеру, и я уволился. Устроился снабженцем в межрайонное колхозное предприятие. Потом, окончив Уфимский автотранспортный техникум, перешел в геофизику. 30 лет там работал — испытывал новые аппараты, приборы при их работе в скважинах. Мне очень повезло с новой семьей. Со второй женой, Анисой, меня познакомил друг. У нас родилась дочь, потом у нее родилась дочка — моя внучка.

Апелляционные, кассационные и надзорные жалобы на свой приговор Исхаков писал, по его словам, "не останавливаясь":

— Как только мне очередную отписку присылают, я снова пишу во все суды, в партийные органы, журналистам. Ради смеха как-то написал даже в программу "Поле чудес", Леониду Якубовичу, но он мне не ответил. Все было бесполезно.

"ОГОВОРИЛИ ИСХАКОВА ПОД ДАВЛЕНИЕМ РАБОТНИКОВ МИЛИЦИИ"

В 1990-е годы борьба Фатхуллы Исхакова за свою реабилитацию начала приносить первые плоды. История его первых успехов довольно подробно изложена в заключении (имеется в распоряжении редакции) и.о. прокурора Миякинского района РБ Нарине Мкртумян, направленном в апреле 2012 года в прокуратуру Башкортостана.

Как следует из документа, бывший односельчанин Исхакова Дамир Тимербулатов, проходивший во время следствия в 1959 году свидетелем, в июне 1990 года по своей инициативе дал государственному нотариусу в Уфе показания, согласно которым в 1959 году он оговорил Исхакова. Как рассказал Тимербулатов, на следующий день после преступления его, Асфандиярова, Зайнетдинова и Батталова задержали милиционеры. Тимербулатов также пояснил, что "под давлением и угрозами следователя" дали показания, что ночью — перед совершением преступления — они видели возле дома потерпевших Исхакова.

Далее в заключении указывается, что в ноябре 1990 года по надзорной жалобе адвокатов Исхакова прокуратура республики возбудила производство по вновь открывшимся обстоятельствам. Вновь допрошенный уже в качестве свидетеля Тимербулатов рассказал, что на допросе в 1959 году он "при подсказке и уговору работников милиции дал показания, что они видели на улице Фатхуллу Исхакова". Он также заявил, что "все эти годы переживал свою ошибку, что оговорил Исхакова". "Как видно из показаний Тимербулатова, преступление, за которое был осужден Исхаков, совершил Батталов Наиль, о чем он рассказал сам и показал, что он в доме Рахматуллиных поцарапал спящих девушек", сделав это за то, что "Рахматуллина Марьям отказалась с ним встречаться", — говорилось в документе прокуратуры.

В заключении также отмечалось, что свидетель Наиль Зайнетдинов, скончавшийся в 1985 году, при жизни написал на имя начальника Миякинского РОВД объяснение, в котором также подтвердил, что в 1959 году они оговорили Исхакова "по подсказке Батталова". Свидетель Ахат Асфандияров заявил, что ложные показания в отношении Исхакова он дал на следствии "под воздействием работников милиции Галиуллина и Шарафутдинова". Допрошенный же тогда Наиль Батталов сообщил, что он дал показания на Исхакова, потому что "работники милиции угрожали ему физической расправой". Вместе с тем Батталов отметил, что сам он не причастен к преступлению. Допрошенные по этому делу бывшие работники Миякинского райотдела милиции Галиуллин, Шарафутдинов и Аглеев отрицали применение незаконных методов в отношении Исхакова и свидетелей.

Далее в документе указывалось, что судмедэкспертиза, якобы установившая тождественность групп крови потерпевших с группой крови на пиджаке Исхакова, на самом деле не проводилась, а акты экспертизы были оформлены уфимским судмедэкспертом Ждановой "по историям болезни потерпевших, без их освидетельствования". В 1993 году одна из потерпевших, Марьям Рахматуллина, была подвергнута новой судмедэкспертизе, по итогам которой было установлено, что "имевшиеся у нее повреждения какой-либо опасности для жизни не представляли".

И.о. прокурора Миякинского района, отметив, что в 1993 году производство по делу было прекращено, заявила, что считает необходимым "внести в президиум Верховного суда РБ представление об отмене приговора нарсуда в отношении Исхакова, поставив вопрос о его реабилитации".

"ВСЮ ЖИЗНЬ БОЮСЬ ПЕРЕД ФАТХУЛЛОЙ-АБЫЕМ ПРИЗНАТЬСЯ, ЧТО ИСКАЛЕЧИЛ ЕГО СУДЬБУ"

17 августа 2012 года в прокуратуру Миякинского района с явкой с повинной пришел сам Наиль Саитбатталов и заявил, что именно он совершил преступление, в котором обвинили Фатхуллу Исхакова.

Текст протокола явки с повинной Наиля Саитбатталова (публикуется с сокращениями; орфография сохранена)

"Сразу же ставлю в известность, что это преступление совершил действительно я. Этот роковой день, 22 мая 1959 года, перевернул мою многострадальную молодость, так как я с 8 лет стал беспризорником. Отец и мать меня не воспитывали, а отвезли к тете в деревню в Миякинский район. Там в деревне я был сам себе хозяин, хулиганил, не учился и остался с шестиклассным образованием…

Я, Тимербулатов Дамир, Асфандияров Ахат, Зайнетдинов Наиль … зашли к рядом живущему Искандерову. Во дворе на дровнике лежал топор. Я его забрал и пошли в дом к Рахматуллиной Марьям. Я открыл проволокой дверь, зашел, топор оставил на полу. Смотрю, спят втроем. Сколько раз порезал лицо Марьям, не помню, цель была испортить ей лицо, чтобы никто с ней не дружил. Асию, Зайтуну порезал по одному разу. Топор оставил на полу. Хозяин топора Искандеров до этого подрался с Равилем, поэтому я думал, [что] преступление, подумают, совершил Равиль. А следствие начали совсем по-другому. Забрали почему-то Исхакова. А нас четверых забрали в милицию, дали 15 суток и начали нас присовать (так в тексте), якобы в ту ночь мы видели Исхакова, а на самом деле мы его не видели.

В основном нас присовал (так в тексте) дать ложные показания участковый Шарафутдинов, они нас вывезли в лес в делянку, дали поперечную пилу, заставили вручную пилить лес, дали норму и кормили хлебом и водой. Мы не выдержали голода и комаров и вынуждены были подписать ихний протокол, как будто видели Исхакова Ф.Б.

После этого происшествия мы с ребятами сразу разъехались и существовали каждый, как может. У меня жизнь в двух словах сложилась: семьи нет, судим, всю жизнь страдаю и казню себя, что за это преступление наказали безвинного человека. Всю жизнь боюсь перед Фатхуллой-абыем признаться, что искалечил его судьбу, хотя никакого зла к нему не имел. Почему-то сотрудники милиции были очень заинтересованы посадить его в тюрьму..."

В июне 2013 года прокуратура Миякинского района вновь возбудила производство по делу ввиду новых обстоятельств. На допросах в 2013 году Наиль Саитбатталов показал, что нанес раны трем женщинам половинкой бритвенного лезвия, вновь пояснив, что он "убивать никого не хотел, просто хотел испортить лицо Марьям, чтобы она ни с кем не встречалась".

В 2015 году прокурор Башкортостана Андрей Назаров подготовил новое заключение по делу (имеется в распоряжении редакции), в котором приводятся дополнительные доказательства неправосудности вынесенного в 1959 году приговора. Так, в документе указывается, что работники райотдела милиции заставили беременную супругу Исхакова и его отца дать ложные показания, что Исхакова в момент совершения преступления не было дома. В заключении также процитированы показания супруги Фатхуллы Исхакова, что ночью к ним за помощью прибежала Марьям Рахматуллина, которая сама открыла крючок на их двери, просунув руку через окно. При этом, по словам супруги, под окном на кровати висел пиджак Фатхуллы, а "с руки у Марьям капала кровь".

Виталий Буркин
Виталий Буркин

Руководитель надзорного ведомства республики постановил направить материалы уголовного дела в президиум Верховного суда Башкортостана для отмены приговора в отношении Фатхуллы Исхакова и возвращения дела в прокуратуру.

Казалось, Исхаков был в шаге от полной реабилитации, однако 21 сентября 2015 года, за день до заседания суда, прокурор неожиданно отозвал свое заключение — рассмотрение дела судом было прекращено.

— Вот с этого момента вновь пошло грубейшее нарушение законности, — комментирует юрист Виталий Буркин. — Прокурор по Уголовно-процессуальному кодексу не имел права отзывать свое заключение — это не частный обвинитель, не обидевшаяся на мужа жена, которая вдруг передумала жаловаться. Суд также не имел права прекращать рассмотрение дела даже из-за отзыва заключения, тем более незаконного. Он мог бы прекратить рассмотрение дела, если бы это заключение отменил вышестоящий прокурор. И вот с тех пор у нас идет эта катавасия — суд раз за разом отказывается рассматривать вопрос об отмене приговора, говоря, что необходимо заключение прокурора. Мы же заявляем, что действующее, по нашему мнению, заключение есть в деле — и этого достаточно.

"ВЫ ЖДЕТЕ МОЕЙ СМЕРТИ? ТОГДА Я УМРУ ЗДЕСЬ!"

С 2015-го по 2020 год дело перешло, по выражению Виталия Буркина, в "позиционную войну". Следственный комитет то и дело возобновлял производство, прокуратура его отменяла, а защита Исхакова в судах добивалась отмены прокурорского постановления — и всё начиналось сначала. Добиться отмены приговора не удавалось.

— Сотрудники республиканской прокуратуры использовали все имеющиеся в их арсенале юридические ухищрения, чтобы не допустить реабилитации престарелого человека даже при абсолютной доказанности фальсификации обвинения. Следственный комитет буквально носом рыл землю, по многу раз допрашивая оставшихся в живых свидетелей, потерпевших, выдавая свои заключения, но все его усилия разбивались о "железобетонно-упрямую" позицию надзорного ведомства. Дело дошло до того, что и.о. руководителя регионального следственного управления Рим Габдуллин был вынужден обратиться с письмом к руководству СКР России (имеется в распоряжении редакции), в котором констатировал, что необоснованные действия прокуратуры ведут к "нарушению разумных сроков судопроизводства и нарушению прав Исхакова", — рассказал Виталий Буркин.

Летом 2019 года очередное заседание президиума Верховного суда Башкортостана едва не окончилось для Фатхуллы Исхакова сердечным приступом — настолько пенсионер разволновался, ожидая долгожданного справедливого решения, которое, впрочем, так и не было вынесено.

В октябре 2019 года — после очередных прокурорских и судебных отказов — Исхаков на своем автомобиле приехал к зданию прокуратуры Башкортостана с плакатом, на котором было написано: "Вы ждете моей смерти? Тогда я умру здесь!" Однако никакой реакции со стороны представителей надзорного ведомства не последовало, после чего пенсионер объявил голодовку, которую спустя несколько дней вынужден был прекратить по состоянию здоровья.

ДЕЛО ДОШЛО ДО КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

К началу 2021 года защитники Фатхуллы Исхакова пришли к выводу, что преодолеть упорство башкортостанских прокуроров и судей поможет обращение в Конституционный суд (КС) России. Поскольку суды отказывались пересматривать дело Исхакова без соответствующего заключения прокурора, пенсионер подал жалобу в КС России с просьбой проверить на соответствие Конституции ряд статей УПК, регламентирующих действия прокурора по окончании проверки или расследования, а также порядок разрешения судом вопроса о возобновлении производства по уголовному делу.

В конце декабря 2021 года КС России вынес решение по жалобе пенсионера. Суд указал, что хотя по общему правилу суд не принимает решение об отмене приговора без соответствующего заключения прокурора (наличие которого служит необходимым процедурным условием для возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств), тем не менее это не означает, что только такой механизм является единственно возможным в российских правовых реалиях. В связи с этим КС распорядился пересмотреть судебные акты по делу Исхакова.

Юрист Виталий Буркин назвал решение Конституционного суда "революционным" и "открывающим возможность пересмотра многих неправосудно вынесенных приговоров как в СССР, так и в современной России".

Другой защитник Фатхуллы Исхакова, адвокат Павел Васильев, также отметил, что рассмотренный КС случай стал первым в истории российского судопроизводства, где "сложились воедино несколько критериев: давность вынесения приговора; судебные ошибки, допущенные еще на стадии вынесения приговора судом первой инстанции, признанные спустя более чем 60 лет". "Учитывая норму закона, что приговор по вновь открывшимся обстоятельствам имел процессуальную возможность обжаловать только прокурор, осужденный стал заложником данной правовой нормы", — подчеркнул Васильев.

Виталий Буркин и Фатхулла Исхаков
Виталий Буркин и Фатхулла Исхаков

После решения Конституционного суда Фатхулла Исхаков обратился с жалобой в Верховный суд России об отмене своего приговора. 18 мая 2022 года президиум Верховного суда (ВС) РФ по представлению председателя ВС возобновил производство по делу Исхакова, постановив направить материалы дела в Шестой кассационный суд общей юрисдикции в Самаре.

"ФИНАЛ ОКАЗАЛСЯ НЕ ФИНАЛЬНЫМ"

8 июля кассационный суд в Самаре начал рассматривать дело пенсионера. Заседание началось с оглашения так называемого "информационного письма" в суд, направленного заместителем прокурора Башкортостана Русланом Абзалетдиновым. В письме ставились под сомнение все признательные показания Наиля Саитбатталова и свидетелей Асфандиярова, Тимербулатова и Зайнетдинова, данные ими в 2012-2013 годах. В очередной раз утверждалось, что "обвинение в содеянном Исхакову предъявлено обоснованно".

Защитник пенсионера юрист Виталий Буркин вновь заявил в суде, что приговор 1959 года в отношении Фатхуллы Исхакова "подлежит безусловной отмене, с прекращением уголовного дела". Буркин также обратил внимание суда, что из дела в последнее время исчез ряд важных материалов.

— Грубо вырваны ряд процессуальных решений, доказательств по делу. Исчезла видеозапись допроса ключевого лица — потерпевшей Хайруллиной (ранее — Рахматуллиной) — после того, как дело побывало в республиканской и районных прокуратурах. Исчезли схемы, которые чертили свидетели обвинения на месте происшествия при проверке их показаний оперуполномоченным Галиуллиным, — заявил Буркин.

Адвокат Павел Васильев поддержал своего коллегу, отметив, что "президиум Верховного суда РФ, конечно, мог сам рассмотреть это дело по существу и отменить приговор". Само дело 1959 года адвокат назвал "фактом вопиющей фальсификации", а нынешнюю позицию прокуратуры Башкортостана — "жонглированием, только не мячиками, а фактами".

— Я его [письмо зампрокурора Башкортостана] прочитал, у меня просто волосы дыбом встали. Представлять в суд такую искаженную информацию — это непозволительно для такого серьезного должностного лица, как зампрокурора республики! — заявил Васильев.

— Я еще раз наберусь сил и заявлю о своей невиновности. Меня столько лет мучили этим делом, столько надо мной издевались. Я никогда не был преступником и хочу сейчас лишь одного — с честным именем уйти в иной мир. Я не могу вас [судей] умолять уже, вы главное решите честно, — сказал пенсионер, выступая в суде.

Фатхулла Исхаков и его защитники ожидали, что решение будет вынесено в этот же день. Как заявлял Виталий Буркин, у него, его коллег и у самого Исхакова на этот раз не было сомнений в положительном исходе. Но неожиданно представитель Генпрокуратуры РФ Овчинникова попросила отложить вынесение решения на несколько дней, чтобы подготовить свои возражения.

18 июля представитель Генпрокуратуры, повторив все доводы из письма башкортостанской прокуратуры, заявила, что приговор Исхакову был законным — и оснований для его реабилитации не имеется. Суд отказал в отмене приговора.

"Судебно-прокурорская система России — уникальное явление. Дабы покрывать преступления нижестоящих судей и прокуроров — вышестоящие готовы идти на новые и новые преступления. И даже решение Конституционного суда в этих условиях не гарантирует тебе легкой победы. Издевательства над 85-летним Фатхуллой Исхаковым продолжаются", — написал Виталий Буркин в соцсетях сразу после оглашения решения суда.

— Финал оказался не финальным, — горько иронизирует Буркин. — Безумная, совершенно абсурдная ситуация сохраняется. Никто — ни адвокатское сообщество, ни широкая общественность — не понимает, почему так упорствуют прокуроры и судьи. Боятся за честь мундира, боятся, что государству придется выплачивать многомиллионную компенсацию за годы, несправедливо проведенные Исхаковым в тюрьмах? Да, будет компенсация, и практика такая: год отбытия наказания по незаконному приговору сейчас оценивается в два-три миллиона рублей. А честь государства, честь правоохранительной и судебной системы... Доверие к ним как оценить? Словом, все в шоке от вынесенного решения; прежде всего, сам Фатхулла Исхаков. Ему ведь уже и компенсация не больно-то нужна, он лишь хочет восстановить свое доброе имя. Конечно, состояние духа у него сейчас угнетенное, несмотря на относительно нормальное состояние физического здоровья. Но мы его в любом случае все же оправдаем.

Виталий Буркин добавил, что решение самарского суда в ближайшее время будет обжаловано в Верховный суд России.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Форум

XS
SM
MD
LG