Ссылки для упрощенного доступа

Владислав Долгов из села Красная Горка возле города Мамадыш в Татарстане несколько лет добивался права оформить социальный найм на квартиру, выданную ему взамен жилплощади в снесенном городскими властями бараке. В итоге новую квартиру у него отобрали, а из старой "выселили" —​ несмотря на то, что барак к тому времени уже сровняли с землей.

"Истец: Долгов Владислав Геннадьевич, БОМЖ. Ответчики: Президент Республики Татарстан Минниханов Р.Н., заместитель Руководителя Аппарата Президента Республики Татарстан, начальник Управления по работе с территориями Президента Республики Татарстан И.М. Гарипов, начальник Управления Президента Республики Татарстан по работе с обращениями граждан Р.Р. Килькеева".

Это фрагмент "шапки" искового заявления, которое неделю назад рассматривал Вахитовский районный суд Казани. Долгов требовал признать бездействие должностных лиц незаконным и предоставить ему квартиру. Иск он проиграл. Впрочем, Долгов замечает, что с самого начала понимал: шансы выиграть дело в России равны нулю — вся надежда на Европейский суд по правам человека.

В паспорте у юриста Владислава Долгова стоит штамп с пропиской в бараке в селе Красная горка. Барака нет уже несколько лет.

В паспорте у юриста Владислава Долгова стоит штамп с пропиской в бараке в селе Красная горка. Барака нет уже несколько лет. Долгова прописали в нём в 1998 году. Построен он был в 1950-е и, по данным Совета Красногорского сельского поселения, всё это время был ничей. В 2009 году барак включили в перечень аварийного и подлежащего сносу жилья. А в октябре 2012 года квартиры оказались в реестре муниципальной собственности Красногорского сельского поселения Мамадышского района. Единственным документом, послужившим основанием для внесения в реестр, стал акт инвентаризации.

Позже, в 2015 году, прокуратура Мамадышского района Татарстана подтвердит предположение Долгова: муниципалитет присвоил барак незаконно. Внесение в реестр произошло "без соблюдения требований указанных норм закона", значится в ответе надзорного ведомства на обращение Долгова, подписанном прокурором Мамадышского района Радмиром Надыршиным. Статья 225 Гражданского кодекса РФ требует, чтобы признание прав собственности муниципалитета на недвижимость сопровождалось решением суда, указывает прокурор.

Более того, в своём ответе Надыршин констатирует: согласно российскому законодательству, находящиеся в аварийном состоянии жилые помещения приватизации не подлежат, а значит, квартиры в бараке, оформленные в собственность после того, как дом признали аварийным, приватизированы "в нарушение требований законодательства".

Владиславу Долгову также дали квартиру. Но никаких документов, кроме акта приемки-передачи, подписанного со строившей дом компанией, на руках у него не оказалось.

В 2013 году жителей барака расселили. Соседям Долгова, ставшим к этому времени собственниками своих квадратных метров в бараке, предоставили квартиры по программе социальной ипотеки. Компенсацию за жилплощадь в аварийном фонде (по 11 тысяч за квадратный метр) им засчитали в качестве первоначального взноса. Недостающую сумму люди взяли у республики в кредит.

Владиславу Долгову, свою жилплощадь в бараке не приватизировавшему, также дали квартиру. Но никаких документов, кроме акта приемки-передачи, подписанного со строившей дом компанией, на руках у него не оказалось. А когда после безуспешных попыток добиться заключения договора социального найма Долгов обратился в суд, муниципалитет подал встречный иск.

Суд встал на сторону муниципалитета и лишил Долгова прав пользования жилым помещением

Суд встал на сторону муниципалитета и лишил Долгова прав пользования жилым помещением. Но не квартирой в новом доме, а квартирой в бараке, который к тому времени уже сломали. Основанием, позволившим суду вынести такое решение, послужили показания одного из соседей, сообщившего, что ответчик, по его наблюдениям, жил и работал в Казани, а в бараке он видел его всего раз. Верховный суд Татарстана поддержал позицию Мамадышского суда.

Как можно лишить человека прав на несуществующее жилье? Как суд мог принять иск исполкома, выступившего собственником несуществующего жилья?

Долгов недоумевает: как можно лишить человека прав на несуществующее жилье? Как суд мог принять иск исполкома, выступившего собственником несуществующего жилья? Более того — как исполком может считаться собственником, если он оформил право собственности на барак с нарушением закона?

Неожиданно на сторону бездомного юриста встал аппарат президента Татарстана. Курирующий работу с территориями Ильнур Гарипов (именно он указан в иске к Минниханову одним из ответчиков) в ответе на обращение мамадышца заверил, что ему полагается квартира.

С тех пор дело не сдвинулось с мертвой точки.

Долгов пытался добиться личного приема у Минниханова. Безуспешно. Поэтому третьим ответчиком в его иске значится чиновница Роза Килькеева, курирующая работу с обращениями граждан.

Сейчас Долгов снимает квартиру. Сетует, что формально и фактически они с дочкой, поступившей в этом году в институт, бомжи.

За время, что длилась переписка с аппаратом президента Татарстана, Долгова выселили из новой квартиры. Он замечает, что отдал ключи без скандала: в самом деле, не грозиться же сжечь дом вместе с собой? И продолжает надеяться на то, что суд вынесет решение в его пользу. Правда, оговаривается он, вряд ли это произойдет в России.

Сейчас Долгов снимает квартиру. Сетует, что формально и фактически они с дочкой, поступившей в этом году в институт, бомжи. Но несмотря на бесплодные попытки добиться права на квартиру, юрист уверен — его соседям не стоило приватизировать квартиры в бараке. Тогда бы они получили новое жилье в соцнайм, а потом его приватизировали (согласно российскому законодательству, воспользоваться правом приватизации можно один раз).

А если скоро люди не смогут платить? Их будут выселять, и это будет трагедия.

Сейчас же бывшие жители барака в Красной Горке платят по 10-12 тысяч в месяц. В Мамадышском районе, подсчитывает он, заработать столько денег, чтобы платить ипотеку и ещё хватало на жизнь, практически нереально. Поэтому люди уезжают — в Набережные Челны, в Казань. Снимают там жилье и работают, выплачивая кредит за квартиру в Мамадыше. Таких бараков — возведенных в начале века, а сейчас снесенных — в окрестностях Мамадыша десятки.

— А если скоро люди не смогут платить? Их будут выселять, и это будет трагедия, — предполагает Долгов.

Впрочем, уточняет он, никто из тех, с кем он разговаривал, рекомендациям не внял. И его собственный печальный опыт пока вряд ли может служить аргументом в пользу отказа от приватизации ветхого жилья.

Долгов даже подозревает: скорее всего, квартиру у него отняли не потому, что она понадобилась муниципалитету. А потому что, сумей доказать он свою правоту, получился бы опасный прецедент. И страшно представить, сколько бы денег могли сэкономить переселяемые из ветхого и аварийного жилья татарстанцы.

— Люди будут думать: почему ему дали бесплатно? А нам нет? Но с другой стороны, прошло четыре года, а я не остановился. Может, проще решить вопрос? — рассуждает он.

Впрочем, прецедент уже есть. В апреле этого года в Чистополь приехал председатель наблюдательного совета госкорпорации "Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" Сергей Степашин и целая делегация чиновников, которые торжественно вселили аварийщиков в новый дом. А потом оказалось, что вселились только те, кто по какой-то причине до сих пор не приватизировал свои квартиры. Новые они получили в соцнайм и в перспективе смогут их получить в собственность через несколько лет.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG