Ссылки для упрощенного доступа

Борщевик Сосновского захватывает "Русско-немецкую Швейцарию" в Казани


Все фото сделаны этим летом в "Русско-немецкой Швейцарии"

Чужеродные виды растений вовсю разрушают экосистему даже в заповедных уголках Татарстана. Программ борьбы с ними, как выяснили "Idel.Реалии", нет. Более того —​ если дело не касается сельхозземель, государственные и муниципальные органы переводят стрелки друг на друга, отказываясь заниматься проблемой. На территории памятника природы "Русско-немецкая Швейцария" разрастается борщевик Сосновского. Ни Минлесхоз РТ, ни Минэкологии РТ, ни Россельхознадзор, ни горисполком Казани ему не мешают.

Пару недель назад я впервые за много лет заглянула в Скотские горы (урочище "Русско-немецкая Швейцария") — особо охраняемую природную территорию регионального значения практически в центре Казани. Перешла через железную дорогу, свернула на узкую тропинку, ведущую вниз, к берегу Казанки и… уперлась в бурелом.

Через пару поваленных деревьев я перелезла, но дальше не смогла. К Казанке пришлось пробираться, взобравшись сначала на холм, а затем спустившись вниз по крутому склону. Но и там, внизу, на пути к речке валялись стволы деревьев — препятствия, которые в предыдущие свои визиты я не встречала.

С того дня я заглянула на территорию памятника природы еще несколько раз. Тропинку частично расчистили — видимо, сами здешние обитатели (дачники, рыбаки, отдыхающие) столкнули несколько стволов в овраг. Теперь мое внимание привлекли заросли ядовитого борщевика Сосновского. Я помню его растущим здесь и раньше, но растения стало заметно больше. Его густые заросли — везде вдоль грунтовой дороги, а также у самой воды. А единичные экземпляры проявляются тут и там на всем промежутке между грунтовкой и берегом.

Опасный борщевик в наших краях не редкость. Но памятник природы, даже не местного, а регионального значения — это особая территория. Как гласит федеральный закон "Об особо охраняемых природных территориях" №33-ФЗ, "памятники природы — уникальные, невосполнимые, ценные в экологическом, научном, культурном и эстетическом отношениях природные комплексы, а также объекты естественного и искусственного происхождения". У Скотских гор есть даже контролирующий орган — министерство лесного хозяйства Республики Татарстан. Как вышло так, что контролирующий орган у территории есть, а контроля за быстро распространяющимся по ней, ядовитым и опасным растением нет?

В поисках ответа на этот вопрос "Idel.Реалии" обратились к органам государственной власти и местного самоуправления, а также к ученым.

"ТУТ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЦЕЛЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПОДХОД"

Индира Томаева, ведущий советник отдела биоразнообразия Минлесхоза РТ считает, что за распространением борщевика Сосоновского могут следить органы сельхознадзора, и муниципальные власти, то есть собственники участка. Но точно не Минлесхоз.

— До тех пор пока нет нарушения законодательства по отношению к территории, в частности строительства дорог, зданий, нет оснований кого-то привлекать к ответственности. Инспектор выходит на первый план тогда, когда совершилось нарушение. В том, что вырос борщевик Сосновского — на кого будешь составлять протокол? На борщевик ведь не составишь.

—​ На тех, кто допустил, что он там растет.

Давайте выделим энную сумму, объявим аукцион, назначим ответственного

— Но он растет по всей территории республики! Сядьте на электричку, проедьте — он километрами растет. Я вернулась недавно из Подмосковья. Все Подмосковье в этом борщевике! Вдоль всех дорог! Тут должен быть целый государственный подход. Есть у нас программа "Охрана окружающей среды" (госпрограмма "Охрана окружающей среды, воспроизводство и использование природных ресурсов Республики Татарстан на 2014 – 2020 годы" — "Idel.Реалии"). Вот если бы отдельным пунктом внесли в эту программу и сказали: "Все! Вся республика борется с борщевиком! Давайте выделим энную сумму денег, объявим аукцион, назначим ответственного, допустим, в лице министерства сельского хозяйства. Мы дадим им сколько-то миллионов рублей, посчитаем, сколько нужно гербицидов, чтобы это все ликвидировать на корню". В один год не решить эту проблему — это многолетняя будет программа мероприятий. И целенаправленно уничтожать борщевик Сосновского механическими, химическими способами.

—​ То есть республиканская программа должна быть?

— Да, потому что это проблема для всех муниципальных районов, я думаю так. Нужно, во-первых, обследование провести, посмотреть, какие районы страдают от этого, в каких местах, вдоль каких дорог он растет. То есть оценить масштаб бедствия. На какую-то комиссию все это возложить, чтобы они сказали: да, мы собрали сведения со всех районов, протяженность общая примерно такая-то, общая площадь в гектарах такая-то. Помножим на необходимое количество химикатов — нужно столько-то литров гербицидов. Цена их такая-то. Значит, цена вопроса — столько-то миллионов рублей. Все! Республика решила с этим бороться. И включается в программу "Охраны окружающей среды".

КОМУ БОРОТЬСЯ С СОРНЯКОМ?

После разговора с Минлесхозом я обратилась в пресс-службу Минэкологии РТ с вопросом о том, ведет ли ведомство борьбу с борщевиком Сосновского. После суточного тайм-аута ответ министерства был таков: "Этим вопросом мы не занимаемся. Вам надо в другую организацию". В какую — не указали.

Сергей Ахмедьянов, заместитель начальника отдела фитосанитарного надзора и надзора за качеством зерна и семенного контроля управления Россельхознадзора по РТ, также считает, что бороться с борщевиком должны муниципальные органы власти — собственники территории. Но при попытке выяснить, какой нормативный акт возлагает на них такую ответственность, мы обнаружили, что он точно не известен.

Так, в КоАП РФ (статье 10.1), говорит Ахмедьянов, расписана ответственность за непроведение мер по борьбе с особо опасными карантинными объектами, сорными растениями, болезнями, вредителями растений. Однако, к особо опасным карантинным растениям он не относится (так как не представляет угрозы для сельскохозяйственных культур) — только к сорнякам. А кто или что обязывает муниципалитеты бороться с сорняками?

Если зарастают сорняками земли сельхозназначения, собственников участков можно привлечь к ответственности в рамках земельного контроля, объясняет Ахмедьянов. Причина — участки не используются по назначению. Но если речь идет о землях населенных пунктов, то обязательство следить за сорняками может быть прописано, например, в местных правилах благоустройства.

Упоминание о необходимости уничтожения сорняков я обнаружила в решении Казанской городской Думы №2-9 от 8 июня 2006 года "О благоустройстве и озеленении города". Речь в нем идет о газонах. Вопрос, относится ли та же норма к сорным растениям в памятниках природы.

Пресс-служба мэрии Казани ситуацию не прояснила. На вопрос, почему исполком не борется с борщевиком Сосновского на территории Скотских гор, она отвечать отказалась.

"БОРЩЕВИК СКОРО БУДЕТ ДОМИНАНТОМ, КАК АМЕРИКАНСКИЙ КЛЕН"

Александр Прокофьев, кандидат биологических наук по экологическому профилю, профессор Российской академии естествознания, заслуженный работник науки и образования России, считает, что ситуация с борщевиком Сосновского в республике ужасная. Еще лет тридцать назад, когда он сам был студентом, это растение в Татарстане встречалось настолько редко, что преподаватели были готовы ставить пятерки отыскавшим его студентам. А уже пять-семь лет назад огромные заросли борщевика он увидел в хозяйственной зоне раифского участка Волжско-Камского биосферного заповедника.

— Я просто ужаснулся! Это же страшный аллерген, страшный сорняк. Мимо него пройдешь в солнечную погоду — и волдыри возникают, потому что вокруг него эфирные испарения. И эти эфирные масла в аэрозольном виде могут попасть.

—​ Даже если его не заденешь, а просто мимо пройдешь?

— Даже если не заденешь, даже если около него побудешь, потому что это страшный сорняк. Должна быть какая-то программа республиканская теперь уже по уничтожению этого сорняка. А уничтожать его — нужно надевать чуть ли не костюм химзащиты.

—​ А каким образом его можно уничтожить?

Даже если семена незрелые, они, если просто скосить его, могут дозреть

— Во-первых, исключительно механически. Причем до образования семян. Как только метелка начинает образовываться, это уже чревато. А если метелка сформирована уже, даже если семена незрелые, они, если просто скосить его и оставить на обочине дороги, могут дозреть. Да его даже никто и не косит! Даже дела нет никому!

Он растет прекрасно: его никто не трогает, животные его не кушают, птицы не клюют. Он никому не нравится из-за того, что у него повышенное содержание этих эфирных масел. Противных причем, для человека совершенно непригодных. Замечательно перезимовывает, врагов у него нет. Он рассыпает эти семена, они разлетаются — и всё! Получается оптимальный самосев этого сорняка. Вообще ужас, конечно.

—​ А вы не помните, у нас когда-нибудь с ним боролись?

— Всегда считалось, что это карантинный сорняк, то есть это опасный сорняк, но тем не менее не в таких как бы масштабах он, пока еще угрозу никакую естественной флоре не представляет, а так вот единично. Какое там единично! Он активно занимает [территорию]. Еще немножко и будет доминантом, как американский клен.

—​ Он, занимая какую-то площадь, не дает расти другим растениям?

— Совершенно верно. Если, например, выкопать любое растение, его корневая система обладает каким-то запахом. Все говорят, что это от земли. От земли — само собой, но еще и корневая система, для того чтобы никто не посягал, другая корневая система не задела — они же тоже переплетаются между собой — выделяет эфироподобные вещества. Аллелопатия это называется во флористике, ботанике. Это уникальное приспособление у борщевика очень развито.

Из-за его большого количества в сене часто случался падеж лошадей

Прокофьев рассказывает, что в нашей стране были успешные программы по борьбе с опасными сорняками. Так, например, в советские времена, еще при Сталине, очень сильно разросся болиголов — ядовитое растение. Из-за его большого количества в сене часто случался падеж лошадей. Было принято решение: уничтожить, добиться того, чтобы в сене болиголова было минимальное количество. И добились этого, объясняет ученый, механическим путем: в фазу вегетации его выкорчевывали. В итоге в сене его не стало.

— То есть такие примеры в истории нашей страны были, с ядовитыми растениями боролись, эффективно боролись. Сейчас проблем очень много, но с этим борщевиком на протяжении уже десятилетий [занимаются] просто-напросто спустя рукава. А он все вырастает и разрастается, он все занимает и занимает. Я говорю: скоро будет доминантом.

"ВСЯ ЭКОСИСТЕМА МОЖЕТ БЫТЬ УНИЧТОЖЕНА"

В реестре особо охраняемых природных территорий в Республике Татарстан говорится, что на территории урочища "Русско-немецкая Швейцария" существует единственная в республике популяция норичника теневого — растения, внесенного в Красную книгу РТ. То есть это единственное место в Татарстане, где он растет. Чтобы узнать, угрожает ли распространение борщевика норичнику "Idel.Реалии" обратились к Вадиму Прохорову, кандидату биологических наук, доценту кафедры общей экологии института экологии и природопользования КФУ, изучающему редкие виды флоры республики.

Прохоров считает, что угроза реальна. Норичник растет в районе ключевого болота, там, где на поверхность выходит родник, говорит он. Но эти же места захватывает и борщевик, то есть составляет краснокнижному растению конкуренцию.

Специалист согласен с тем, что за борщевиком нет контроля.

— Это вообще не только борщевик. Это [касается] всех инвазивных видов, которые у нас сейчас распространяются. Формально за ними должен смотреть орган надзорный, Россельхознадзор, наверное, который занимается карантинными видами. Но они этим занимаются только на сельхозземлях. А такой структуры, которая бы этими проблемами занималась в естественной природе, у нас нет. И вообще эту проблему пока как бы не очень замечают. Краснокнижные виды всех интересуют, а то, что эти заносные виды, инвазивные большую опасность представляют для экосистем, чем исчезновение редких видов...

У нас во многих регионах уже составляют так называемые черные книги. Посмотрите в интернете. Есть хорошая книга 2010-го года издания. Называется "Черная книга флоры средней полосы Европейской России". Она есть в виде сайта — ее люди оцифровали ("Чёрная книга флоры Средней России. Чужеродные виды растений в экосистемах Средней России", в ней приведены данные по 52 широко распространенным инвазивным видам растений — "Idel.Реалии"). Там эта проблема обоснована: почему и как.

Есть международные программы по борьбе с инвазивными видами. Мы в них как бы формально участвуем, но реально никто никаких действий не предпринимает. Даже элементарно инвентаризации нет, учета того, где [они произрастают]. Прежде чем бороться, надо сначала инвентаризацию провести. Даже этого этапа еще нет.

—​ Я не совсем поняла, почему исчезновение краснокнижных видов представляет меньшую угрозу, чем нашествие инвазивных.

— Потому что инвазивные виды могут полностью всю экосистему уничтожить. Грубо говоря, у них нет ни конкурентов, ни хищников. И вот клен американский, борщевик. Есть еще эхиноцистис лопастный, его еще “бешеный огурец” называют в народе — он в поймах рек как лиана растет. Такие колючие плоды у него.

—​ Он тоже у нас тут распространяется?

— Он тоже. Пойменные экосистемы во многих местах полностью уничтожены. Там никаких местных видов не осталось.

—​ В Татарстане именно?

Он всё вытеснил: не остаётся вообще никаких местных видов

— Да. Я нахожусь сейчас в национальном парке "Нижняя Кама". Здесь есть участки, где полностью клен американский растет. Кроме него больше ничего нет — он всё вытеснил в пойменных участках. И там, конечно, не остается не только краснокнижных, там вообще никаких видов не остается местных. Они все полностью разрушаются.

—​ А в национальном-то парке с американским кленом борются?

— А невозможно бороться. Нет методов борьбы. Может, какие-то биологические методы будут, но они не разработаны.

—​ А просто вырубка не решает проблему?

— Нет, конечно.

—​ Борщевик на Скотских горах, получается, не только этот норичник может уничтожить, но и луговую-степную растительность?

— Сухие места он не очень любит. Он все-таки любит достаточное увлажнение. Поэтому его в горах практически нет. Он вдоль железной дороги и около грунтовой дороги — там же заболоченная местность, там как раз ключевое болото было. И он там все вытеснил. Кроме него, там ничего не растет сейчас. Сплошные заросли когда он образует, под ним возобновляться ничего, кроме борщевика, не может.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG