Ссылки для упрощенного доступа

"Я не хочу убивать". Мобилизованные борются за альтернативную службу


Мобилизованные военнослужащие армии России. Владивосток, 27 сентября 2022 года

Призванные в армию РФ по мобилизации россияне, не желающие воевать в Украине, пытаются добиться перевода на альтернативную службу "по убеждениям совести". Право не воевать есть у каждого и гарантируется Конституцией России. Но, несмотря на это, мобилизованные сталкиваются с угрозами военкомов и отказами судов. Впрочем, единичные истории успеха, когда мобилизованные возвращались домой, правозащитникам известны.

42-летнего казанца Руслана Шаяхметова призвали в Татарстане одним из первых. Еще 13 сентября на заводе "Татспиртпром", где он работает, составили списки мужчин с военными билетами. 21 сентября в России объявили "частичную" мобилизацию. Меньше чем через неделю в отделе кадров завода Руслану вручили повестку.

Айгуль и Руслан Шаяхметовы
Айгуль и Руслан Шаяхметовы

— В повестке было указано, что нужно прийти к 8 утра 28 сентября. Мы пришли. А в девять утра его уже забрали. И еще многих с его завода. "Татспиртпром" — вроде не государственное предприятие (АО "Татспиртпром" принадлежит правительству Татарстана через АО "Связьинвестнефтехим" — "Idel.Реалии"), но списки они подали одними из первых. Муж уже пятерых ребят там нашел своих, — рассказала Радио Свобода жена Руслана, Айгуль Шаяхметова.

Ее муж против вторжения России в Украину и точно не собирался в зону боевых действий, говорит Айгуль. В военкомат он пошел, чтобы сообщить, что воевать отказывается: у него есть маленькие сыновья одиннадцати и пяти лет, тяжелобольная мать на иждивении и проблемы с собственным здоровьем — сильные боли в спине. На военкома, впрочем, это впечатления не произвело. В этот же день Шаяхметова с другими мобилизованными отправили в распределительный центр "Казань-Экспо".

— Он не хотел воевать. Его когда увозили, он сидел в автобусе, и я вижу, он плачет. Ему 42 года — разве мужчина будет плакать? Он и курицу убитую видеть не может, а тут людей надо убивать. Он мягкий по характеру, добрый, — рассказывает Айгуль.

По ее словам, мужа забрали без медкомиссии. Обещали провести медицинское освидетельствование позже, в распределительном центре, однако осмотр так и не провели. В части Руслану заявили, что надо было сразу приходить со всеми медицинскими справками: "Но откуда ж мы знали, мы же были первыми, кого мобилизовали!" — сетует Айгуль.

Руслан подал рапорт на перевод его на альтернативную службу, в котором заявил, что несение военной службы противоречит его убеждениям совести. "Я не хочу никого убивать", — написал он в рапорте. В военкомате рапорт принять отказались. Айгуль отправила копию рапорта в военкомат по почте, но, похоже, документы так и не забрали — никакого уведомления от почты женщина не получила.

После этого Руслан обратился в Ново-Савиновский районный суд Казани, но тот в удовлетворении иска о переводе на альтернативную службу отказал. Судья сообщил, что принятие решения о переводе не относится к задачам призывной комиссии. По мнению суда, замена военной службы на альтернативную не предусмотрена законом. 25 октября это решение поддержал Верховный суд Татарстана. Причем апелляционную жалобу рассмотрели очень быстро — суд прошел через день после поступления материалов.

— В законе об альтернативной службе сказано, что она полагается только гражданам возрастом с 18 до 27 лет. А в период мобилизации она вообще не предусмотрена, суд на это ссылается, — говорит адвокат Шаяхметова Эдуард Багаутдинов.

Почти месяц Руслан провел в "Казань-Экспо". Как проводилась подготовка, он рассказывал жене: мобилизованные проводили все время на улице в выданной легкой демисезонной обуви и мокрой одежде — в Казани идут дожди, сушить форму негде. Жена привезла Руслану зимнюю обувь — сильно стали мерзнуть ноги.

25 октября Шаяхметова отправили на поезде в Воронежскую область. В первые же сутки случилось несколько инцидентов. Двое мобилизованных мужчин погибли, выпав с поезда. До этого они сильно пили. Радио Свобода направило запрос в Минобороны России, чтобы проверить данную информацию. На момент публикации материала ответ получен не был.

— Один свалился с поезда. Второй вроде между поездами как-то остался, погиб, — рассказывает Айгуль. — Еще 12 человек отстали от поезда. У них там туалет что ли сломан был, и на станции их выпустили, открыли вагон. Поезд тронулся, а они остались без курток на улице. Им вызвали полицию, она должна их как-то отправить до следующего места назначения. Там очень много алкоголиков. Набрали их, чтобы количество показать. Всех-всех отправляют, а потом скажут, что нам не нужны такие.

По словам Айгуль, это не первые инциденты с мобилизованными в Казани. Во время обучения в первый месяц в "Казань-Экспо" случилась серьезная драка, закончившаяся уголовным делом:

— Когда ребят на полигон повезли, им раздали лопаты, чтобы копать окопы. И двое напали на одного парня. Чтобы защититься, он их лопатой рубанул по голове. Тогда человек вроде жив остался. Там тоже дедовщина начинается. Друг до друга докапываются, драк очень много. Это же ненормально. Человек способен и своего взять и убить! Им из-за этого автоматы уже не так часто давали. Вон, в Белгородской области расстреляли людей. И тут такое тоже возможно.

Сознательные отказчики

Одним из первых требовать перевода на альтернативную службу стал петербуржец Кирилл Березин. В рапорте военкому он написал, что ни разу в жизни не дрался и просто не способен выстрелить в другого человека. Однако призывная комиссия ответила отказом, даже не приобщив документ к материалам дела. 18 октября Невский районный суд Санкт-Петербурга отказал Березину в переводе на альтернативную службу. Сейчас он находится в воинской части в Белгородской области, где уже столкнулся с агрессией командира. По словам близких, полковник Анатолий Смердов обещал петербуржцу "выбить зубы", "стукнуть прикладом по голове" и "посадить в яму". Семья подала заявление в военное следственное управление в Белгороде.

27-летний москвич Павел (просил не называть свою фамилию) тоже пытается добиться перевода на альтернативную службу. Он был мобилизован с серьезными проблемами со спиной — у него сильные боли, ограничена подвижность, запрещены физические нагрузки, рассказывает его жена Олеся. Павел с трудом ходит, но никакого медосвидетельствования ни в военкомате, ни в части ему не проводилось. В воинской части в поселке Калининец Московской области мобилизованному изменили военную специальность с трубопроводчика на пулеметчика.

— Мой муж не ходит на обучение, пытается отстаивать свои права. Сегодня мы узнали, что его отправляют в другую часть — вероятно, в Санкт-Петербург. Я поговорила с командиром воинской части Алексеевым, рапорт о переводе на альтернативную службу он ещё не рассматривал, сказал, что все наши действия — это уголовная ответственность, — говорит Олеся. — Мой муж пытался покинуть часть, но командир не дал — встал на КПП и всем приказал не выпускать, вызвал полицию, угрожал, что мужа посадят в комнату наказаний. Собрал толпу — командиров, лейтенантов, офицеров, дежурных. В итоге растащили нас, меня выгнали с территории части.

Олеся направила жалобы в военкомат, комиссариат Москвы, генпрокуратуру, Минобороны.

Эдуард и Кристина Патлашкины
Эдуард и Кристина Патлашкины

Еще два призывника из Казани — 29-летний Ильнар Мифтахов и 27-летний Эдуард Патлашкин — также добиваются альтернативной службы "по убеждениям совести". Рапорт Мифтахова в воинской части был проигнорирован, а у Патлашкина его даже не приняли. Сейчас Патлашкин уже направлен в командировку для участия в "спецоперации". Мифтахову удалось пока остаться в части.

— Рапорт они у меня не приняли, и я пошел иным путем. Подал на ВВК (военно-врачебная комиссия) данные о здоровье. У меня гипертоническая болезнь третьей стадии. Вот я лежал, не вставал, говорил, что плохо мне. Так и остался, — рассказал Ильнар. — А все наши уехали, жалко их. Я не понимаю, как можно человека забрать, он же не вещь.

— "Ну, конечно, у вас же гипертония третьей степени, да-да, мы вас отпускаем". А до этого у него были гипертонии? Хотя он до этого писал рапорт, что хочет перевестись на альтернативную службу по убеждениям совести. Но они же не могут сделать это по его рапорту, поэтому ищут причины, — рассказывает координатор Движения сознательных отказчиков от военной службы Елена Попова.

Юристы и волонтеры движения помогают мобилизованным выработать стратегию общения с военными, консультируют их, составляют обращения в правоохранительные органы. Активисты подготовили каталог материалов в поддержку мобилизованных граждан.

По словам Поповой, успешные случаи возвращения мобилизованных домой есть:

— К нам обратилась Настя из Белгородской области, призвали ее молодого человека Мишу. Она говорит: он тихий, спокойный, мирный, ну куда ему в армию убивать людей? А родители, понасмотревшись телевизора, ему сказали: "Сынок, надо идти бить врагов. Все парни в нашей деревне ушли". И Миша под давлением родителей ушел. И мы написали рапорт ночью о его переводе на альтернативную службу. Он пошел к командиру части с рапортом. И перестал делать то, что делал до этого — маршировать, стрелять по мишеням, рыть окопы. И его никто не трогал. И командир части сказал: "У меня тут призваны один с инсультом, другой с инфарктом, третий с эпилепсией, я буду их отправлять обратно в военкомат. И вас тоже отправляю обратно". Мишу вернули.

Усилиями активистов и семьи также удалось вернуть домой отца троих детей:

— Второй успешный опыт — Дарья и ее муж Костя. У них трое детей. Они примерно так же действовали. Они вместе пришли к командиру части, отдали рапорт — и Костю отпустили. Но им в военкоматах гордость не позволяет отпустить из-за убеждений совести, и они придумывают обстоятельства: ну да, у вас трое детей и какое-то заболевание, поэтому мы вас отпускаем, — говорит Попова.

Здесь важно проявлять настойчивость, утверждает правозащитница. В большинстве случаев добиться успеха удалось благодаря активной позиции жен и решимости самих мобилизованных, которые снимают все происходящее на видео и спорят с полицией и военкомами. Так поступил Дмитрий Гуркин из Москвы. Ему удалось вернуться домой из военкомата — правда, сначала пришлось восемь часов провести в полиции.

Сайт Движения сознательных отказчиков заблокировала Генеральная прокуратура. 26 октября платформа Tilda, на которой был размещён сайт движения stoparmy.org, удалила его без предупреждения и объяснения причин. До этого о предстоящей блокировке группы движения на основании решения генерального прокурора уведомляла администрация социальной сети "ВКонтакте".

"Этого пока не произошло, но мы ожидаем блокировку в ближайшие дни. Причиной послужило якобы распространение фейков о российской армии. Движение сознательных отказчиков считает блокировки неправомерной атакой на свободу слова. Никаких фейков и дискредитации в наших ресурсах не было. Дискредитируют российскую армию военные комиссары и полицейские, систематически нарушающие права призывников. Мы будем продолжать помогать людям на законных основаниях не служить в армии, несмотря на давление", — пишут правозащитники.

Непроходимая инициатива

Российские власти утверждают, что альтернативная гражданская служба при мобилизации не предусмотрена. По закону об альтернативной службе, ее организация и прохождение в период мобилизации должны определяться федеральными законами. Проблема в том, что сейчас такого закона нет и вряд ли он скоро появится, говорит юрист Центра защиты прав человека "Мемориал" Даавр Доржин. Центр консультирует мобилизованных совместно с Коалицией юристов и экспертов российских правозащитных организаций.

— Это история о том, что государство сознательно оставило пробел, лакуну в законодательстве, чтобы произвольно применять закон, — считает Доржин. — И тут нужно смотреть на акторов, тех, чьи интересы затронуты. Я не уверен, что такая норма, даже если бы ее подготовили, прошла бы парламент. Российская государственная машина так устроена, что все ключевые решения принимаются в Администрации президента, и парламент просто голосует. И я предполагаю, что даже если какой-то добрый депутат выдвинет такую инициативу, она непроходима абсолютно. Есть принципиальная позиция отправлять всех на фронт. Одна генеральная линия и все должны ей подчиняться, — считает юрист.

— Сейчас такой закон никому не нужен — кто же будет в "специальной военной операции" участвовать? Возможно, помог бы какой-то прецедент, но как его создать? Положительных решений судов пока не было. Возможно, надо обращаться в Конституционный суд, раз в Конституции прописано право на альтернативную службу, — говорит адвокат Шаяхметова Эдуард Багаутдинов.

Право на альтернативную службу гражданину гарантировано 59-й статьей Конституции РФ: "Гражданин Российской Федерации, в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой".

Мобилизованных из Казани в их желании отказаться от участия в военных действиях поддерживает еще и Конституция Татарстана, в которой указано, что республика "отвергает насилие и войну как средство разрешения споров между государствами и народами".

По словам Доржина, Конституция обладает прямым действием. И чтобы применить эту норму, не нужно ссылаться на несовершенство законодательства.

27 октября Госдума приняла законопроект о прохождении альтернативной гражданской службы во время мобилизации. Но это вряд ли та инициатива, которую ждут мобилизованные: в законе "О мобилизации" появится новая статья, согласно которой людей, проходящих альтернативную службу в подведомственных госорганам организациях, могут отправлять на работу гражданским персоналом в войсках. Законопроект также разрешает призывать людей с непогашенной или неснятой судимостью за тяжкое преступление.

Родственники мобилизованных из Казани намерены дальше продолжать судиться за право их мужчин перейти на альтернативную службу. По словам Айгуль Шаяхметовой, она намерена защищать права мужа вплоть до Конституционного суда. Впрочем, по словам Доржина, не факт, что это поможет:

— По-хорошему, если есть законодательный пробел, Конституционный суд может его восполнить. Может приказать федеральному законодателю в течение, допустим, шести месяцев устранить этот пробел. Однако я знаю персональный состав суда, какая у них судейская философия и воззрения о том, как работает экономика, общество, право. И я предполагаю, что маловероятно, что Конституционный суд в этом вопросе пойдет в сторону справедливого решения. И отсутствие законодательного регулирования этой темы, скорее всего, продолжится.

  • Россия вторглась на территорию Украины 24 февраля 2022 года.
  • Президент Путин 21 сентября объявил в России мобилизацию, назвав ее "частичной". Власти заявили о планах набрать в армию 300 тысяч резервистов, которые прошли службу и имеют опыт участия в боевых действиях. Эти утверждения не прописаны в официальном указе о мобилизации, и с первого дня ее проведения из разных регионов поступают сообщения о нарушении заявленных ограничений.
  • 31 октября министра обороны России Сергей Шойгу поручил генеральному штабу завершить "частичную" мобилизацию в России. В пресс-релизе Минобороны утверждалось, что все мероприятия, связанные с мобилизацией, должны быть прекращены — в том числе подготовка и вручение повесток. Военкоматы, пункты сбора другие учреждения, которые участвовали в проведении мобилизации, должны перейти в обычный режим работы.
  • 1 ноября пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что соответствующий указ Владимира Путина о завершении частичной мобилизации не нужен: "Точка поставлена, частичная мобилизация завершена, нового этапа мобилизации в стране не будет", — сказал он.

Оригинал публикации: Радио Свобода

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

XS
SM
MD
LG