Ссылки для упрощенного доступа

"Москва же сама приоткрыла дверь..."


В Казани прошел пикет, посвященный 26-летию принятия декларации о государственном суверенитете Татарстана.

Сегодня с десяток человек вышли в пикет в сквере имени Тинчурина, посвященный 26-летию принятия декларации о государственном суверенитете Татарстана. Корреспондент "Idel.Реалии" поинтересовался у участников акции, что они испытывали в августе 1990 года, на что надеялись, и что чувствуют сейчас. Кроме того, на пикете подняли тему предстоящей пролонгации договора о разграничении полномочий между федеральным центром и республикой. По мнению участников акции, текст договора необходимо вынести на республиканский референдум.

Пока большинство казанцев праздновали сегодня день города и республики, чуть больше десяти пожилых мужчин вышли в пикет в сквер Тинчурина, чтобы отпраздновать другой важный для них праздник – 26 лет со дня принятия декларации о государственом суверенитете Татарстана.

Напомним, это произошло 30 августа 1990 года по решению Верховного Совета Татарской АССР. В декларации не было указано нахождение республики ни в составе РСФСР, ни СССР. Декларировалось, что Татарстан – это суверенное государство и субъект международного права, которое заключает договоры и союзы с Россией и другими государствами.

В документе, в частности, провозглашался государственный суверенитет Татарии, которая преобразуется в Татарскую Советскую Социалистическую республику – республику Татарстан. Кроме того, в документе говорилось о том, что земля, недра и природные богатства Татарстана "являются исключительной собственностью его народа".

В 1992 году большинство жителей республики на референдуме проголосовали за то, что республика Татарстан – это суверенное государство

В 1992 году большинство жителей республики на референдуме проголосовали за то, что республика Татарстан – это суверенное государство, субъект международного права, которое строит свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками и государствами на основе равноправных договоров.

За неделю до референдума Конституционный суд РСФСР признал некоторые положения декларации и постановление о проведении референдума не соответствующими основному закону страны. Тем не менее, 22 мая 1992 года Верховный Совет республики Татарстана своим постановлением утвердил республику в качестве суверенного государства. Через полгода принимается новая Конституция Татарстана, которую в апреле 2001 года Конституционный суд России признает несоответствующей главному закону в части положения о суверенитете республики. Через год Госсовет Татарстана принимает новую редакцию Конституции, приведя её в соответствие российской Конституции.

Корреспондет "Idel.Реалии" пообщался с несколькими участниками акции и узнал у них, что они испытавали в день принятия декларации, на что рассчитывали и что получили в итоге.

Фарит Закиев, председатель президиума Всетатарского общественного центра:

Мы думали, что победили и добились признания всех ценностей, за которые мы боролись с 80-х годов. Мы думали, что уже через пять лет войдем в ЕС.

– Мы тогда испытывали самые яркие эмоции. Мы думали, что победили и добились признания всех ценностей, за которые мы боролись с 80-х годов – правовое государство, верховенство права, свободные и честные выборы, свобода слова. Что всё это будет и очень скоро. Но оказалось не так – мы сейчас фактически вернулись к реставрации Советского Союза. А тогда мы чувствовали себя как будто заново родившимися. Мы думали, что уже через пять лет войдем в ЕС, были и такие серьезные намерения.

У нас в 1992 году была принята Конституция, там есть три базовые статьи – в Татарстане два равноправных государственных языка; на территории республики земля и её богатства принадлежат ислючительно народу Татарстана; Татарстан – суверенное государство, субъект международного права.

За 25 лет не проведено ни одного заседания Госсовета республики на татарском языке

А у нас получилось так, что два государственных языка есть только на бумаге. Сейчас по факту только один государственный язык в Татарстане – русский. За 25 лет не проведено ни одного заседания Госсовета республики на татарском языке. Если в Госсовете не используется татарский язык, значит он не является государственным. В Госсовете он не используется, в Кабмине не используется, в мэрии не используется, в суде не используется, в школах его нет. По языку произошел откат назад. Я думаю, что если бы не было так называемого суверенитета, закона о госязыках, может быть, даже было бы лучше.

Если бы не было так называемого суверенитета, закона о госязыках, может быть, даже было бы лучше

По поводу недр – это статья просто убрана из новой Конституции 2002 года. Про международное право там тоже ничего нет. Я не могу назвать Татарстан суверенным государством, он не является полноправным субъектом федерации, потому что федерации нет – у нас унитарное государство.

Теперь появилась проблема с договором о разграничении полномочий между федеральным центром и Татарстано, который планируют продлевать в следующем году. Наши требования, чтобы текст был готов к марту, чтобы его представили общественности, народу. Чтобы были общественные слушания по всему Татарстану, чтобы был референдум о согласии с текстом договора. Законодательством это разрешено. Главный вопрос в том, хватит ли нашему Госсовету политической воли.

Напомним, первый договор между Татарстаном и федеральным центром был подписан в 1994 году президентом России Борисом Ельциным и главой республики Минтимером Шаймиевым. По этому бессрочному договору Татарстан признавался государством, объединенным с Россией, а также имел право на собственное законодательство, налоги и гражданство. После прихода к власти Владимира Путина внесли изменения в федеральное законодательство, в результате чего был установлен двухлетний срок для обновления ранее принятых соглашений, а прежние договоры потеряли юридическую силу. По закону новые договоры должны были устанавливаться законами.

В 2007 году Путин и Шаймиев подписали договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти России и Татарстана. В течение следующего месяца договору присвоили статус федерального закона. Срок действия договора составляет 10 лет. В конце июня этого года спикер Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин заявил, что руководство республики намерено продлить действия договора, добавив, что Татарстан "не претендует на какие-то новые полномочия".

Рауф Ибрагимов, представитель Совета старейшин республики Татарстан:

С этого момента мы поняли, что, наверное, ничего не получится. Сначала сказали, что будет демократия, а по факту её не стало.

– В те годы я помню давление со стороны коммунистической партии и КГБ. Я рос в сельской местности, мы жили без паспорта, хотя даже на скотину был паспорт, а нам не давали. Я в то время так болел за Ельцина. Был подъем. Потом меня покоробило, когда приехал Сергей Шахрай (в то время – председатель комитета Верховного совета РСФСР по законодательству – ред.) и хотел увезти в Москву Шаймиева чуть ли не в клетке. И я подумал: "Ну для чего это?" Москва же сама приоткрыла дверь, но мы же никуда не уходим. С этого момента мы поняли, что, наверное, ничего не получится. Сначала сказали, что будет демократия, а по факту её не стало.

У нас в нашем доме 15 этажей. Я бы хотел, чтобы в нашем общем доме – России – у Татарстана и других регионов были равные права. Для этого у нас есть свой бюджет, но необходимо добиваться того, чтобы в федеральный центр отдавали только те налоги, которые требуются для содержания общего дома, но не более.

Рифкат Курмашев, член Всетатарского общественного центра:

Наша задача была достать побольше автобусов, чтобы больше людей приехало 30 августа на площадь Свободы. И нас приехало 80 автобусов.

– Тогда было не до эмоций. Мы – ВТОЦ Набережных Челнов – это организовали. Наша задача была достать побольше автобусов, чтобы больше людей приехало 30 августа на площадь Свободы. И нас приехало 80 автобусов. Весь Татарстан был одухотворен этим событием. Мы были высокого полета, надеялись на самое лучшее, на независимость. Конечно, мы добились многого, но другое дело, что почти всё потеряли – это нас огорчает.

Сегодня большинство людей считает этот день большим праздником, но нигде не упоминается слово "суверенитет". Мы провозгласили суверенитет во имя нашего будущего. Но получается так, что мы остались полуколониальным государством. Мы потеряли самое основное – недры должны были принадлежать народу Татарстана, наши законы должны были иметь верховенство над российскими, а с Россией мы должны были заключить паритетный договор. Договор сейчас есть, но он настолько усеченный, что из того, что было принято в 1994 году, урезано почти всё основное.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG