Ссылки для упрощенного доступа

Ирина Хакамада: "Я человек, который работает с реалиями, а не романтическими мечтами"


Ирина Хакамада в Казани

Вчера Казань посетила общественный деятель, политик, кандидат в депутаты Госдумы от "Партии Роста" Ирина Хакамада. Днем она провела встречу с журналистами и сторонниками, а вечером встретилась с журналистом "Idel.Реалии", которому рассказала о том, почему вернулась в политику спустя 11 лет, как относится к партии "Яблоко" и ПАРНАСУ, а также объяснила, почему ей "не западло" идти в Госдуму от партии, которую согласовал Вячеслав Володин. Кроме того, Хакамада ответила на вопрос, считает ли она Рустама Минниханова демократическим президентом и дала понять, что кристально честные выборы в Татарстане никто проводить не будет.

– Вы то ли в 2005, то ли в 2006 году закончили политическую карьеру. Я пока не буду спрашивать, почему вы решили вернуться в политику именно через "Партию Роста", а задам другой вопрос: вы жили себе не тужили, а тут вдруг решили вернуться. Почему?

– Реально в 2005 году, просто официально объявили в 2006-м. Я тужила, не было ничего прекрасного. Я за два года была в очень тяжелой ситуации. Только благодаря своим мозгам и силе воли я смогла все вытащить, потому что я кормлю сейчас всю семью. Я понимаю, что подошел край. Если экономически ничего не изменить, то наступит катастрофа, в результате которой мы получим железный занавес, а не либеральную революцию, хватит об этом мечтать.

– Вы на пресс-конференции в Казани сказали, что вы и другие предприниматели, став кандидатами от этой партии, рискуете своими активами. Вы думаете, что в нынешнем положении статус кандидата может вам чем-то помочь в жизни?

– А деваться некуда. Это все равно, что на вас наезжает грузовик на проезжей части и вам некуда бежать. Остается рискнуть и прыгнуть на него – может, под колеса попадете, а может, спасете свою жизнь. Вот и все.

– В интервью "Новой газете", отвечая на вопрос, почему вы не стали кандидатом от "Яблока" или ПАРНАСа, вы ответили, что это "долгий путь". Вы думаете, "Партии Роста" удастся быстрее если не прийти к власти, то хотя бы попасть в Госдуму?

– Я не думаю, я знаю. У нас уже есть опыт...

– Узнаваемости у партии практически нет.

Люди дошли до отчаяния, и бизнес может и проснуться

– Ну и что? Кто не рискует, тот не пьет шампанское. Сейчас турбулентность – все может быть. Люди дошли до отчаяния, и бизнес может и проснуться. Самостоятельная и креативная молодежь тоже дошла до ручки – я читаю мастер-классы по всем регионам, у меня полные залы по 400 человек именно молодежи.

– В том же интервью "Новой газете" вы сказали, что вам "не западло" идти кандидатом от партии, создание которой согласовал Вячеслав Володин.

– Володин согласовал Явлинского в этой кампании точно так же, только об этом "Новая газета" молчит.

– Я был уверен, что именно вам связываться с такими проектами будет как раз западло...

– Да? А с чего это мне тогда было не западло с Чубайсом, Гайдаром? Было то же самое – малый бизнес загибался и благодаря мне, влившись в эту фракцию, я пробила "вмененку", "упрощенку", и мы вместе пробили плоскую шкалу подоходного налога...

– Я говорю об отношениях с действующей властью.

– А вы не помните лозунг, с которым мы шли на выборы в 1999 году? Путина – в президенты, Кириенко – в Думу. А чего вы мне тогда говорите, западло мне или не западло? Тогда этот вопрос никто не задавал.

– Задаю сейчас.

– Ну, так я вам и отвечаю точно так же. Вы что делите всех только на черных и белых? У вас, кроме Путина, ничего в мире нет? Есть экономика, она не путинская, не ельцинская – она объективная. У нас есть методы, при которых мы можем достигнуть эффекта уже через полгода.

– Этот эффект будет, если вы сможете хотя бы преодолеть пятипроцентный барьер и получить мандаты в Думе.

– Да, мы за это и боремся. А если не сможем, то все равно Титов будет продолжать бороться в качестве уполномоченного, а партию мы будем укреплять так, что через пять лет всем покажем такое вообще.

– Свою партию не думали создать?

– Четыре раза создавала...

– Я помню.

– Нет, не думала. Хватит играть в самостоятельные игрушки, я готова уступить и быть просто рядовым членом.

– Мне все-таки непонятен ваш посыл, что идти в Госдуму от "Яблока" или ПАРНАСА – это долгий путь.

– Это 20 лет! Я не доживу.

– Почему у "Партии Роста" это может получиться быстрее?

– Я сказала вам, что мы занимаемся экономикой. Экономика не настолько политизирована. Вы не понимаете – власть прижата, у них у самих уже денег нет, они пойдут навстречу. Я не говорю, что быстрее, я говорю о том, что пройти так же, как они, но только они дальше будут биться за изменения всего политического контента, на что уйдет еще 20 лет, а "Партия Роста" будет биться за изменение экономической политики, что сегодня легче, потому что власти в этом заинтересованы. Путин дал добро и сказал: "Идите".

Власть прижата, у них у самих уже денег нет, они пойдут навстречу

Из Кремля ни копейки бюджетных денег, все очень экономно и очень тяжко, но нам так сильно не мешают, как ПАРНАСу – за нами не бегают все эти психи.

– Именно потому, что Путин дал добро.

– Да. Я человек, который работает с реалиями, а не романтическими мечтами. Я знаю, как потихоньку сделать здесь и сейчас, но здесь и сейчас! Этим я отличаюсь от лозунговых радикальных партий. Я готова портить свою репутацию среди радикальных демократов и радикальной демократической общественности, потому что каждый из них при этом ни разу в жизни не рисковал и не зарабатывал деньги собственным бизнесом и трудом, болтаясь из одной корпорации в другую. А я всю жизнь так живу.

– Вы сказали, что будете заниматься экономикой. Но экономика в нашей стране, к сожалению, напрямую сопряжена с политикой.

– А мы хотим поменять тренд.

– Вы думаете, что с минимальным количеством депутатов в Госдуме вам это удастся?

– При наличии Титова в качестве уполномоченного нам достаточно взять пять процентов. Плюс у нас есть одномандатники и отсутствие денег у власти. Это называется – в политике нет любви и дружбы – есть только соединение интересов. Сейчас интересы совпали, и если давить изнутри со всех сторон, то можно своего добиться.

– Не знаю, как сейчас, но в начале нулевых граждане негативно относились к бизнесменам. Вы считаете, что в Госдуме сейчас должны быть именно предприниматели?

– Такое отношение к предпринимателям поддерживается до сих пор. Но посмотрите, сколько на президентских выборах получил Прохоров – 7% при давлении и отборе голосов! У него точно так же, как у меня в 2004 году бюллетени просто выбрасывали в мусорный ящик и заменяли их на другие.

– Я не хочу говорить о Прохорове. В вашей партии есть такие фигуры, как Титов и Потапенко...

– Ну и что? Потапенко как раз доказал, что он представитель наемного, рыночного и самостоятельного класса. Титов тоже доказал – он пришел из бизнеса и стал защищать предпринимателей в диалоге с президентом. Я тоже это доказала, работая в СПС и министерстве по малому бизнесу. Известны несколько людей, но у всех у них чистейшая репутация.

– На пресс-конференции вы отвесили немало комплиментов Татарстану...

– А здесь по-другому нельзя.

– В республике у "Партии Роста" нет единого списка – он объединен с другими регионами, однако вы сюда приехали. Понятно, что либеральные или окололиберальные партии борются за избирателей в основном в крупных городах, потому что это проще. В Татарстане и так сильны позиции власти, но это подкрепляется еще и массовыми фальсификациями на выборах. Как вы считаете, при всем при этом у "Партии Роста" есть хоть какие-то шансы в республике?

– Если мы в Татарстане возьмем хотя бы пять процентов, по-моему, это уже круто. Знаете, какое правило олимпийского чемпиона? Я знаю это от многих источников. Если вы бежите стометровку, а "Партия Роста" именно это и делает – это спринт, вы не должны думать об этом, вы должны думать о том, чтобы каждый шаг сделать максимально профессионально и хорошо. Так вот я не думаю, сколько "Партия Роста" возьмет в Татарстане – я взяла и приехала. Все.

– Вы на пресс-конференции поделились мнением, что до 70% доходов регионов должны оставаться на местах. Это децентрализация. Вы считаете, что это вообще возможно в нынешних условиях?

– В политической и управленческой вертикали власти нет вопроса, возможно или невозможно. Стоит вопрос: или жизнь или смерть. Никуда не денутся, иначе умрут.

– Пять лет назад такого не было?

– Нет.

– Что изменилось?

– Цены на нефть упали, и тренд на рост этих цен ушел навсегда.

– Крым все-таки укрепил позицию большинства россиян, что мы идем по правильному пути.

– Это временное явление, патриотический взлет. А потом хочется кушать.

– Борис Немцов в ноябре 2014 года сказал мне, что из-за ситуации с Крымом многие граждане "находятся в состоянии имперского наркотического опьянения"...

– Отрезвление придет, он был прав. Народ трезвеет, даже в Крыму, судя по опросам, трезвеет. Я не за то, чтобы отдать Крым – его отдать никто не сможет.

– Но у вас есть разногласия в этом вопросе с партией.

– Это было условие моего вхождения в партию. Я считаю, что возможно договориться. Партнерами по переговорам, прежде всего, являются США, которые спонсируют Украину в переходный период, и конечно, сама Украина. Договориться о какой-то компенсации можно.

– Правильно ли я понял, что если бы вас заставляли признавать Крым Россией, вы бы в партию не пошли?

– Да, не пошла бы. Но мне такое не предлагали. Это характеризует Титова – он выстраивает децентрализованную партию, но ему очень важна консолидация людей по экономическим взглядам, потому что это приоритет. Здесь мы абсолютно единомышленники.

– Вы за последние несколько лет третий раз в Татарстане, если мне не изменяет память. Вы наверняка и лично со многими знакомы, и в прессе читаете о том, что у нас здесь происходит. Вопрос такой: вы считаете Рустама Минниханова демократическим или авторитарным правителем?

– У нас нет ни одного демократического руководителя в регионе, о чем вы говорите. У нас такая вертикаль власти – любой губернатор входит в эту вертикаль. Если он будет сильно демократическим, его просто не будет в качестве руководителя. Он никогда даже близко не подойдет. Кроме того, Татарстан имеет свои традиции.

В Татарстане без комплиментов нельзя

Это как Казахстан с Назарбаевым. Ислам наложил свои восточные традиции, поэтому здесь никогда особой демократии и не было, но важный нюанс в том, что в Татарстане, несмотря на авторитарные правила и игнорирование маленького бизнеса, правила для среднего и крупного бизнеса прозрачны и ясны. Поэтому огромное количество московских бизнесменов еще десять лет назад переехали сюда, потому что в Москве вообще бардак.

– С приходом Эллы Памфиловой стало заметно, что власти хотят провести выборы без крупных скандалов. Я задавал такой же вопрос Иреку Муртазину, хочу задать его и вам. Как вам кажется, может ли руководство Татарстана пойти на то, чтобы провести выборы максимально честно и прозрачно, показав тем самым всей России, что республика отличается не только хорошими экономическими показателями, но и самыми честными выборами во всей стране?

– На следующий день после оглашения результатов выборов (а если ваше предложение будет реализовано, "Единая Россия" просядет) глава республики будет любыми методами убран со своего поста. И придет другой, который закрутит гайки так, что мало не покажется.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG