Ссылки для упрощенного доступа

"Башнефть" у "Роснефти": почему Башкортостан получил то, что получил?


"Роснефть", недавно ставшая владельцем контрольного пакета акций "Башнефти" в 60,16 %, собирается получить право на выкуп остальных долей предприятия. Таким образом, Башкортостан может остаться не только без контрольного пакета в своей нефтяной компании, но и без остававшейся у республики доли в 25,79 %. Как и почему Башкортостан пришёл к ситуации, которая так сильно отличается от татарстанской?

Стартовые условия на заре 1990-х у соседних республик были очень похожими. Почему сегодня Башкортостан подходит к потере последней акции в ключевой отрасли своей экономики - и процесс потери топливно-энергетического комплекса был таким гладким?

Отсутствие крепкой местной идентичности

Первой проблемой стало отсутствие крепкой местной идентичности, распространённой в обществе Башкортостана достаточно широко. Такой, которая могла бы привести к консолидированной позиции большей части башкортостанского общества по принципиальным для республики вопросам. Например, к широкой негативной реакции на попытки московских структур установить контроль за ключевыми предприятиями республики. Очевидной проблемой стала несбалансированная национальная политика властей Башкортостана. Политика приоритета одной национальной культуры в условиях, когда представители соответствующего этноса в республике составляют всего порядка четверти населения, не может быть эффективной. Она может кому-то нравиться больше, кому-то меньше, но эффективной она быть не может. Таким образом, недостаточное присутствие республиканской идентичности в целом вместе с накопленным недовольством в крупных частях башкортостанского общества обеспечили отсутствие серьёзного сопротивления со стороны жителей республики шагам по перераспределению собственности в пользу московских структур.

Народу гораздо сложнее понять, зачем защищать личные активы конкретного человека, пусть даже национальность его "своя" и имя ему Урал, чем активы своей республики

Второй проблемой стала приватизация основы экономики республики - топливно-энергетического комплекса. Напомним, топливно-энергетический комплекс Башкортостана ещё в 2003 году перешёл под контроль "благотворительных фондов", связанных с Уралом Рахимовым, сыном тогдашнего президента республики Муртазы Рахимова. Этот шаг, несомненно, повлиял на гладкость процесса перехода основных активов башкортостанской экономики под контроль федеральных игроков. Народу гораздо сложнее понять, зачем защищать личные активы конкретного человека, пусть даже национальность его "своя" и имя ему Урал, чем активы своей республики. Это оставляет значительно меньше мотивов для выражения недовольства отъёмом активов внешними структурами. И, что важнее, те, кто хочет отнять, это прекрасно понимают. Проще решить вопрос с приватизированными активами и с юридической точки зрения, и в смысле возможностей оказания давления на конкретного человека.

Предрассудки воспрепятствовали развитию горизонтальных связей с соседним Татарстаном

Третья проблема - распространённость среди местных элит и национальных лидеров общественного мнения предрассудков, которые воспрепятствовали развитию горизонтальных связей с соседним Татарстаном. Такое взаимодействие могло бы позволить эффективнее противостоять притязаниям Москвы и федеральных структур на собственность и полномочия республики.

Проявление такого рода предрассудков было заметно и по самой недавней истории, когда государство выставило на продажу контрольный пакет акций "Башнефти". О желании выкупить пакет заявила и "Татнефть" (насколько реальной была эта заявка, в данном случае не важно). Однако в Башкортостане не было не то что серьёзной поддержки заявки "Татнефти", наблюдалось даже некоторое отторжение: пусть принадлежит кому угодно, главное "не продать ТЭК татарам". Это и есть кристальный пример победы предрассудков над здравым смыслом. Поддерживать заявку "Татнефти" стоило не потому, что "татары братья" или что-то в таком духе - можно было считать соседнюю республику хотя бы самой недружественной. Поддерживать заявку "Татнефти" стоило исходя из элементарного здравого смысла: очевидно, что поглощение контрольного пакета акций "Башнефти" сравнительно небольшой и региональной "Татнефтью" оставило бы куда больше возможностей для участия в управлении ТЭКом Башкортостана Уфой. И уж точно ресурсов - административных и финансовых - "Татнефти" и Татарстана не хватило бы для ультимативного выкупа оставшейся доли Башкортостана в "Башнефти". А у "Роснефти" и Игоря Сечина таких ресурсов изначально хватало. Чем они, видимо, и воспользуются.

Разумеется, на другом конце уравнения, решением которого становится полная потеря контроля Башкортостана над ключевой отраслью своей экономики, были процессы в стране в предыдущие полтора десятилетия: централизация, давление на регионы с целью отъёма полномочий, административное способствование переделу собственности в пользу федеральных структур. Но то, что Башкортостан не смог ответить на эти вызовы, во многом является результатом политики Уфы в предыдущие годы. Возможно, этот опыт будет практически полезным в будущем для Башкортостана.

Высказанные в рубрике мнения могут не отражать точку зрения редакции

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

  • 16x9 Image

    артур хазиев

    лидер политической платформы "Aurupalı Tatarstan | Европейский Татарстан"

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG