Ссылки для упрощенного доступа

Сергей Дроздов почти пять лет добивается возбуждения уголовного дела против сотрудников полиции, избивших его старшего брата в отделе полиции "Юдино". Через несколько минут после этого он скончался. В интервью "Idel.Реалии" Дроздов рассказал о том, что им движет в борьбе за справедливость, как к этому относится его семья и что он испытывает, видя на улице сотрудников полиции.

1 февраля 2012 года 45-летнего заместителя директора Казанского железнодорожного техникума Павла Дроздова доставили в отдел полиции "Юдино" за якобы устроенный им дебош в местном кафе. Дроздова поместили в одиночную камеру для административно задержанных.

Через некоторое время в камеру ворвались пятеро полицейских, повалили Дроздова на пол, нанесли ему несколько ударов ногой и поставили в позу "Ласточка". Сотрудники объяснили это свое поведение тем, что задержанный вел себя агрессивно. Именно поэтому, объяснили полицейские, им пришлось загнуть Павлу Дроздову руки за спину и надеть на него наручники. Спустя некоторое время задержанный перестал двигаться, в результате чего в отдел полиции вызвали "скорую", которая лишь констатировали его смерть.

Дело о гибели в отделе полиции "Юдино" прекращали несколько раз
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:41 0:00

Судмедэкспертиза показала, что гибель наступила в результате тотального панкреонекроза (остро протекающее воспаление поджелудочной железы), осложнившегося развитием шокового процесса, отеком головного мозга, отеком легких. Специалисты пришли к выводу, что телесные повреждения в виде кровоподтеков в причинной связи со смертью не состояли.

В отдел полиции вызвали "скорую", которая лишь констатировали его смерть

Уголовное дело заводить поначалу отказались. Под давлением правозащитников дело все-таки возбудили, однако позже прекратили. Такая процедура проходила не единожды, но на данный момент уголовное дело так и не возбуждено, а полицейские, по данным "Idel.Реалии", просто были уволены.

На судебном заседании в Кировском районном суде Казани, прошедшем на прошлой неделе, брат погибшего Сергей Дроздов и юрист Андрей Сучков вновь пытались признать необоснованным постановление следователя о прекращении уголовного дела, однако суд неожиданно для всех отправил жалобу в Нижегородский районный суд Нижнего Новгорода в связи с неподсудностью Кировскому районному суду Казани. В Нижний Новгород – потому, что там находится отдел по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, Следственного управления СКР по Приволжскому федеральному округу. Именно там в последние годы рассматривалось дело о смерти Павла Дроздова.

Журналист "Idel.Реалии" встретился с братом погибшего Сергеем Дроздовым и узнал, верит ли он в справедливое расследование этого дела, как он сейчас относится к полицейским и почему коллеги погибшего сбежали из кафе перед тем, как Павла Дроздова задержали сотрудники полиции.

– Хочу начать с того самого дня, 1 февраля 2012 года, когда вашего брата Павла увезли в отдел полиции. Звонил ли он вам в тот день?

Мне мать ночью позвонила и сказала: "Павел умер"

– Они в это время отмечали день рождения сотрудника. Ни мне, ни родителям он не звонил. У него, видимо, всё отобрали, и о случившемся мы узнали только тогда, когда мне мать ночью позвонила и сказала: "Павел умер".

– Насколько я знаю, у Павла остались четверо детей. Расскажите о его семье.

– Брат дважды был женат. От первого брака у него – дочь, от второго – сын, и потом он жил с женщиной, от которой у него было двое детишек. Жили нормально. В семье у нас были хорошие отношения – как обычно между родными братьями. Но общались мы мало, потому что работали в разных структурах. Когда мы работали в одной сфере на железной дороге, тогда, конечно, общались больше. А потом он ушел работать в техникум, а я – в МУП "Метроэлектротранс". Созванивались, изредка встречались.

– С бывшими женами у Павла остались хорошие отношения после развода?

– С детьми он постоянно виделся. Старший сын учился в техникуме, где Павел был замдиректора, у старшей дочери уже свои детишки, а двое других детей живут в Йошкар-Оле, брат каждую неделю туда мотался. Что касается жен, то после развода отношения оставались нормальными, они общались.

– Часто приходится слышать о том, что в подобных делах родственники не пытаются добиться наказания для виновных, поскольку, по их мнению, ничего уже не изменить. В том числе, из-за сложившейся судебной и правоохранительной системы. Вы не из таких людей, но как вы относитесь к такому мнению?

Никто об этом не говорил, и сотрудники полиции чувствовали себя безнаказанно, поэтому спокойно под камеру заходили и творили, что хотели

– Я так не считаю. Как говорят, вода камень точит – всё равно у нас не всё коррумпировано, не всё так плохо – руководство силовых структур всё видит, так что когда-нибудь всё равно всё изменится. Могу сказать, что по крайней мере в отделе полиции "Юдино" после случившегося я не слышал, чтобы подобное повторилось. До случая с моим братом говорили, что таких ситуаций было очень много. Но никто об этом не говорил, и сотрудники полиции чувствовали себя безнаказанно, поэтому спокойно под камеру заходили и творили, что хотели. А мы начали раскручивать эту тему и таких случаев больше не было.

– Брат жил в Юдино?

– Да, мы все там жили.

– Вы мне ранее рассказывали, что какое-то время заявителем по этому делу был и ваш отец. Какое сейчас отношение у ваших родителей к тому, что вы пытаетесь довести дело до конца?

Мама скончалась через год после смерти Павла. После тех событий она перенесла инфаркт. До смерти она выступала за то, чтобы продолжать бороться.

– Мама скончалась через год после смерти Павла. После тех событий она перенесла инфаркт. До смерти она выступала за то, чтобы продолжать бороться. За это выступали все, пока дело то открывали, то закрывали – в течение года все были настроены нормально. А потом отец уехал жить в Васильево и через некоторое время отошел от дела, поскольку посчитал это бесполезным. Вместо него начал помогать юрист Андрей Сучков.

Получилось так, что перед случившимся с Павлом было происшествие в ОП "Дальний", об этом случае рассказывали в программе у Малахова. Потом был наш случай, родители также ездили на передачу, и там они познакомились с представителями Казанского правозащитного центра, после чего они стали нам помогать.

Погибший Павел Дроздов
Погибший Павел Дроздов

– А ваша семья как относится к тому, что вы продолжаете искать правду в этом деле?

– Положительно, жена как раз тоже ездила к Малахову. Она поддерживает. Надо же наказать виновных. Хотя бы не наказать, а чтобы виновных нашли. Не может же быть такого, что человек умер в камере, а виновных нет. А потом появляются списки Магнитского и так далее.

На странице нашего издания в Facebook видео, где пытают вашего брата, просмотрело более 50 тысяч человек. Кроме того, пользователи социальной сети оставили десятки комментариев. Хотелось бы процитировать несколько из них и узнать ваше к ним отношение. Например, один из пользователей написал, что вашего брата никто не собирался убивать, поскольку он задохнулся в позе "Ласточка", которую делали и делают в полиции еще с прошлого века всем буйным, поэтому речь об умышленном убийстве не идет.

А потом появляются списки Магнитского и так далее

– Умышленного нет, про это никто ничего не говорит. Мы смотрели все приказы МВД и другие нормативные акты – нигде не написано, что для прекращения буйства нужно применять "Ласточку". Полицейские должны были просто надеть наручники, чтобы он не причинил ущерб себе и другим. Но есть же видео, на котором видно, что Павел не буйствовал – он кого-то звал, привлекал внимание. Ну, зайдите, наденьте наручники, на ноги в том числе.

– Ваш брат был спокойным человеком?

– Да, он был нормальным, адекватным и добродушным человеком, спросите у кого угодно. Конечно, любого человека можно вывести чем-то из себя.

– А вы общались с коллегами Павла, которые также были в кафе в день его задержания?

– Конфликт в кафе возник не с коллегами, а с посторонними людьми. Мужчины-коллеги избегают с нами встречи – видимо, считают себя виноватыми. После того, как всё началось, они все сбежали. Приехал наряд и забрал только Павла. Женщины рассказали, что после задержания пришли в отдел полиции, просили его отпустить, предлагали заплатить штраф, но сотрудники полиции уперлись.

Полицейские, которые избили брата, пытаются выставить его буйным

Водитель УАЗика (полицейский), который привез сотрудников полиции, прекрасно знал брата, его все там знали. Павел спокойно сел в машину, спокойно вышел, зашел в отдел полиции, нигде не буянил. Это подтверждает сам сотрудник полиции, который вёз брата. А полицейские, которые избили брата, пытаются выставить его буйным.

– Некоторые в комментариях в открытую писали о том, что родственники должны мстить полицейским. У вас такого желания не было? Какое у вас сейчас в принципе отношение к сотрудникам полиции?

– У меня изначально к органам правопорядка было отрицательное отношение. А так, чтобы мстить – никогда таких мыслей не было. Просто хочется, чтобы всё это дело с точки зрения следственных органов вскрылось, и виновные понесли ответственность. На них же противно смотреть! А после случившегося отношение стало только хуже. Меня иногда на улице полицейские просят быть понятым. Да зачем вы мне нужны? Может, вы также кого-то пытали.

– У вас есть понимание, откуда у сотрудников полиции в случае с вашим братом такая жестокость? Пятеро против одного...

У них была уверенность в своей безнаказанности. Прошло почти пять лет. Если бы нашли виновных, тогда бы что-то могло измениться.

– У них в отделе небольшая семья. Тем более, если они это делали не раз, возникает азарт. Им это интересно! "А давай я на него наступлю, а давайте мы его так поставим". Так и происходит, скорее всего.

– Но есть же камеры! И сотрудники полиции это знают.

– У них была уверенность в своей безнаказанности. Прошло почти пять лет. Если бы нашли виновных, тогда бы что-то могло измениться. А так получается, что виновных просто нет.

– Неужели в руководстве МВД или СК не понимают, что если уж в таком деле не возбуждают уголовное дело, то остальные еще больше будут чувствовать себя безнаказанно?

– Логике их мышление не поддается.

– Еще один комментарий на странице нашего издания в Facebook заключался в том, что полицейских постоянно сажают за применение насилия к задержанным, но всё зависит от принципиальности следствия и прокуратуры. Пользователь, однако, поделился мнением, что на видео он не видит, что вашего брата избивали.

Я думаю, до ЕСПЧ мы все равно дойдем. Там иск уже будет против государства.

– Может, он думает, что понятие "избили" – это как в боксе? А то, что скрутили – это не насилие? Ну, у каждого свои понятия. Вот если бы этому человеку так сделали, что бы он потом сказал? Даже если бы он не умер, и вес у него не такой маленький, а полежать так... Не каждый сделает "Ласточку", даже добровольно. Для этого надо помочь.

– Очень сложно с психологической точки зрения продолжать бороться за справедливость. Откуда у вас такая напористость?

– Если бы рядом не было юристов, которые занимаются такими делами, мы, может, тоже бы давно бросили это дело. Потому что нет возможности постоянно писать жалобы, знать законы и постановления, чтобы грамотно описывать все эти вещи. Если бы не эта помощь, может быть, это бы всё давно заглохло.

– Вы думаете, вам удастся довести дело до конца?

– Я думаю, до ЕСПЧ мы все равно дойдем. Там иск уже будет против государства. Если оно не может найти виновных лиц, то это может сделать Европейский суд по правам человека.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

XS
SM
MD
LG