Ссылки для упрощенного доступа

В декабре, когда появились первые новости о Татфондбанке, предприниматели начали активно создавать и распространять петиции и объединять клиентов банка для координации движения. Потом были флешмобы, письма, обращения к властям и в правоохранительные органы, наклейки на авто, поиск сторонников, пикет и выстраивание работы со СМИ. "Idel.Реалии" о том, почему акции клиентов Татфондбанка и Интехбанка не собирают и пару сотен человек, об истории протестной активности в контексте банковской системы и особенностях российского социального протеста.

БАНКОВСКИЙ ПРОТЕСТ В ТАТАРСТАНЕ

Современный банковский протест в Татарстане берет свое начало в 2014 году с краха банка "БТА-Казань". Протест тогда был небольшим – всего несколько походов к главному офису и зданию Нацбанка Татарстана. Закончилась история санацией (Татфондбанком), новой вывеской "Тимер Банк" и уголовным делом против замглавы банка Руслана Алимова, его обвиняют в "хищения денег и имущества банка на 1,9 млрд рублей в пользу неустановленных следствием лиц". Своей вины он не признал, идет суд.

Следующий этап – ситуация вокруг Татфондбанка и Интехбанка. Началась она 4 декабря 2016 года, когда появились сообщения о задержке с платежами через банк для юрлиц. 7 декабря в газете "Коммерсантъ" вышла публикация о том, что в банке трудности с ликвидностью в 80 млрд рублей и ему требуется санация. Там же отмечалось, что санатором выступит Агентство страхования вкладов (АВС), а доля правительства Татарстана уменьшится до 25%.

Физические лица вернули или вернут свои деньги до 1,4 млн рублей, а вот юрлицам стоит ждать только санации, иначе денег не вернуть

Сейчас доля Татарстана в банке – около 45%, а Агентство страхования вкладов исполняет обязанности временной администрации. Власти Татарстана, как сами заявляют, ищут санатора на стороне, так как сами не потянут закрыть такую дыру. Для кредиторов эта история угнетающая – физические лица вернули или вернут свои деньги до 1,4 млн рублей, а вот юрлицам стоит ждать только санации, иначе денег не вернуть. Есть еще одна категория клиентов Татфондбанка, которые сейчас в подвешенном состоянии, – вкладчики "ИК "ТФБ Финанс". Их вклады не застрахованы, и они могут потерять все, если у банка отберут лицензию.

Протест кредиторов Татфондбанка в Казани
Протест кредиторов Татфондбанка в Казани

В декабре клиенты банков, как только появились первые новости о том, что грядет мораторий или санация, начали процесс объединения. Они провели несколько встреч в торговом центре "Мега", чтобы написать письма правительству Татарстана и России и в Центробанк, а также, чтобы составить реестр юридических лиц. Сразу же стали искать пути выхода на власти и попытались предъявить им свои требования санации.

Проскальзывали и призывы к тому, чтобы поджигать автомобильные покрышки и перекрывать федеральные трассы, но они быстро пресекались

Еще одним фактором для объединения стали чаты в мессенджерах. Самый крупный из них – в Telegram. Там юридические лица банков стали обсуждать свои действия. Проскальзывали и призывы к тому, чтобы поджигать автомобильные покрышки и перекрывать федеральные трассы, но они быстро пресекались. "Не позорьте наше благородное движение", – писал один из пользователей. Другие активисты движения стали писать в соцсетях, в том числе и в Instagram разным медийным личностям и политикам – Рамзану Кадырову, Алексею Навальному, Ксении Собчак и другим.

Следом открылись и группы в соцсетях. Они стали попыткой объединить все новости движения в одном месте. Это помогло журналистам понять, что происходит и что планируется. Несколько раз активисты ходили к главному офису Татфондбанка. При прочтении чата складывалось ощущение, что к банку придет как минимум несколько сотен человек, особенно при условии, что насчитывается почти 35 тысяч юридических лиц-клиентов банка. Однако приходило не больше двадцати человек и всегда с опозданием.

Потом был флешмоб с новогодними "подарками", которые семьи предпринимателей не получили, и елкой напротив кабинета министров Татарстана. На акцию, организованную Дмитрием Бердниковым, председателем движения "Против коррупции и беззакония", пришло не более пяти человек. Дело в том, что примерно в то самое время, когда акция должна была начаться, в чате появилась информация о том, что акция отменяется – слишком холодно (около минус 25 градусов). А потом активисты и вовсе стали открещиваться от Бердникова, называя его провокатором. Бердников сейчас член координационного совета кредиторов Татфондбанка и Интехбанка, который работает отдельно от инициативной группы.

В конце года активисты движения устроили флешмоб с стиле Mannequin Challenge для Путина. Съемки проходили 30 декабря прошлого года под мостом "Миллениум" в Казани.

Цель акции, как заявляют организаторы, показать похороны малого бизнеса в Татарстане. Среди "героев" видео – лежащий на земле мужчина, который просит милостыню с табличкой "подайте клиенту ТФБ", женщина со стаканом и куском хлеба на нем, мужчина, который пытается повеситься, смерть с косой, двое могильщиков, трое мужчин, держащих красный гроб с надписью "Малый бизнес Татарстана. Татфондбанк Интехбанк", а также женщина, стоящая на коленях. После того, как в видео показывают ее, появляется листок бумаги с надписью: "Владимир Владимирович! Дайте нам санатора! Не убивайте малый бизнес Татарстана!".

Перед Новым годом активисты хотели устроить пикет и за помощью обратились к ЛДПР. В партии начинание инициативной группы восприняли хорошо, но в последний момент что-то пошло не так. Активисты несколько раз утверждали в чате, что ЛДПР "слились".

Полноценный пикет инициативной группы состоялся 13 января. По сообщениям СМИ, он собрал около 80 человек, сами же предприниматели утверждали, что было более 100 участников. Очередная акция пройдет сегодня, 21 января. Это будет митинг на тысячу человек в сквере Тинчурина. Следующая – пикет в Набережных Челнах 28 января. 23 и 24 января члены координационного совета с участием Бердникова намереваются отправиться пикетировать здание ФСБ в Казани.

БАНКОВСКИЕ ПРОТЕСТЫ В МИРЕ

Самые крупные акции в мире за последнее время, тем или иным образом связанные с банковской сферой, – это движение "Захвати Уолл-стрит" в Нью-Йорке, начавшееся осенью 2011 года, финансовый кризис в Исландии в 2008-2009 году и акции в Молдавии в 2015-2016 годах.

Финансовый кризис в Исландии произошел в 2008 году. Три главных банка страны рухнули после того, как ощутили трудности в рефинансировании краткосрочных долгов и панического закрытия депозитов вкладчиками из Великобритании и Нидерландов (из-за начала мирового кризиса). Протесты жителей привели к тому, что частные банки были национализированы, правительство отправлено в отставку, закон о выплате народом Исландии 3,5 миллиардов евро Британии и Голландии в течение следующих 15 лет с 5,5% годовой ставкой отменен после референдума, а в отношении банкиров начато уголовное преследование.

Протесты в Исландии, 2008 год
Протесты в Исландии, 2008 год

Несколько лет спустя Верховный суд Исландии и Окружной суд Рейкьявика приговорили к лишению свободы трех топ-менеджеров Landsbankin Islands и двух топ-менеджеров Kaupting Bank за преступления, совершенные в преддверии финансового кризиса 2008 года. После этих приговоров количество банкиров, осужденных к различным срокам тюремного заключения за финансовые преступления, приведшие исландские банки к краху, достигло 26. В общей сложности осужденные банкиры проведут в тюрьме 74 года. Большинство из них получили от двух до пяти лет тюрьмы.

17 сентября 2011 года в Нью-Йорке начался гражданский протест. Активисты хотели на длительное время захватить улицу Уолл-стрит в финансовом центре Нью-Йорка, чтобы привлечь общественное внимание к "преступлениям финансовой элиты" и призывать к структурным изменениям в экономике. Демонстранты решили остаться в палаточном городке в Зукотти-парке всю зиму после. Однако 1 октября 2011 года полиция арестовала более 700 демонстрантов, участников движения, которые запрудили проезжую часть в попытке пересечь Бруклинский мост. 15 ноября палаточный лагерь начала сносить полиция, хотя большая часть протестующих к этому времени его покинула. По состоянию на 29 января 2012 года более шести тысяч человек было арестовано с момента начала акций.

Нью-Йорк, 2012 год
Нью-Йорк, 2012 год

После того как в прессу просочилась информация о мошеннических сделках, которые позволили украсть около одного миллиарда евро из ряда банков Молдавии, оппозиция вывела на улицы Кишинева десятки тысяч демонстрантов. Эти протесты впервые объединили почти все оппозиционные политические силы страны. Центр Кишинева превратился в палаточный городок. Через 11 месяцев власти Молдавии демонтировали с центральной площади Кишинева палаточный городок, протестующие в котором требовали провести досрочные парламентские выборы. Палатки убрали по решению суда в присутствии судебного исполнителя.

"РУССКИЕ ДОЛГО РАСКАЧИВАЮТСЯ, НО ПОТОМ ТОЛЬКО ДЕРЖИСЬ"

"Idel.Реалии" поговорили с экспертами об особенностях социального протеста в России, нежелании граждан участвовать в акциях и движении клиентов Татфондбанка и Интехбанка.

Сергей Сергеев, заведующий кафедрой социальной и политической конфликтологии Казанского национального исследовательского технологического университета:

– В последние 15 лет в России наступило время локальных протестов. Локальных в пространственном отношении, хотя некоторые из протестов, например, протесты против уплотнительной застройки охватывали большое количество городов, и в смысле ограниченности требований – обманутые дольщики, экологи, владельцы киосков. Тот же, например, протест рыбаков в Казани. Для Казани он был довольно массовый, хотя это протест ограниченной группы людей по частному поводу. Может быть, это и хорошо, что нет массового и всеохватывающего протестного движения, а есть только множество различных частных протестов. Именно в такую картину локальных протестов вписывается сейчас протест вкладчиков и юридических лиц-предпринимателей Интехбанка и Татфондбанка. Но хотя модель протеста не нова, банковский кризис – новый и очень значительный повод для протеста, который ставит под вопрос доверие к банковской системе республики и даже политической системе Татарстана.

Им нужно найти среднюю линию, чтобы сочетать давление на власть и такие действия, чтобы власти сильно не раздражать

Что касается политического потенциала и возможных эффектов этого протеста, то, я думаю, что протестующим придется, образно говоря, проплыть между Сциллой и Харибдой (морские чудища из древнегреческой мифологии, между/над которыми проплывал Одиссей; используется как синоним поговорки "между молотом и наковальней"). С одной стороны, если будут шумные и популистские акции, то они настроят против себя лиц, принимающих решения. Протестующие могут только давить на этих людей, так как сами не могут что-то сделать. С другой стороны, если они не будут на них давить, то Татфондбанк благополучно похоронят, а с ним и малый бизнес Татарстана. Им нужно найти среднюю линию, чтобы сочетать давление на власть и такие действия, чтобы власти сильно не раздражать. Они должны дать понять, что, если не добьются выполнения своих требований, то могут перейти к более радикальным и публичным формам давления. Такая средняя тактика им может принести успех, если не все уже решено, конечно.

Известно, что русские долго раскачиваются, но потом быстро едут – только держись. Не факт, что завтра много людей выйдет, просто раскачка протестного движения может быть довольно долгой. Но потом движение может набрать довольно высокую скорость, и его будет уже трудно остановить – как в 1905 и 1917 годах.Можно сказать, что в России протестное движение дает сильную фору властям. Надеюсь, это понимают и власти, и протестующие, ведь катастрофа никому не нужна.

Искандер Ясавеев, социолог, гражданский активист и старший научный сотрудник Центра молодежных исследований НИУ "Высшая школа экономики":

– Если рассуждать о том, сколько людей выходит на эти акции, то это вполне типичная история для России. Я так понимаю, что эту активность поддерживает большое количество людей. Я разговаривал с сотрудником одного из предприятий, которое пострадало от всей этой истории. Люди возмущены, но не все видят смысла в протестной активности. Но, если не протестовать, то и позиция не будет толком выражена, обозначена и представлена в публичном пространстве. Увы, но это так. У нас социальная база протеста значительная, но число непосредственных участников протеста невелико. Если процитировать, то "настоящих буйных мало, вот и нет вожаков". Я не думаю, что это свидетельствует о какой-то неудаче движения. В России просто не развита традиция активного выражения своей позиции. Многие поддерживают, но остаются дома.

Малое количество участников не свидетельствует об узости протеста

Мало сейчас историй успеха, может поэтому не хотят выходить. Надо анализировать, разговаривать с людьми и понимать мотивацию невыхода. Если бы переломили [с помощью протеста] предприниматели-клиенты ТФБ ситуацию, то была бы такая история успеха. Это общая неуверенность в таких действиях, хотя стороннему наблюдателю понятно: нужно выражать свое мнение, иначе ситуация уйдет в песок и ничего не будет и ничего не останется.

Истории успеха в мире все же есть, нельзя сказать, что их вообще не было. Я помню результаты общероссийских опросов протестной активности населения. Людей спрашивали, готовы ли они выйти на акции против политики государства, связанные с задержками зарплат и т.д., если в вашем регионе они состоятся. Тогда около 25% в какие-то периоды заявляли, что готовы выйти, но парадокс заключался в том, что, когда акции протеста действительно были, выходила далеко не четверть населения, а всего несколько сотен человек. Малое количество участников не свидетельствует об узости протеста. Почему люди не выходят? Для меня это головоломка. Казалось бы, выйди и заяви о своей позиции, чего уж терять? Страхи очень преувеличены, люди непонятно, чего боятся.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG