Ссылки для упрощенного доступа

Год как пропал Сулейман Зарипов


Год назад пропал Сулейман Зарипов. Интервью с его супругой и дочерью
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:44 0:00

7 февраля исполнился год с того дня, как бесследно исчез мусульманский деятель, имам казанской мечети "Нурулла" Сулейман Зарипов. Он пропал вместе со своим спутником —​ шейхом Хууджой Абде Наджимом Элдином, представителем благотворительного фонда "Дар аль-Бер" ("Dar al Ber Society") из Объединённых Арабских Эмиратов, по дороге из Мордовии в Татарстан. Корреспонденты радио Азатлык поговорили с членами семьи Зариповых и узнали, что даже обращения к Рустаму Минниханову и Владимиру Путину не принесли никаких результатов. Следствие по делу исчезновения Сулеймана Зарипова приостановлено.

—​ Рабига ханум, со дня исчезновения вашего мужа и шейха Наджметдина прошел год. Поиски вашего супруга продолжаются?

— Его уже давно не ищут. Три месяца назад из Следственного комитета пришло письмо, в котором было написано, что поиски приостановлены.

—​ Вы обращались к пользователям социальных сетей с просьбой предоставить видео с тех отрезков трассы, где проезжали пропавшие. Что-то стоящее удалось получить?

— Нет, никто ничего не прислал. Затем кто-то написал, что видел кого-то, похожего на Сулеймана. Мы проверили — это оказался не он.

—​ Отпечатки пальцев, оставленные в автомобиле, что-то показали?

— Нет, ничего...

—​ В прошлом году, накануне прямой линии с президентом России вы записали к нему видеообращение. Какой был ответ?

— От Путина ответа нет. Просто пришло письмо о том, что "ваше дело отправлено в Следственный комитет", т.е. его просто сюда вернули. Думаю, что наш вопрос до него даже не дошел. Мы верили в то, что будет какой-то прогресс. Но ничего не случилось.

Пытались попасть к Минниханову, но у нас не получилось

​—​ Рабига ханум, вы хотели встретиться с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым. Удалось?

— Он в курсе всего. Пытались попасть к нему, но у нас не получилось.

—​ Поступали ли какие-либо угрозы в адрес Сулеймана хазрата? Его спутник Хууджа Абде Наджим Элдин был связан со строительством мечетей в России. Власти контролируют процесс строительства мусульманских храмов и все финансовые потоки, с этим связанные. Как вы относитесь к версии, по которой исчезновение связано с деньгами?

— Я не сомневаюсь, Сулейман был спокойным, открытым человеком. Врагов у него не было. Нет оснований думать, что кто-то конкретно желал ему плохого.

Связано ли это с деньгами или нет — ничего не могу сказать. Человек не держит на руках такую крупную сумму. Наджметдин — известная личность. Их фонд работал открыто, и это не был его первый визит в страну.

—​ Вы держите связь с его семьёй?

— Сама не разговаривала, с ними общается мой брат Гусман. Его семья также не находит себе места. Жена осталась одна с детьми на руках. А у них женщины не работают, т.е. она осталась без попечителя. Говорят, что он из Сирии, но ведь он долгое время прожил в ОАЭ — просто там не дают гражданство.

Часто вижу Сулеймана во сне. Говорит: "Вернулся я, Рабига! Вот же он — я". Как-будто бы наяву. Стоит проснуться — понимаю, что это всего лишь сон, плачу.

Кажется, что он вернется. Не знаю, вернется или нет, но жить с верой в лучшее легче.

Моя мама (покойная Рашида Исхаки) очень любила Сулеймана, они часами разговаривали. Она очень горевала, но избегала расспросов о нем — не хотела меня лишний раз ранить. По одному моему виду понимала, что его нет. Перед её смертью мы все собрались рядом с ней. Она всех узнала. Когда перед ней встала я, сказала "Это моя Рабига". Только я спросила, помнит ли она Сулеймана, тут же закричала "А что он нашёлся?". А потом тихо сказала, что его найдут, чтобы я была спокойна. Сколько месяцев прошло — ни одной весточки нет. У Сулеймана есть одна черта: куда бы он не уезжал, всегда сообщал о том, где он находится. Всегда. Если он и жив, значит, не имеет возможности дать о себе знать.

Прошедший год был очень сложным. У Аллаха прошу только терпения. Будучи мусульманами, понимаем, что за терпение воздастся. Человеку без веры пройти через такое было бы невероятно сложно. Кажется, что он вернется. Не знаю, вернется или нет, но жить с верой в лучшее легче.

—​ Как вы считаете, если бы власти, управление Следственного комитета по Татарстану работали активнее, результат был бы иной?

— Конечно! Сколько камер вдоль трассы! Неужели от нас что-то скрывают? Почему? Ребята, которые нам помогали в поисках, просмотрели часы видеозаписей — сами же их нашли. А в работе следователей мы какого-то старания не увидели. Им даже сказать-то нечего. Еще раз к ним обратиться? Смысла нет.

Нас самих проверяли. Допросы устраивали. Над домом повесили что-то вроде дирижабля. Видеонаблюдение что ли установили — не знаю.

В беседу включается дочь Сулеймана Зарипова Зульфия Мифтахова.

— Последнее сообщение, полученное от отца, было в 10:07 утра, когда он вышел из гостиницы в Саранске. Он написал моей маме "Догада булыгыз" ("Читайте дуа"). У нас спрашивают, почему он так написал, якобы знал, что что-то не так. Это его обычная фраза. Камеры видеонаблюдения зафиксировали, как он, выйдя, написал SMS, а затем кому-то позвонил. Звонил он муфтию Мордовии. Время совпадает. Отец поблагодарил его за всё. Ему было предложено проводить его, но папа отказался. Самое странное — на протяжении всего пути не работал его телефон. Допустим, на определенных участках трассы связь может и пропадать, но ведь МТС ловит хорошо. Возникает ощущение, что кто-то специально глушил его телефон, как-будто это была заранее спланированная операция.

Они прочитали намаз в деревне Суыксу, он там разговаривал с имамом села. Они отказались от предложения попить чай, т.к. хотели добраться до дому засветла. А затем они исчезли.

Мой отец — смекалистый человек. Он быстро реагирует, а тут не понял, что за ними кто-то следит. А ведь кто-то за ним наблюдал. Нам известно, что их машина проехала через Ульяновск, знаем, что они заехали в Буинск, что они прочитали намаз в деревне Суыксу, он там разговаривал с имамом села. Они отказались от предложения попить чай, т.к. хотели добраться до дому засветло. А затем они исчезли.

Поначалу я боялась ехать в Буинск, отправилась туда в последний день поисков. Там действительно вдоль дороги места много. Если кого-то захотят силком посадить в какой-либо автомобиль, можно и не заметить. Ищи потом, кто это сделал, что это была за машина.

—​ Это ваше личное предположение?

—​ Кто-то говорит, что кого-то видел. Но определенности нет, говорят, что видели что-то издалека. Когда этим людям делают замечание о том, почему они сразу не сообщили, они молчат. Их тоже понять можно — боятся, наверное. Говорят, что белая машина была. Но модель не могут назвать. А без марки автомобиля вести поиски очень сложно.

К кому бы мы ни обратились — все говорят, ничего не знаем. Сколько видеозаписей просмотрели. Волонтеры провели огромную работу, даже Следственному комитету их помощь предложили. Я говорю о записях с камер жилых домов и магазина, а также о метеокамерах.

Кто-то отказывался предоставить записи. Соглашались только после того, как Следственный комитет подключался. На камере видно, что машина отца останавливается у магазина.

Мы отдали одну запись в СК. Но они сказали, что на видео с камер, установленных вдоль трассы, ничего нет. Как нет? Они, что, улетели что ли? Говорят, может быть... Для меня услышать такой ответ от Следственного комитета... Это они так шутят что ли? Они говорят, что теряются сотни людей. Да, но не при таких же обстоятельствах. Мы живем в XXI веке. С технологиями, которыми обладает Следственный комитет... Элементарно взять телефон... Биллинг можно сделать на огромном расстоянии за три минуты. А они сказали, что у них нет информации. Как так? Когда мы сказали, что сами это сделаем, они отказали и в этом.

Для меня услышать такой ответ от Следственного комитета... Это они так шутят что ли?

Не думаю, что их забрали простые люди. Даже если бы их остановили и потребовали пересесть, отец не согласился бы. С какой стати ему пересаживаться из своего автомобиля в чужой? Возможно, кто-то предложил поговорить. Но это только наши версии. Допустим, их куда-то увезли. А с какой целью? Год прошел. Где человек? Кто его держит? Кормят ли его? У отца удалена одна щитовидная железа, ему необходимы гормональные препараты. При несвоевременной терапии последствия могут быть опасными. Мы же каждый сугроб просмотрели. Кладбища, заброшенные дома, фабрики, сараи - ничего не осталось... Морально были готовы его труп найти. Под каждым мостом проверили. Даже если труп выкинули в реку, он же не может уплыть. А реки были замёрзшие. Ведь тогда стояли сильные морозы. До Чувашии дошли в поисках...

А Следственный комитет несколько раз вызывал на допрос тех, кого и так уже допрашивал. И что?

Мы верим в судьбу. Самое сложное — это неизвестность. Если его убили, мы бы достойно проводили бы его в последний путь. Молились бы за его душу... И сейчас молимся, но как за живого человека, чтобы он вернулся к нам живым и здоровым. Даже заключенным в тюрьмах полагаются свидания...

Еще одна дочь Сулеймана Зарипова Зухра Ганиева после исчезновения отца со своей семьёй переселилась в США.

— Нам удалось достать видеозапись пути, по которому следовали мой отец и шейх. За ними ехало несколько машин с фальшивыми номерами. Об этих авто ничего неизвестно.

С тех пор, как пропал отец, мы забыли, что такое спокойствие. Но наш переезд из России с этим не связан. Мы просто решили немного отстраниться от произошедших событий. В штатах я чувствую себя спокойно. Да, США запретили въезд мусульманам из нескольких стран, но несмотря на это нам здесь хорошо. Даже соседи нас поддерживают.

Руслан Айсин
Руслан Айсин

Исчезновение религиозных деятелей — не редкость для Северного Кавказа. Политолог Руслан Айсин оценивает произошедшее в Татарстане как нечто из ряда вон выходящее.

"На Северном Кавказе исчезло несколько деятелей, и сейчас такое случается. Убийство имама деревни Кара-Түбә в Нефтекумском районе Ставропольского края в сентябре прошлого года — тому подтверждение. Виновные не найдены. А ведь он активно защищал права мусульманок носить платки.

Нам надо постоянно привлекать к произошедшим событиям внимание общественности, чтобы в будущем не допустить новых трагедий

Исчезновение Сулеймана Зарипова – большая трагедия. Это известная личность в татарском мусульманском мире, авторитет. Его исчезновение вызвало множество вопросов. В Татарстане такое не случалось, поэтому многие были в шоке. А на Кавказе этот негативный опыт имеет место быть. Им пользуются как предлогом борьбы с экстремизмом. С одной стороны, вроде всё логично. Только вот причина исчезновения Сулеймана Зарипова так и не ясна. Он не был в конфронтации с властями. Не был связан с ваххабитами. Многие годы проработал заместителем муфтия Татарстана, одно время занимал пост ректора Российского исламского университета. Был сторонником традиционного ислама. Допускаю, что у него была связь с силовиками, может, были и расхождения с ними по некоторым вопросам, но, думаю, причина не в этом. Спутник Зарипова — родом из Сирии. Возможно, их исчезновение связано как раз с этим фактом.

На сегодняшний день есть несколько версий. Но логичного объяснения этих событий я пока не вижу. О случившемся нельзя забывать, иначе подобное может повториться. Нам надо постоянно привлекать к произошедшим событиям внимание общественности, чтобы в будущем не допустить новых трагедий", — считает Айсин.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Рекомендуем

  • Tatarstan -- Kazan -- Protests in support of Alexey Navalny -- Police -- 23Jan2021

    Нас уже 57 тысяч! Подпишитесь и вы на наш канал в YouTube

XS
SM
MD
LG