Ссылки для упрощенного доступа

Казанский адвокат Руслан Нагиев, защищающий арестованного в начале февраля начальника управления клиентских операций на рынке ценных бумаг инвестиционной компании "ТФБ Финанс" Рустама Тимербаева, рассказал "Idel.Реалии" о позиции в деле, процессуальных нарушениях и ходе следствия.

2 февраля 2017 года правоохранительные органы возбудили уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ ("Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере") в отношении неустановленных лиц.

"Неустановленные лица, действуя от лица "ТФБ Финанс" с 1 августа 2016 года по 15 декабря 2016 года, под видом исполнения агентского договора, заключенного между Татфондбанком и "ТФБ Финанс" путем обмана и злоупотребления доверием вкладчиков, введя последних в заблуждение относительно рисков и доходности вкладов, осуществили хищение средств более 100 вкладчиков способом их переводов, отмены доверительного управления "ТФБ Финанс" на сумму более 90 миллионов рублей", — сказано в постановлении о возбуждении дела.

7 февраля задержали директор инвестиционной компании "ТФБ Финанс" Тимура Вальшина. Его подозревают в хищении путем мошенничества денежных средств, переданных в доверительное управление организации.В тот же день в офисе компании провели обыск, изъяли документы.

Инвестиционная компания "ТФБ Финанс" на 68% принадлежит Татфондбанку, который с декабря 2016 года перестал выдавать деньги клиентам. 3 марта банк лишился лицензии, а 9 марта и инвестиционная компания "ТФБ Финанс" лишилась разрешения на работу.

Еще летом 2016 года вкладчикам Татфондбанка стали предлагать перевести их вклады в "ИК "ТФБ Финанс" на более выходных условиях. Как заявляют сами вкладчики, их не уведомили сотрудники банка о том, что такие "вклады" не являются официальными вкладами, а значит не застрахованы в АСВ. И когда в декабре вкладчикам Татфондбанка стали выдавать деньги, оказалось, что клиентам "ТФБ Финанс" ничего не вернут.

8 февраля задержаны руководитель управления клиентских операций на рынке ценных бумаг "ТФБ Финанс" Рустам Тимербаев и руководитель управления активными операциями на рынке ценных бумаг Татфондбанка и инвестиционной компании "ТФБ Финанс" Илнар Абдульманов. Позже под арестом оказались заместители председателя правления Татфондбанка Вадима Мерзлякова и Сергей Мещанов. 3 марта в день отзыва лицензии у Татфондбанка арестовали и экс-главу ТФБ и депутата Госсовета Татарстана Роберта Мусина.

Все арестованные пытались изменить меру пресечения, но суд оставил всех под арестом до 2 апреля, Мусина — до 16 апреля.

"Idel.Реалии" поговорили с казанским адвокатом Русланом Нагиевым, защищающем начальника управления клиентских операций на рынке ценных бумаг инвестиционной компании "ТФБ Финанс" Рустама Тимербаева.

— Какая у вас и вашего подзащитного Рустама Тимербаева позиция по делу?

— Рустам Тимербаев был задержан 8 февраля. Решение абсолютно необоснованное, потому что заключение под стражу — это исключительная мера пресечения, которая избирается только в том случае, если невозможно избрать какую-то другую. Об этом говорится в Уголовно-процессуальном кодексе России.

"Кроме того, статья 100 УПК запрещает заключение под стражу лиц, которые обвиняются или подогреваются в преступлениях по части 4 статьи 159 УК РФ ("Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере"), то есть в мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности. Это как раз случай с Тимербаевым. Он — сотрудник ИК "ТФБ Финанс", а его обвиняют в том, что он якобы завладел деньгами вкладчиков."

Никто из клиентов компании лично с Тимербаевым не общался

Он никакими деньгами не завладевал, все эти деньги лежат на счетах вкладчиков. Лично он работал только на зарплату, других денег не видел. Это обвинение абсурдно. Кроме того, по материала дела, никто из клиентов компании лично с Тимербаевым не общался. Они общались с операционастами, которые якобы вводили в заблуждение. Операционисты тоже не говорят, что Тимербаев давал какие-то им указания по введению в заблуждение клиентов.

Тимербаев работал только строго по инструкции. Центробанк постоянно проводил проверки, согласно результатам которых никаких нарушений и нареканий не было. Их деятельность была лицензирована.

— Защита Тимура Вальшина на апелляции по мере пресечения утверждала, что раз договор доверительного управления был размещен на сайте, а это не запрещает закон, то никакого они не вводили в заблуждение — люди могли прочитать договор там. У вас такая же позиция?

— Сотрудники не нарушали закон. И на сайте был договор, и с клиентами подписывались, в них было сказано, что вклады доверительного управления — это незастрахованный вклад.

— Почему тогда все клиенты сейчас говорят обратное? Они говорят, что их обманули, убеждая, что это застрахованный в АСВ вклад.

— Не все клиенты так говорят. Только те, кто обратился с заявлениями. Это меньшинство от общего количества. Да, они так говорили, но разве они не смотрели, что подписывают? Они же видели документы, даже если предположить, что их обманули. Люди вкладывали туда большие деньги! Когда люди это делают, они всегда читают все документы. Там были люди, которые по несколько миллионов вкладывали.

Я не хочу винить самих вкладчиков, но подчеркну, что документы они видели и подписывали

Сегодня точно такой же продукт [вклады доверительного управления] представляет ТАИФ, Сбербанк. Заключаются точно такие же договоры, где сказано, что это незастрахованные вклады. Я не хочу винить самих вкладчиков и сожалею, что они оказались в такой ситуации, но подчеркну, что документы они видели и подписывали.

Между тем, опять же надо понимать, кто в этом виноват. Конкретной вины Тимербаева в данном случае нет, он действовал согласно своим инструкциям, они представляли законный продукт — доверительное управление, непосредственно с клиентами он не взаимодействовал. Ни один клиент, а я видел материалы дела, не говорит о Тимербаеве.

— Чем он занимался в компании?

— Он был руководителем управления операционных услуг. У него в подчинении были начальники отделов и вот в их подчинении были операционисты. Тимербаев вообще никак не взаимодействовал с клиентами.

— Ходят слухи, что руководство ТФБ Финанс заставляло под давлением (угроза увольнения), а также за премии, вводить людей в заблуждение и вынуждать из класть деньги во вклады компании, не говоря о том, что они застрахованы.

— Я официальный защитник Тимербаева, я знакомился с материалами дела и о том, что вы говорите, в показаниях нет ни слова.

— Только по Тимербаеву?

— И по другим тоже нет. Я не видел. Считаю, что если бы эти данные были, то уже были бы проведены очные ставки и показания бы закрепили.

— Опрошены только вкладчики или уже и сотрудники?

— И сотрудники тоже. То, о чем вы говорите — это только слухи. В официальных материалах дела такого нет. Премии за заключенные договоры могли давать, но сами договоры были официальные и легальные. О том, что якобы склоняли сотрудников, чтобы обманным путем заключать договоры — этого в материалах дела нет и никто об этом не говорит.

— Когда дело дойдет до суда, в этом будет основа вашей позиции?

— Я вообще настроен не доводить дело до суда, потому что состава преступления в действиях Тимербаева нет. Я считаю, что задержаны и арестованы вообще не те люди.

Люди вложили средства в доверительное управление, все было нормально. Сотрудники "ТФБ Финанс", так как им доверили свои деньги граждане, вкладывали их в облигации в том числе и Татфондбанка. А банк по независящим от арестованных людей причинам лопнул. Здесь же нужно разбираться, куда ушли из банка деньги. Вот тут причина, по которой люди сейчас не могут получить деньги.

— То есть те, кто арестованы — невиновны, а вот руководство Татфондбанка должно нести ответственность? В том числе Роберт Мусин?

— Это разные дела и их нужно разделить. В отношение Мусина следствие ведется в следственном комитете. Я не могу говорить по поводу этого дела, так как не участвую. Непосредственно сотрудники "ТФБ Финанс", на мой взгляд, невиновны — в их действиях нет состава преступления. Они никак не виноваты в том, что Татфондбанк лопнул и деньги куда-то ушли. Я не исключаю, что их могли привлечь как козлов отпущения, чтобы показать — работа ведется. Но я уверен — правда на нашей стороне и они будут освобождены.

Кроме того, по Тимербаеву есть и процессуальное нарушение. Он был арестован в качестве подозреваемого 8 февраля. В течение десяти суток ему должны были предъявить обвинение, но сделали это после истечения срока. Он должен был быть освобожден.

— Как вы считаете, почему именно эти пять человек были задержаны?

— Арестовали просто все руководство "ТФБ Финанс". Я надеюсь, что разум возобладает и они будут освобождены. Они не виноваты в том, что Татфондбанк обанкротился.

"Дело ТФБ". Всё, что известно — читайте здесь

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG