Ссылки для упрощенного доступа

Еще два месяца. Столько, по самым скромным подсчетам, Лилии Яруллиной из Казани придется дожидаться назначенного ей светилами кардиологии препарата. Но даже это — победа и счастье.

13 февраля Вахитовский суд Казани отказал ей в удовлетворении иска к Минздраву Татарстана. В иске Лилия Яруллина требовала обязать Минздрав обеспечить ее лекарством, назначенным ей врачами-кардиологами НИИ кардиологии им. А.Л.Мясникова Российского научно-производственного кардиологического комплекса в Москве и Межрегионального клинико-диагностического центра в Казани.

Пациентов с легочной гипертензией государство обязано обеспечить лекарствами бесплатно. Есть список таких лекарств.

Лилия Яруллина — инвалид II группы. В 2000 году ей поставили диагноз: “врожденный порок сердца, большой дефект межжелудочковой перегородки в стадии высокой легочной гипертензии, синдром Эйзенмегера”. Самая обычная физическая активность сопровождается слабостью, одышкой, болями в груди и головокружением вплоть до потери сознания. Легочная гипертензия — редкое и смертельно опасное заболевание. Пациентов с легочной гипертензией государство обязано обеспечить лекарствами бесплатно. Есть список таких лекарств.

Обеспечения первыми препаратами бозентаном (траклиром) и силденафилом (ревацио) Лилия добивалась два года. Добилась, и попутно создала Ассоциацию больных легочных гипертензией “Спасти и сохранить”. Сейчас Лилия — её президент. Ассоциация, в которой состоит несколько десятков человек, помогает пациентам добиваться от Минздрава препаратов, находит юристов, помогает составлять обращения в разные инстанции. Юрист, представлявший интересы Лилии в суде, Фарит Ахмадуллин, сам участник Ассоциации.

Бозентаном и силденафилом Лилию начали обеспечивать в 2010 году. А через пять лет наступило ухудшение, и московские кардиологи приняли решение поменять бозентан на более новый препарат — мацитентан (опсамит). Лилия рассказывает, что ее случай не уникальный: легочная гипертензия — прогрессирующее заболевание, и, согласно мировым исследованием, через пять лет лекарство необходимо менять.

— Сейчас я чувствую себя так, как до принятия препарата. Кружится голова, одышка. Не могу подняться на второй этаж. Препарат перестает работать, — рассказывает Лилия.

Суд не учел, что по закону как инвалид II группы Лилия имеет право на обеспечение теми препаратами, которые ей необходимы по жизненным показаниям

Мацитентан еще не включен в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, которые полагаются пациентам с легочной гипертензией бесплатно. Об этом чиновники Минздрава Татарстана сообщили Лилии в письме в ответ на просьбу обеспечить ее мацитентаном. Лилия подала в суд, и в первой инстанции иск проиграла. Суд не учел, что по закону как инвалид II группы она имеет право на обеспечение теми препаратами, которые ей необходимы по жизненным показаниям.

На то, что мацитентан не указан в списке льготных лекарств и назначается только по решению врачебной комиссии, представитель Минздрава Татарстана указала и в Верховном суде, где 28 апреля рассматривалась апелляционная жалоба Лилии Яруллиной. В частности, сообщила юрист, не соблюден указанный в одном из приказов министерства порядок назначения лекарства. Если следовать этому порядку, Лилии необходимо собрать еще кипу бумаг. В том числе - от лечащего врача-терапевта в поликлинике, которая как раз направила пациентку к коллегам-кардиологам. Но, уточнил представляющий интересы Лилии Фарит Ахмадуллин, к терапевту в районной поликлинике пациентка обращалась. Но врач выписать рецепт отказался, потому что рецепты он должен выписывать в компьютерной программе. А этого лекарства в программе нет. Правда, в одном из приказов Минздрава указано, что рецепт может быть выписан на бумаге. Но почему-то врач этого не сделал.

Врач выписать рецепт отказался, потому что рецепты он должен выписывать в компьютерной программе. А этого лекарства в программе нет.

— Рекомендации по новому препарату даны только в связи с тем, что объявился зарегистрированный в РФ препарат нового поколения. И в плане проб и ошибок — попробовать назначить. Но подтверждения необходимости этого ни в федеральном центре, ни в поликлинике, где она находится под наблюдением, нет. И говорить, что на этом препарате ей станет лучше, не представляется возможным, - оправдывался представитель Минздрава в Верховном суде РТ.

— Мы неправильно читаем? Вот выписка из протокола заседания врачебной комиссии. Тут по жизненным показаниям ей рекомендован именно мацитентан, — уточнила судья. — “Данная терапия является жизненно необходимой, отмене и замене не подлежит”.

— Есть отметка, что до назначения возможно продолжение лечения бозентаном. Это на заседании районного суда обсуждали, — парировала представитель Минздрава.

— Но “до назначения”. Это вынужденная мера? — снова уточнила судья.

Суд вынес решение в пользу Лилии. Когда судья оглашала решение, девушка заплакала.

В 2015 году несколько татарстанцев с легочной гипертензией обратились в суд с исками к Минздраву Татарстана, в которых требовали обеспечить назначенными лекарствами. На предварительном заседании суда выяснилось, что деньги на лекарства нашли. Фарит Ахмадуллин отмечает, что суд намеренно дал Минздраву урегулировать вопрос во внесудебном порядке. За это время пациенты успели обратиться к занимавшему в то время пост премьер-министра Татарстана Ильдару Халикову. Неизвестно, что именно подействовало, вал исков или обращение к премьеру, но подействовало. Однако чаще всего пациенты вынуждены проходить несколько судебных инстанций: если выигрывает Минздрав, апелляционную жалобу подает пациент. Если выигрывает пациент — жалобу подает Минздрав. Далее — кассационная жалоба…

Когда судья оглашала решение, девушка заплакала

Всё это — время. Лилия задыхается, поднимаясь даже на второй этаж, и боится умереть. По данным Ассоциации, в Нижегородской области два человека умерли во время прохождения судебных инстанций. В Татарстане одна из пациенток скончалась в 2012 году, так и не получив положенных ей лекарств.

Для пациента время прохождения судебных инстанций и переписки с чиновниками — вопрос жизни и смерти. Для Минздрава время — деньги, предполагает юрист Фарит Ахмадуллин. Этим и объясняется необходимость мытарств. В среднем судебный процесс занимает полгода. За это время Минздрав и Минфин экономят сотни тысяч рублей. Ахмадуллин уточняет, что иногда юристы Минздрава обращаются в суд за разъяснением решения суда и подают прошение об отсрочке исполнения решения.

Комментарий Министерства здравоохранения Татарстана:

“С 2011 года по настоящее время Л.Ф.Яруллина обеспечивается лекарственными препаратами Силденафил и Бозентан за счёт средств бюджета Республики Татарстан в индивидуальном порядке.

В среднем судебный процесс занимает полгода. За это время Минздрав и Минфин экономят сотни тысяч рублей.

В сентябре 2016 года Л.Ф.Яруллина находилась на лечении в ФГБУ "Российский кардиологический научно-производственный комплекс" Министерства здравоохранения Российской Федерации г.Москва, рекомендована замена лекарственного препарата Бозентан на лекарственный препарат Мацитентан (Опсамит). В выписке из медицинской документации указанного федерального центра в рекомендации отмечено, что пациентке до получения лекарственного препарата Опсамит возможно продолжить терапию лекарственным препаратом Бозентан. Продолжение приёма лекарственного препарата Бозентан сроками не ограничено.

Вопрос обеспечения Л.Ф.Яруллиной лекарственным препаратом Опсамит находится на рассмотрении”.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG