Ссылки для упрощенного доступа

Спустя неделю после антикоррупционного митинга в Альметьевске (Татарстан) организатора акции Сергея Андреева сотрудники полиции принудительно доставили в суд, который арестовал его на пять суток за организацию несанкционированного митинга. В интервью "Idel.Реалии" Андреев рассказал, как скрывался от полицейских, и как судья назначил ему арест, не удаляясь в совещательную комнату. Кроме того, Андреев ответил на вопрос, почему не согласился на предложение исполкома провести митинг на площади Памяти и сообщил, что намерен привлекать к ответственности как судью, так и оперативников.

– Я подал уведомление о проведении антикоррупционного митинга 12 июня на семь площадок. Исполком Альметьевска ответил мне лишь по поводу шести мест, два из которых не входят в список гайд-парков, а на других четырех площадках кто-то за 16 дней – 27 мая, то есть в нарушение федерального закона о митингах, согласовал свои акции. Они заняли все места в городе и единственное окошко, которое нам оставили, – это площадь Памяти, которая находится около военкомата. Но так вышло, что исполком мне предложил поменять место проведения митинга с заявленной мной площади Памяти на ту же площадь Памяти с 8 до 10 утра. (Отметим, что в уведомлении Андреева значится площадь Памяти по улице Р.Фахретдина, 11А, а в ответе исполкома говорится о площади Памяти по улице Р.Фахретдина 13. Андреев сообщил "Idel.Реалии", что здание по улице Р.Фахретдина, 13 находится на территории военкомата).

Я должен был прийти в исполком Альметьевска и дать ответ на такое предложение властей. Я обратился в суд, чтобы выяснить, на каком основании местные власти согласовали несколько акций 27 мая в нарушение федерального закона о митингах и почему мне предложили поменять место проведения митинга с площади Памяти на площадь Памяти. То есть власти вспомнили, что по закону они должны предоставить мне альтернативный вариант для проведения акции, и предложили мне то же самое место, что я сам в своем уведомлении и просил.

Они могут говорить все, что угодно! Сойти за алкашей, и у них все прокатит.

В итоге, я никуда не пошел и не стал соглашаться на предложение исполкома – просто подал на них в суд. В суде представитель исполкома сказал, что в законе не написано, как нужно считать даты, поэтому получилось так. Включили дурака. А что касается площади Памяти, то юрист исполкома заявил, что они предложили поменять только время. Они могут говорить все, что угодно! Сойти за алкашей, и у них все прокатит. В итоге, суд мне отказал, но я до сих пор не получил мотивировочное решение.

– Была какая-то история с редактором газеты "С вами" Маратом Курбановым, которого задержали за то, что он проводил видеосъемку в суде. Расскажите подробнее.

– Марат Курбанов по моему приглашению пришел в суд с видеокамерой, чтобы снимать процесс, если суд разрешит. Он поставил камеру до того, как зашел судья. К нему подошел судебный пристав и запретил снимать. Курбанов ответил, что ему пока никто не запрещал, поскольку судья еще не зашел в зал. В итоге, вышел судья и запретил съемку. Курбанов выключил камеру и сел на скамейку. Проходит какое-то время, я начинаю требовать ознакомления с документами, которые представил исполком. Судья объявил десятиминутный перерыв, и в это время Курбанова в коридоре задержали приставы. Оказалось, что пристав, который ранее делал ему замечание, составил на него протокол за неповиновение судебным приставам. Курбанова увезли в мировой суд, где по его ходатайству суд отложили. В итоге, суд прошел 15 июня и ему вынесли предупреждение.

– Вернемся к митингу 12 июня.

– В исполкоме, как вы помните, мне ничего не ответили по поводу согласования митинга на одной площадке – на площади Нефтяников. Видимо, это была ошибка юристов. Но меня это не волнует, я же подал уведомление на площади Нефтяников, но они не ответили. Суд отказал в удовлетворении моих требований.

Они задержали практически половину пришедших – 20 человек. Из них было 7-8 несовершеннолетних, которых от нас сразу отделили. А взрослых было человек 13, восемь из которых отпустили без составления протокола.

Я в субботу вечером, 10 июня, в интернете объявил, что собираемся 12 июня в 13 часов на площади Нефтяников. Я пришел со своим уведомлением, ответом исполкома и постановлением Конституционного суда России, в котором сказано, что если исполком получил уведомление и в течение положенного срока не предоставил ответ, то акция считается согласованной. Через какое-то время на митинг пришла представитель исполкома, которая заявила, что митинг не согласован, и ушла. Полиция, ссылаясь на ее слова, сказала всем расходиться. Я просил документально мне продемонстрировать то, что я нарушил. Мы расходиться не стали.

В итоге, они задержали практически половину пришедших – 20 человек. Из них было 7-8 несовершеннолетних, которых от нас сразу отделили. А взрослых было человек 13, восемь из которых отпустили без составления протокола. В отношении пятерых составили протоколы об административном правонарушении – двух организаторов и трех участников. Мне написали ч.2 ст. 20.2 КоАП РФ, другому организатору – ч.1 ст. 20.2, а троим – ч.5 ст. 20.2 КоАП. Четверым дали штрафы, а мне пять суток ареста.

– Несмотря на то, что исполком мог ошибиться в ответе на ваше уведомление, почему вы не согласились провести митинг на площади Памяти, которую вам предложили власти? Можно было избежать задержаний.

– Площадь Памяти мне не согласовали, а лишь предложили дать согласие на то, чтобы провести там свою акцию.

– Но вы на это предложение отвечать не стали.

– То же самое мне предлагали в момент согласования акции 26 марта. Мне предложили провести митинг у дворца спорта "Юбилейный", и я согласился. Но потом мне ответили, что еще до меня кто-то подал уведомление, и власти согласовали им митинг. Это была ловушка с их стороны, на которую я уже попадал 26 марта. Зачем мне это опять нужно? Тем более я нашел эту лазейку в ответе исполкома.

– После того, как вас задержали, вас отвезли в отдел полиции, но на ночь не оставили?

– Нет. Повестку мне тоже не дали. На всех пятерых составили протоколы, продержали там больше трех часов. Мы с другим организатором вообще вышли из отдела только в восьмом часу вечера. В протоколе было сказано, что я организовал несогласованный митинг на площади ДК Нефтьче. То есть я якобы стоял совсем на другой площади, а не там, где меня забрали.

Я спросил полицейского, почему он так написал, на что он ответил, что я могу указать, что не согласен с протоколом. Я отказался и сообщил, что их фальшивые бумажки даже видеть не хочу.

Мы начали перетягивать входную дверь – в итоге, у меня здоровье позволило, и я закрыл дверь на замок. Они продолжили тарабанить и говорить, что им нужно вручить мне повестку.

На следующий день, 13 июня, в 9:30 утра я открываю входную дверь, заглядываю за угол и вижу оперативника, который меня ждет. Он меня также увидел и тут же ко мне. Я от него. Мы начали перетягивать входную дверь – в итоге, у меня здоровье позволило, и я закрыл дверь на замок. Они продолжили тарабанить и говорить, что им нужно вручить мне повестку. Через некоторое время ушли. Через два часа опять кто-то пришел, опять долбились ко мне. Поздно вечером я попросил Марата Курбанова приехать, посмотреть, нет ли сотрудников у моего дома. Он приехал, посмотрел, что никого нет, и мы с другим организатором митинга Марией Якуповой сели к нему в машину и уехали на другой адрес.

Мы прятались несколько дней, но потом сотрудники полиции все-таки нас обнаружили. Они нашли хозяина этой комнаты, где мы были, ему 80 лет, он живет в Альметьевском районе. Сотрудники сообщили ему, что в его комнате какие-то проблемы. Хозяин комнаты звонит мне и спрашивает, что я натворил. Я ответил, чтобы он никуда не ехал с ними. Где-то через час хозяин квартиры приезжает к нам и стучится. Я не даю открыть дверь. И эта ситуация длилась несколько часов. Полицейские уже предлагали ломать дверь, но хозяин квартиры отказался. В итоге, он согласился, чтобы полицейские залезли через окно или вызвали МЧС. Фактически, пожилого человека удерживали несколько часов!

Я на них смотрю и спрашиваю, на каком основании вы меня задерживаете и прошу предоставить соответствующие документы. И тут пауза – ни у кого ничего нет, то есть просто влезли в комнату без каких-либо документов.

После давления полицейских 80-летний владелец квартиры окончательно испугался и стал что-то подписывать. В итоге, они взломали замок, выломали дверь, вломились в комнату. Я на них смотрю и спрашиваю, на каком основании вы меня задерживаете и прошу предоставить соответствующие документы. И тут пауза – ни у кого ничего нет, то есть просто влезли в комнату без каких-либо документов. Я отказался идти с ними, но они меня насильно схватили и впятером вынесли в коридор, после чего повезли в суд. Это было 19 июня.

– А какой смысл был от них скрываться?

– Потому что 26 марта, когда был суд в отношении меня без моего присутствия, я в итоге отменил это решение в апелляционной инстанции, поскольку без моего присутствия они не имеют право рассматривать административные дела по статье, которая предусматривает арест. Я пошел по тому же пути. По таким беспредельным протоколам я не собираюсь в судах участвовать.

Мы препирались-препирались, после чего он посмотрел на меня, потом на полицию и сказал: "Пять суток ему, уводите".

Меня привезли в суд. Суд спрашивает, Сергей ли я Андреев. Я говорю, что нет. На вопрос, кто я, называю другое имя. Тем не менее, судья продолжил процесс, хотя должен был остановиться, поскольку моя личность не установлена. После этого я спросил у судьи документы, которые бы доказывали, что он действительно судья. Мы препирались-препирались, после чего он посмотрел на меня, потом на полицию и сказал: "Пять суток ему, уводите".

– Судья не уходил в совещательную комнату?

– Вообще ничего не было. Он даже не прочитал, по какой статье меня судят. Когда меня начали выводить из зала, судья в спину мне крикнул: "В следующий раз десять суток получишь".

Благодаря мне в спецприемнике произошла революция

Вместо постановления судья дал какую-то справку, в которой не написано, по какой статье я осужден. То есть в справке лишь написано, что мне назначили административный арест на пять суток. Но ни по какому делу, ни по какой статье – ничего! Меня привезли в спецприемник. Там спрашивают, по какой статье мне дали арест. Я ответил, что не знаю. Но и в спецприемнике меня толком не оформили и закрыли в камеру.

Благодаря мне в спецприемнике произошла революция – через день в мою камеру приходила прокуратура и спрашивала, есть ли у нас жалобы. Меня стали водить гулять, хотя до этого там никто не гулял. Стали давать людям телефоны, чтобы они смогли позвонить близким, начали выдавать зубные пасты и щетки. Благодаря моему присутствию режим стал налаживаться.

– Это было после ваших жалоб?

– Нет, это было после того, как я сказал, что если мне что-то не предоставят, я буду взыскивать моральный ущерб. Я вышел 24 июня.

– Какое было отношение сотрудников?

– Сотрудники поначалу ко мне отнеслись как всегда, но потом стали относиться по-другому. Кормили там отвратительно. Эта баланда – это ужас какой-то. Мне рассказывали, что когда была проверка, еда была отличной – давали рыбу, яйца, куски мяса, была вкусная каша. У меня такого не было. Кормили как свиней.

– Сколько человек было в камере?

– У нас была четырехместная камера. Ко мне в камеру только в последний день на один час подселили пятого, и то очень вежливо об этом попросили. А так в других камерах было по пять, даже по шесть человек.

– Вы обжаловали свой арест?

– Я подал апелляционную жалобу на свой арест, судебное заседание в Верховном суде Татарстана было назначено на 14 часов 21 июня. Я должен был участвовать в процессе через Skype. Мы сидели полчаса, но мне сказали, что не работает связь. Я попросил соответствующий документ, но мне его не дали – надели наручники и увели, несмотря на то, что я около получаса сопротивлялся. Когда я вышел, я написал заявление с целью привлечь к уголовной ответственности сотрудников, которые лишили меня возможности участвовать в процессе. Выяснилось, что суд все-таки был, потому что уже после того, как я вернулся домой, я увидел на сайте Верховного суда Татарстана информацию, что решение Альметьевского городского суда оставлено без изменения.

– Что вы намерены делать дальше?

– Постараюсь дойти до ЕСПЧ. Но сейчас буду подавать в суд на судью и признавать его действия незаконными. Кроме того, я буду привлекать к уголовной ответственности оперативника, который меня арестовал. Я уже был в Следственном комитете, я пытаюсь получить направление на судмедэкспертизу – у меня все тело в синяках было после задержания. Но направление пока не дают.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG