Ссылки для упрощенного доступа

"Хыпар", 3 августа 1917 года, № 25
(Крестьянская чувашская газета)
Издание чувашской секции Общества мелких народностей Поволжья
(Перевод с чувашского)

ДЛЯ ЗАПОМИНАНИЯ.

Пришло время чувашам выбирать волостные земства. Читатели "Хыпара", полагаем, знают, что такое земство. Однако многие из чувашей, вместо того чтобы делать себе добро, стали совершать вредительские поступки.

КАЗАНСКИЕ ЧУВАШИ СОВЕТУЮТ.

Чувашские солдаты, несущие службу в Казани, и простые городские работники-чуваши 30 июля собрались в конторе газеты "Хыпар".

Особое внимание собравшихся привлекло сообщение об "Аликовском деле". Аликовцы избили своих же защитников, разъяснявших им события в стране и их положение, измывались над агитаторами, прогнали из школы своих же учителей. Теперь активистам сел и деревень следует оставить свою работу и махнуть рукой на общественные дела? Наши противники этого только и ждут. Кто тогда будет вести чувашские дела? Грамотных и умелых людей у нас немного, поэтому надо продолжать начатую работу.

Нет, надо продолжать вести разъяснения, надо объединяться, тогда не будет таких позорных фактов, как то, что произошло в Аликово.

С другой стороны, на таких людей, как чуваши Аликовской волости, и сердиться вроде не к месту. Ведь это плохое дело они совершили от незнания истины. Их обманули, сказав, что учителя в месяц получают сто семьдесят рублей, тогда как жалованье у них семьдесят рублей (из них еще ежемесячно удерживается четыре рубля). Люди поверили. Им сказали, что эти агитаторы собирают подписи для открытия монополии, и за них они от олбутов (богачей) получают по тысяче (1000) рублей – и темные люди опять поверили обману. От недопонимания ситуации люди бездумно верят вредителям, а образованным специалистам даже не дали высказаться. Стыдно говорить, но они своих защитников безобразно искромсали.

На дурака и неуча нет смысла обижаться, остается только пожалеть.

Кто-то может подумать, что это говорит человек, не испытавший аликовского посоха. Попробовал, потому и говорю: надо продолжать нести правду в народ.

Испытавший.

Товарищи, крестьяне!

Мы обращаемся к вам от имени крестьян Московской, Владимирской, Питерской, Новгородской и Тверской губерний: дайте нам для сева семена, просим спасти нас от грядущего в следующем году голода.

Вы можете спросить: почему мы не высылаем вам красный и другой товар? Товарищи! Мы сами об этом много думали и начали делать, что нам по силам.

На каждом собрании поднимаем вопрос об экономии всех товаров для обмена на семена и стараемся объявить на них монополии. Некоторые товары уже отправлены правительству. Они распределены по нужным губерниям, таким образом, Казанской губернии отправлено более 200 тысяч аршинов красного товара. Стараемся изо всех сил.

Фабрики, готовящие различные товары, в данное время много продукции выдавать не могут, потому что сейчас они обслуживают армию снарядами, одеждой и обувью, и в то же время им надо ремонтировать тысячи, десятки тысяч железнодорожных вагонов. Кроме того, дела не ладятся из-за отсутствия ваточного материала, железа и угля для отопления фабрик.

Давайте сообща скажем – что все, что имеется в запасе, и богатые, и бедные поделимся пополам. Этим должны заняться наши Продовольственные комитеты...

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ИЗ ОКОПА.

Товарищи! Солдаты!

Наше государство готово упасть в бездонную дыру. Время пришло, братья, откройте глаза и присмотритесь, что делается за нашими спинами: некоторые с фронта дезертируют, другие в тылу без дела маются, кто-то ворует или, продавая казенное имущество, проигрывает в карты, кто-то не желает идти к нам на помощь.

Братья! Я вам говорю: время пришло, наше государство вот-вот разрушающе свалится с высокой горы. Братья! Вы забыли, как урядники и полицейские гонялись за нами, только за одно слово сажали нас в тюрьмы, вы забыли, как богачи нам не давали кусочка хлеба. Идете за ними, их же вы слушаете! Они вас хотят повести по своей дороге. Они мутят вас словами против войны. Так говорят те, кто свою шкуру бережет. Не слушайте их! Вы спрашиваете: почему война не прекращается? Если война прекратится, то наша завоеванная свобода пропадет. Братья! Мы воюем не за себя. У нас есть дети, у нас есть семьи. Они в будущем скажут, что отцы не защитили их и им жить худо. Нам тогда будет стыдно.

Братья! Я вам скажу: я простой солдат. Семь лет отдаю все силы, чтобы построить и сохранить эту свободную жизнь. Много сил отдал я солдатчине, но все же стараюсь. У меня есть родные, они мне скажут спасибо.

Тут Одиннадцатая армия сбежала, левый фланг отступает. Немец идет за нами, своими железными когтями желает нас пригвоздить. Кто их остановит? Если они придут, то нам конец…

/Письмо дальше не читается – газетный лист оборван/

СЕЛЬСКИЕ ВЕСТИ.

Не воруй!

В Чебоксарском уезде, в деревне Бурмас /Уразгильдино, ныне в Козловском районе Чувашской Республики/ по весне часто пропадали ткани и мотки ниток, выкладываемые женщинами на снег для отбеливания. Многие знали, кто это совершает, но до сих пор поймать вора за руку не удавалось. Вор этот – женщина. До этого она воровала женские наряды, а теперь взялась за дело покрупнее.

Однажды в июле она запрягла коня и под вечер двинулась в поля за снопами. Многие следили за женщиной, на ночь глядя едущей в поле. Вот эта боевая женщина приезжает в поле, идет от участка к участку, от одного скирда берет пару снопов, от другого три-четыре снопа и возвращается домой с полным возом хлеба.

Утром собирается собрание, выясняет дело и идет к женщине с обыском. Узнав о собрании, воровка прячет снопы в подпол и сама тоже прячется там же. Пришедшие люди вытаскивают мужа из амбара, а жену – из подпола. Потом женщине пол-лица намазывают сажей, на голову надевают угольную рогожу, на шею навешивают пять снопов, и повели ее по улице. Мужа заставили следовать за женой. Впереди идет молодой человек с ведром и барабанит в него. На улице полно народу. "Убить мало эту женщину!" – кричат они. Сколько унизительных слов тут, сколько тумаков. Один сбивает ее на землю, другой поднимает, третий подходит сзади и ударом в затылок снова сваливает наземь.

Когда так обошли всю деревню, мужа и жену, истерзанных, избитых, закрыли отдельно. Сейчас жена лежит в больнице. Теперь поговаривают, что эту воровскую семью по приговору надо изгнать из деревни.

В наше сумбурное время таких людей, как жена коштана Петра Хвади, не поленятся отправить и на тот свет.

Путник.

Самые интересные новости, заметки и объявления из газет и журналов Поволжья 1917 года читайте на нашем сайте. Продолжение следует.

Читайте о событиях столетней давности в специальном Telegram-канале "Поволжье в 1917 году".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG