Ссылки для упрощенного доступа

Реальные люди 2.0: Наталия Фишман — о работе, главных победах и татарском языке


"Реальные люди 2.0": Наталия Фишман о работе с Миннихановым и не только
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:50:42 0:00

В рамках проекта Реальные люди 2.0 мы беседуем с гостями об их жизни, о том, что они умеют делать лучше всех и почему они это делают. И — традиционно — о том, как это влияет на нашу с вами жизнь. Гостем программы сегодня стала помощник президента Татарстана Наталия Фишман. Она рассказала о том, чему научилась за время работы чиновником, назвала главную победу и поражение в 2017 году и поделилась впечатлениями от общения с Рустамом Миннихановым. Кроме того, Фишман ответила на вопрос, возникает ли у нее желание все бросить из-за актов вандализма, а также прокомментировала ситуацию с преподаванием татарского языка.

ЧЕМУ НАУЧИЛАСЬ НАТАЛИЯ ФИШМАН, РАБОТАЯ ЧИНОВНИКОМ

— Главное, конечно, чему ты учишься, — это терпение. Важно всегда находить правильный баланс ответственности. Одна из главных сложностей, с которой я сталкиваюсь, — это желание людей не брать на себя лишнюю ответственность. У нас так в принципе устроена система — ответственность на себя готовы брать немногие. Это сложно. Самое сложное (и этому я не научилась, но стараюсь) — это делегирование и перераспределение ответственности. Когда ты берешь на себя слишком много ответственности, многие этому радуются и занимают такую аморфную и безинициативную позицию. Это, наверное, худшая из моих ошибок.

С одной стороны, одно из моих достоинств состоит в том, что я не боюсь ответственности, а с другой — мы делаем работу за огромное количество других людей, которую мы делать не должны. И главное, чему я сейчас учусь, — это выстраивание управленческого механизма таким образом, чтобы в каждой узловой точке ответственность в той или иной степени оставалась, а не перетягивалась в какую-то сторону. Чтобы процесс шел так, как должен идти.

У меня есть еще одна управленческая проблема. У меня всегда была возможность привлекать к работе самых сильных специалистов, которым мне никогда не нужно было объяснять, как им делать свою работу. Когда ты идешь к таким людям, ты склонен не зарываться, не искать подвоха там, где его нет. А когда ты идешь к человеку, в котором не уверен, ты понимаешь, что вся эта ответственность на тебе, и в этом случае ты можешь наломать лишних дров.

У нас есть команда — "Архитектурный десант". Я научилась к ним не лезть и практически никогда не оспаривать их решения. Нужно понимать, что очень часто руководители высокого уровня вдруг начинают согласовывать, к примеру, двери в аэропорту. Я сейчас понимаю, почему. Любому управленцу хочется чувствовать причастность к результату. Я очень хорошо помню, как в первый год работы мы открывали сквер и библиотеку Тукая в Нижнекамске. В последнюю ночь вместе с ребятами мы раскатывали рулонный газон, подметали листья, сажали цветы, а потом я с утра отмывала черную каемку из-под ногтей. Сегодня, когда мы открываем по 70 объектов в год, уже другая ситуация. Я не имею личного мнения по большей части вопросов — я должна доверять. Когда ты делегируешь полномочия и ответственность, ты теряешь ощущение собственной причастности. И это очень мучительно для любого человека с творческим началом. В этом смысле это, конечно, большая школа.

О ГЛАВНЫХ ПОБЕДАХ В 2017 ГОДУ

— Для меня как ни странно такой победой был проект озер Лебяжье. Мы в какие-то рекордные сроки выполнили весь объем работ. Лично для меня это было очень тяжелым административным процессом. Нормальному человеку неочевидно то, что мы сделали, но это действительно очень большое достижение.

Еще одно большое достижение для меня — очень мучительное — это школа в Набережных Челнах, которую нам удалось сделать. Там вместо плитки на полу лежит резиновое покрытие, другой свет, другие цвета, вместо гипсокартонных стен со штукатуркой — кирпичная кладка. В общем, это набор недорогих и несложных, но продуманных дизайнерских решений. И это при том, что мы не выходили за пределы бюджетного лимита, во что никто не верит. В принципе, наверное, почти нет объектов, на которые я потратила столько сил и нервов.

И самая главная победа для меня — это выставка "Гений века" — совместный проект Третьяковской галереи и Татарстана​. Этим проектом я горжусь. Я невероятно благодарна как команде Третьяковской галереи, так и своей команде. Наш арт-директор Денис Дмитриенко выдал продукт невероятного качества. Это тот случай, когда я заходила в пространство экспозиции и понимала, что эта выставка могла бы быть где угодно. Это для Казани большое достижение.

О ЖЕЛАНИИ ВСЕ БРОСИТЬ ПОСЛЕ АКТОВ ВАНДАЛИЗМА

— Мы же не занимаемся благоустройством парков ради благоустройства парков. Это все задачи, направленные на какие-то социальные процессы. На то, чтобы люди привыкали к другой среде, к тому, что они сами могут ее формировать, на то, чтобы в обществе запускался процесс саморегулирования.

Например, в Горкинско-Ометьевском лесу очень заметно, насколько иначе за прошедший год стала вести себя публика. Мне приятно, насколько люди призывают друг друга к порядку. В районах есть еще более интересные изменения. Например, в Муслюмово люди перестали считать приличным ходить по селу в калошах, потому что появились тротуары. Еще стало принято надевать какую-то красивую одежду и идти на променад, потому что появилась набережная.

Возвращаясь, к теме вандализма. Это очень обидно! Но мы понимаем, что без этого не бывает. Мы понимаем, что люди будут бить, пока не привыкнут. А если мы не будем все восстанавливать, они будут бить всегда. Если они разбили, а мы не починили — они к этому не привыкнут. А на третий-четвертый-пятый раз — привыкнут и будут как-то с этим соотноситься. Ведь эта среда — это во многом об уважении к себе. Это тяжело и требует не слепой восторженной детской веры в какие-то абстрактные идеалы, а очень твердых убеждений.

Когда раз ломают, два ломают, три ломают, хочется иногда сказать: "Да ну к черту вас, ну что вы за люди!". Но мы будем стоять на том, что нужно чинить и делать хорошо, несмотря на то, что люди иногда не очень бережно к этому относятся. Я также считаю, что нужно обсуждать с людьми все, что мы делаем. Потому что в конечном счете, пока люди не начнут чувствовать, что это их решение и их пространство, ничего системно не изменится. Для меня эта работа, направленная на системные изменения представлений людей об их месте в обществе, о жизни в своих населенных пунктах. На самом деле — во многом об отношении с государством.

ЧТО ДО СИХ ПОР СЛОЖНО ИЛИ НЕПРИВЫЧНО В ТАТАРСТАНЕ

— Очень душно — все всех знают. Больше всего мучает, что официанты в кафе называют меня "Наталия Львовна". Я не знаю, откуда люди знают мое отчество, но это чудовищно. Это пытка. Когда ты приходишь расслабиться, а к тебе вдруг обращаются по отчеству, ты тут же должен выпрямить спину, вспомнить, что ты не Наташа, а Наталия Львовна, и вести себя соответствующим образом. Может быть, кому-то кажется, что я много себе позволяю, но я-то чувствую, как мало я себе позволяю по сравнению с тем, к чему я привыкла. Это мучительно.

ОБ ОБЩЕНИИ С РУСТАМОМ МИННИХАНОВЫМ

— Мне очень повезло, что мой руководитель, приглашая меня, исходил из того, что я понимаю то, что ему будет полезно. Я невероятно благодарна ему за то, что он с уважением относится к моему мнению, и у меня всегда есть право его высказать. Принимает ли он его в расчет или нет — в разных ситуациях по-разному. У меня от работы с ним нет ощущения недооцененности, иначе я бы, наверное, не работала. Право в любой момент поделиться собственной позицией — это очень важно для меня.

Раньше, как вы знаете, я работала советником министра культуры Москвы. Мне всегда казалось, что советник круче, чем помощник. Я пришла к Рустаму Нургалиевичу и спросила: может, я буду советником? Он мне ответил, что советник советует, а помощник помогает. Кстати сказать, мне очень повезло, что право на свое мнение мне оставляют практически все руководители, с которыми я имею дело.

О ТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ

— Мой опыт работы и общения с властями в России подсказывает, что реально действующая сильная и мотивированная власть — это национальные республики. Это наличие ощущения у конкретного народа, что это его земля, что другой у него не будет, и что его дети и внуки должны жить здесь, потому что это его. Мне кажется, что люди, живущие на этой земле, не являющиеся представителями титульной нации, но при этом пользующиеся этими качественными отличиями, должны с уважением и пониманием относиться к титульной культуре региона, благодаря наличию которой этот регион настолько успешен.

Я правда убеждена, что это связанные вещи. И я, конечно, считаю, что мы должны с уважением относиться к тому, что у титульной нации есть право на изучение своего языка. Я считаю, что живущие в Татарстане люди должны владеть татарским языком как минимум на базовом уровне, потому что это уважение к земле, на которой ты находишься.

В видеоролике использованы фотографии интернет-журнала "Инде" и издания "БИЗНЕС Online".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и узнавайте, кто будет следующим гостем проекта Реальные люди 2.0, и многое другое.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG