Ссылки для упрощенного доступа

Как прошли выборы в Учредительное Собрание в Уфимской губернии


Единственное заседание Учредительного собрания 5 января 1918 г.

26 декабря 1917 года собралась на свое 45-е заседание Уфимская окружная избирательная комиссия. Она подвела окончательные итоги в Учредительное Собрание по Уфимской губернии. Членами собрания, которого ждала вся Россия, и которому менее чем через месяц предстояло быть разогнанным большевиками и левыми эсерами, стали 13 человек, прошедших по четырем кандидатским спискам.

Заключительному заседанию комиссии предшествовали месяцы напряженной избирательной борьбы.

"Ни в одной стране и никогда выборы в парламент не проходили в столь осложненной обстановке, как выборы во Всероссийское Учредительное собрание. Уже сами по себе всеобщие выборы в государстве, население которого превышает полтораста миллионов, а пространство превышает пространство всей Западной Европы, среди населения необычайно пестрого по своему национальному составу - представляли весьма сложную и трудную задачу. В странах Западной Европы выборы занимают всего один день, и через один, два дня итоги выборов оказываются подведенными уже по всей стране.

У нас выборы и подсчет голосов растянулись почти на три месяца. Даже сейчас, когда пишутся эти строки, выборы не закончены еще во всех избирательных округах.

В таком промедлении виноваты и затеянная большевиками гражданская война на всех внутренних русских фронтах, и та всеобщая и глубокая разруха всего государственного аппарата, которая в особенности дала себя знать после большевистского мятежа.

Эти же обстоятельства до крайности затруднили подведение итогов избирательной кампании..."

Николай Святицкий, секретарь Всероссийской комиссии по делам о выборах в Учредительное Собрание.

"Итоги выборов во Всероссийское Учредительное собрание. Сборник "Год русской революции (1917-1918 гг.)"

ПОДГОТОВКА К ВЫБОРАМ

В августе 1917 года образованное по поручению Временного правительства Особое совещание выработало "Положение о выборах в Учредительное Собрание". По оценке современников, был принят самый демократичный в Европе на тот момент закон о выборах, которые были всеобщими, равными, прямыми, при тайном голосовании. Избирательные права были предоставлены женщинам и военнослужащим, был установлен весьма низкий для того времени возрастной ценз в 20 лет. Все остальные цензы, в том числе имущественный, цензы оседлости и грамотности, ограничения по вероисповедному или национальному признаку были отменены.

В сентябре 1917 года была образована Уфимская окружная избирательная комиссия, которую возглавил крупный помещик и общественный деятель, член кадетской партии Александр Верниковский, бывший уфимский городской голова в 1914-1917 годах. В этом же месяце в Уфимской губернии началось выдвижение кандидатских списков.

Всего по Уфимскому избирательному округу было выдвинуто 12 списков.

Список № 1 был выдвинут Уфимским губернским мусульманским национальным советом и включал в себя таких известных мусульманских деятелей, как меньшевик, депутат Милли-меджлиса Гумер Терегулов, один из лидеров Центрального духовного управления мусульман Внутренней России и Сибири Ибньямин Ахтямов, Ахмед Цаликов.

Список № 2, выдвинутый Союзом сельских хозяев и посевщиков Уфимской губернии, в который входили внепартийные крестьяне-земледельцы и общественные деятели, возглавлялся Ибрагимом Султановым.

В списке № 3, выдвинутом просоциалистически настроенным Мусульманским национальным советом, эсерами-татарами и Советом крестьянских депутатов были такие известные деятели, как Галимжан Ибрагимов, Шарифжан Сунчаляев (Сюнчелей), впоследствии ставшие большевиками.

В списке № 4, выдвинутом группой кооператоров Уфимской губернии оказалась непреклонная сторонница Керенского и Временного правительства, впоследствии одна из основательниц Комитета помощи голодающим во время голода 1921-1922 гг. Екатерина Кускова-Прокопович.

Список № 5 включал в себя группу уфимских меньшевиков во главе с Ибрагимом Ахтямовым (братом Ибньямина Ахтямова), Николаем Плаксиным и Алексеем Кийковым.

Список № 6, выдвинутый Уфимскими православными приходами, возглавлялся известным деятелем православной церкви, епископом Уфимским и Мензелинским Андреем.

В список № 7 выдвинут блоком "Сельские кандидаты" — в Единении сила".

Список № 8 выдвинула трудовая Народно-социалистическая партия; в него, в частности, вошли известный деятель кооперативного движения Алексей Свечников и бывший губернский комиссар Виктор Герасимов.

Список № 9, выдвинутый совместно партией эсеров и Уфимским губернским Советом крестьянских депутатов, включал в себя таких известных общественных деятелей, как уфимский городской голова Александр Бриллиантов, Исаак Штейнберг, Владимир Трутовский, Василий Филатов, Николай Осинцев, Виктор Гиневский.

В большевистский список № 10, состоявший из 13 человек, вошли известные в губернии большевики Евгений Преображенский, Николай Брюханов, Борис Эльцин, Даниил Сулимов, Алексей Евлампиев, Петр Гузаков, Александр Цюрупа, Эразм Кадомцев, Аким Юрьев. Возглавлялся список Лениным.

Выдвижение большевистского списка несколько задержалось из-за того, что пришлось ждать согласия Ленина баллотироваться по Уфимскому округу. Забегая вперед, нужно отметить, что Ленин, как и многие другие видные политические деятели, баллотировался в собрание сразу по нескольким округам и спискам и, в конце концов, дал согласие быть избранным по списку Балтийского флота.

ТЕЛЕГРАММА

СРОЧНО ПТГ СМОЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ПЕРВЫЙ ЭТАЖ КОМНАТА 18 ЦЕКА ПАРТИИ РСДРП

УФИМСКАЯ ГУБЕРНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 5 ОКТЯБРЯ УТВЕРДИЛА СЛЕДУЮЩИЙ СПИСОК КАНДИДАТОВ В УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ – ВЛАДИМИР ЛЕНИН ЕВГЕНИЙ ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ ИОСИФ ПРАВДИН НИКОЛАЙ БРЮХАНОВ БОРИС ЕЛЬЦИН ДАНИИЛ СУЛИМОВ ПЕТР ГУЗАКОВ АЛЕКСАНДР ЦЮРЮПА ЕРАЗМ КАДОМЦЕВ АКИМ ЮРЬЕВ МИХАИЛ ЗАЙКИН ВАСИЛИЙ СУЛИМОВ ВАСИЛИЙ ЗАИКИН ПОДРОБНЫЕ СВЕДЕНИЯ КАНДИДАТАХ ПИСЬМОМ ТОЧКА ШЛИТЕ СРОЧНО СОГЛАСИЕ ЛЕНИНА БАЛЛОТИРОВАТЬСЯ ДЛЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОКРУЖНУЮ ВЫБОРАМ КОМИССИЮ ТАКЖЕ ЕГО АДРЕС ВОЗРАСТ СЕКРЕТАРЬ ЮРЬЕВ.

(Национальный архив Республики Башкортостан, фонд № 1832, опись 12, дело 39).

Список № 11 под названием "Федералисты-башкиры" был выдвинут Уфимским губернским секретариатом Башкирского Центрального совета; в него вошли общественные деятели Ахмет-Заки Валидов, Шараф Манатов, военный врач Гумер Куватов

Наконец, кадетский список № 12 включил в себя таких известных в Уфе представителей "Партии народной свободы", как граф Петр Толстой, Федор Головин, Александр Кауфман, Анатолий Полидоров.

(Национальный архив Республики Башкортостан, фонд 1832, опись 4, дело 221).

Газета "Земля и воля" 12 ноября 1917 года

"…Многие из партий, заявивших в Уфимской губернии списки, кроме 5, 8, 9, 10 и 12, соорганизовались только перед выборами, только для того, чтобы отстаивать свои интересы в Учр. Соб., у них и программы как следует нет, не успели ее еще состряпать, даже лозунгов своих нет.

Такова, например, партия кооператоров, выставившая список № 4.

Кооператоры не могли своих лозунгов придумать, а взяли социал-демократов, заменили пролетарии словом "трудящиеся" и получилось "трудящиеся всех стран соединяйтесь", а второй лозунг взяли у социалистов-революционеров, только переменили слово "в борьбе" на слова "в труде и знании" и вышло "в труде и знании обретешь ты право свое". Что же касается программы их, то мы, к сожалению, о ней ничего узнать не можем…"

— Преобладающим влиянием в сельскохозяйственной Уфимской губернии пользовались эсеры — русские, татарские и башкирские, — рассказывает уфимский историк Геннадий Мордвинцев. — Они контролировали все шесть уездных Советов крестьянских депутатов, а также Советы Уфы, Бирска, Белорецка, Белебея, Златоуста, Стерлитамка, Мензелинска. Они издавали газеты "Земля и воля", Ирек "Воля") "Безен юл! ("Наш путь"), а также направляли содержание газет всех городских Советов Башкирии. Очередной губернский съезд крестьянских Советов в сентябре 1917 года высказался за единый список от крестьянских Советов и охотно первые места уступил" партии эсеров. Однако, к моменту регистрации в октябре списков кандидатов татарские и башкирские левые эсеры добились все же выдвижения отдельного мусульманского списка, который возглавил выдающийся татарский писатель и публицист Галимжан Ибрагимов.

Такое решение обуславливалось тактикой борьбы за голоса крестьян в татарских и башкирских селах и солдат гарнизонов Уфы, Златоуста, Белебея. Свой отдельный список "Башкир-федералистов" выдвинуло башкирское национальное движение. Еще в июле 1917 года первый Всебашкирский курултай, проходивший в Оренбурге, решил, что в Учредительное Собрание "могут избираться лишь лица, исключительно защищающие национально-территориальную автономию башкир, способные отстаивать интересы башкир и при условии принадлежности их к башкирской национальности". В ней же говорилось, что "вступление в блок с другими партиями или национальностями возможно исключительно с отстаиваемыми или требующими национально-территориальную автономию".

"Село Месягутово являлось большим русским селением, но окруженным башкирскими деревнями. Я был в трех селениях, ноги, правда, унес оттуда, но списков вручить, созвать собрания и провести беседы не удалось. Так что в башкирских деревнях было настроение революционно-национального подъема, мысль о национальном делении превалировала, и мы не могли получить там для себя почти ничего…"

(Из воспоминаний златоустовского большевика Бочкарева о предвыборной агитационной поездке в район села Месягутово. Национальный архив Республики Башкортостан, фонд 9776, опись 2, дело 585. Приведено в брошюре "Г.В.Мордвинцев. Выборы в Учредительное Собрание в России и Башкирии в 1917 году. БашГУ. Уфа, 1995").

"На I Всероссийском мусульманском съезде в мае 1917 г. в Москве по вопросу об участии мусульман в выборах в Учредительное Собрание было решено создать демократический блок мусульман, способный заключать соглашения с партиями и блоками, идеологически находящимися не правее трудовиков.

Наиболее грамотно выборная кампания была проведена татарскими уфимскими левыми эсерами — группой Галимджана Ибрагимова. Он прибег к новому в татарской политике тактическому приему, объединив под одну крышу четыре организации. Единый список получил название "Совет Крестьянских Депутатов — левая фракция Мусульманского национального совета, татарские эсеры, Мусульманский Национальный Совет". В этом названии Галимджан Ибрагимов сохранил связь с общенациональными органами и всероссийской партией эсеров (преобладавшей в губернии) и подчеркнул свое отличие от них. Этот список, наряду с башкирским, является единственным случаем использования наименований этнических групп у мусульман России. Галимджан Ибрагимов активно использовал для выборов отделы мусульманского образования земств, руководимые своими сторонниками. Так он получил доступ к основной группе национальных активистов — учителям. Совместные предвыборные заседания этих организаций начались 21 сентября. Первоначально список назывался "авыл халкы испискы" (список сельского народа). В сентябре велись переговоры с лидером Харби Шуро Ильясом Алкиным об образовании единого списка, но социалистический список Казани не имел ничего общего с уфимским списком. 8 ноября 1917 г. во все уезды Уфимской губернии были намечены ответственные за проведение предвыборной кампании в Учредительное Собрание. В результате список мусульманских эсеров завоевал пять из шести мандатов от мусульман губернии (кроме башкирских автономистов). Но их база осталась ограниченной рамками губернии. Отметим, что в Учредительное Собрание от Казанской и Уфимской губерний прошли преимущественно эсеры и близкие к ним татарские и чувашские социалисты-федералисты (исключение составил список башкирских автономистов в Уфимской губернии, выступавших против социализации земли).

В Уфимской губернии в Стерлитамакском уезде список башкирских автономистов получил 50,8% голосов и 58,2% в Златоустовском уезде, но в остальных уездах татарские списки получили большинство среди мусульман".

Айдар Хабутдинов. "Мусульмане-татары и выборы во Всероссийский парламент"

КТО БЫЛ ИЗБРАН

Всего в Уфимской губернии, по данным окружной избирательной комиссии, насчитывалось 1 271 158 избирателей. Наибольшее количество избирателей было в Уфе — 73 158 человек, и Златоусте — 28 726 человек. Для проведения выборов было образовано 1 352 избирательных участка (из них — 11 воинских), в том числе, в Уфе — 13 участков (из них — 5 воинских). Выборы состоялись в 1 350 участках.

Голосование продолжалось в течение трех дней — 12, 13 и 14 ноября. Только с 22 ноября материалы из уездных и городских избирательных комиссий стали поступать в окружную комиссию, и этот процесс затянулся до 11 декабря.

13 декабря на заседании окружной комиссии были подведены окончательные итоги выборов по губернии. Наибольшее количество голосов — 322 166 — получил эсеровско-крестьянский список № 9. Сразу за ним шел список № 3 мусульманского совета и эсеров-татар, набравший 304844 голоса. Третье место по губернии досталось списку "Федералистов-башкир", за который отдали голоса 135 967 избирателей. Отдельный список № 1 мусульманского нацсовета получил 88 850 голосов. За большевистский список № 10 проголосовало 48 151 человек, за меньшевистский № 5 — всего 2 614 человек. Кадетский список № 12 предпочли 15 825 избирателей. За список № 8 народных социалистов проголосовало 11 429 человек.

Избранными в Учредительное Собрание оказались:

По списку № 1 – юрист, педагог Гумер Терегулов.

По списку № 3 – журналист и литератор Галимжан Ибрагимов, учитель Шарифжан Сюнчелей, работник Белебеевской землеустроительной комиссии Гизатулла Ильясов, крестьянин Ахметдин Мухаметдинов, председатель Уфимского мусульманского военного совета, прапорщик 144-го запасного полка Мухитдин Ахмеров.

По списку № 9 — уфимский городской голова Александр Бриллиантов, лидеры уфимских левых эсеров Исаак Штейнберг, Владимир Трутовский, Василий Филатов, Николай Осинцев.

По списку № 11 — башкирские деятели Ахмет-Заки Валидов, Шараф Манатов.

(Все данные приведены по "Журналу уфимской окружной избирательной комиссии по выборам в Учредительное Собрание" (Национальный архив Республики Башкортостан, фонд 1832, опись 4, дело 220).

Ни кадеты, ни меньшевики, ни большевики, ни народные социалисты в Учредительное Собрание по Уфимской губернии не прошли.

— Правые эсеры оказались малоспособными к перестройке своей программы, своей политической линии, оказались догматиками, — комментирует итоги выборов Геннадий Мордвинцев. — Народные социалисты, как практики, работавшие в кооперативах, школах, земствах выглядели со своей программой очень неплохо, но они не успели, что называется, раскрутиться. Их губернский комитет сформировался только в конце августа-начале сентября 1917 г., только в сентябре стала выходить их газета. Сыграла свою роль и малочисленность их партийной организации — народных социалистов насчитывалось всего 500-700 человек на губернию. Что касается меньшевиков, то они оказались, как говорится, ни к селу, ни к городу. Крестьян они не понимали и к ним с агитацией и не обращались. Среди рабочего класса их сторонниками были, как правило, высококвалифицированные рабочие, с нормальным заработком, а таких было не так много. К тому же у них лозунг — "Война до победного конца!". Ну, разве могло это подействовать?

Деревня отдала предпочтение эсерам, федералистам и мусульманскому списку. В более политизированных городах, заселенных преимущественно русским, славянским населением, картина была несколько иной. Так, по Уфе, Златоусту и Стерлитамаку социалистические списки собрали около 77% голосов. В целом же по губернии партии и группы социалистической ориентации получили около 72% голосов. Кадеты — чуть более 2%. Федералисты — 14,2%. Если учесть что по земельному вопросу единым фронтом за отмену частной собственности на землю выступали эсеры, большевики, федералисты, то становится понятным поражение в губернии сторонников западного пути развития — кадетов, меньшевиков, народных социалистов.

ЕДИНСТВЕННОЕ ЗАСЕДАНИЕ

Большевистско-левоэсеровский Совнарком назначил открытие Учредительного Собрания на 5 января 1918 года. Но еще до открытия, когда стали известны результаты выборов, центральные комитеты большевиков и левых эсеров приняли решение о разгоне собрания в том случае, если оно откажется признать декреты Советской власти. Вопрос о том, нужно Учредительное собрание вообще, несмотря на то, что оно уже было избрано, открыто обсуждался на страницах большевистской и левоэсеровской печати. Так, уфимский левый эсер Владимир Трутовский задавался вопросом: "Вся ли власть учредительному собранию или возможны еще какие-нибудь комбинации?" ("Земля и воля", 19 ноября 1917 года). В том же номере газеты в отчете о собрании местной левоэсеровской организации говорилось: "Уход наших представителей из Учредительного Собрания не допустим до тех пор, пока не испробованы будут все другие средства".

На самом заседании 5 января были только шестеро из 13 избранных Уфимской губернии депутатов – левые эсеры Исаак Штейнберг, Александр Бриллиантов, Владимир Трутовский, мусульманские социалисты Галимжан Ибрагимов, Шарифжан Сюнчелей и Шараф Манатов. Ахмет-Заки Валидов в эти дни был всецело занят обустройством только что провозглашенной башкирской автономии и в Петроград не поехал.

О позиции и действиях уфимских депутатов в Учредительном собрании имеются лишь отрывочные данные. Так, в Национальном архиве Республики Башкортостан сохранились воспоминания мусульманского социалиста (позднее — большевика) Шарифжана Сюнчелея. В них он писал:

"Мы депутаты левых социалистических групп татар, избранные трудящимися Уфимской губ. в числе 4 человек накануне нового года прибыли в Петроград поездом через Москву. Стояла суровая снежная, морозная зима. С вокзала до гостиницы "Астория" довольно большое расстояние проехали мы на извозчиках. Шел снег. Улицы города видимо не убирались. Кое-где были слышны отдельные выстрелы.

Оказалось, что в "Астории" разместились депутаты большевики и левые эсеры. Дня четыре мы провели в ожидании открытия Учредительного собрания. За это время татарская буржуазия Петрограда усиленно угощала депутатов мусульман (из Поволжья, Урала, Кавказа, Средней Азии), созывая их в гости.

Безусловно целью этих угощений были не столько взаимное знакомство депутатов, но и др. соображения (представителей тат. нац.-бурж партии – депутатов А.Цаликова, Салехова, Ахтямова и др.), а именно "объединение всех депутатов мусульман в одну "мусульманскую фракцию".

Ввиду малочисленности левых социалистов (всего 5-6 человек вместе с неприбывшими к открытию Учредительного собрания т.т. Ибрагимовым Г. и Муллануром Вахитовым) мы примкнули к мусульманской фракции, образовав в ней левое социалистическое крыло, оставив решение вопроса о создании особой фракции до прибытия указанных товарищей…

Конкретное предложение о признании власти Советов и др. вопросах, выдвинутых в Декларации ЦИК СРС и Кр. депутатов большинство Учредительного собрания встретило враждебно. Все выступления правых (от кадетов, трудовиков, правых эсеров, меньшевиков и правой части мусульманской фракции) носили явно враждебный характер с требованием о том, что все вопросы должны быть обсуждены в Учредительном собрании. В числе правых от имени мусульманской фракции выступил А.Цаликов, солидаризуясь с высказываниями правых депутатов.

Когда выяснилось отрицательное отношение к декларации ЦИК большинства Учредительного собрания, фракция большевиков предложила прервать заседание Учредительного собрания для совещания фракции.

Долго (часа 4-5) заседала эта фракция.

Не дожидаясь появления фракции большевиков и левых соц-ров, правое большинство Учредительного собрания возобновило заседание и приступило к обсуждению вопроса о мире.

В связи с этим вопросом я выступил от имени мусульманской социалистической фракции с небольшой речью о присоединении мусульманской социалистической фракции к резолюции ЦИК советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, и о поддержке их.

Когда уже после полуночи явились левые фракции, от их имени было зачитано постановление о роспуске Учредительного собрания ввиду его отказа принять декларацию ЦИК.

После этого фракции большевиков и левых эсеров покинули зал Учредительного собрания, а за ними через несколько минут покинула собрание наша левая часть мусульманской фракции (в числе 4-х человек).

Так окончилась наша депутатская жизнь…"

(Национальный архив Республики Башкортостан, фонд 10827, опись 1, дело 570)

Газета "Земля и воля" 11 января 1918 года

Роспуск Учредительного собрания

ПЕТРОГРАД. Народные комиссары предложили от имени централ. Исполнит. комитета на рассмотрение Учредительного собрания декларацию Советской власти о земле, мире и др. Правые с.р. отклонили предложение. Тогда левые с.р. и большевики возбудили вопрос об отношении к советской власти. Это предложение тоже было отклонено. Левые с.р. и большевики, огласив свою декларацию, с протестом покинули заседание. К ушедшим присоединился Уф. деп. член мусульман. фракции Галимджан Ибрагимов, остальные члены мусульман. фракции Ахметзаликов, Сюнчелеев, Туктаров, Мухамедиаров, Мухаметданов, Ильясов, Ахмеров и Салехов остались в зале заседаний.

7 января Учредит. Собрание было распущено.

"Иных уж нет, а те далече…"

Судьбы бывших членов Учредительного Собрания от Уфимской губернии разнообразием не отличались — практически, всех их ждали либо, в большинстве своем, советские репрессии, либо эмиграция. Из оставшихся в России выжили очень немногие — например, уже упоминавшийся Шарифжан Сюнчелей, ставший заместителем наркома образования Башкирской АССР, а впоследствии — первым директором Башкирского педагогического института, Гумер Куватов — первый нарком здравоохранения Башкирской автономной республики с 1919 по 1928 годы (его именем названа республиканская клиническая больница в Уфе).

Целый ряд не признавших Советскую власть депутатов-мусульман от Уфимской, Казанской и Оренбургской губерний, — Ильяс Алкин, Мухитдин Ахмеров, Гумер Терегулов, Василий Филатов, Габдул-Ахад Фахретдинов, Гумер Куватов, — вошли в образованный в июне 1918 года в Самаре Комитет членов Учредительного Собрания (КОМУЧ). Гумер Терегулов позднее также принял участие в работе Уфимского государственного совещания, которое сформировало Всероссийское временное правительство (разогнанное адмиралом Колчаком в ноября 1918 года), после поражения антибольшевистского сопротивления эмигрировал сперва в Японию, а затем во Францию.

Левый эсер Исаак Штейнберг стал народным комиссаром юстиции в коалиционном Совнаркоме большевиков и левых эсеров. Вышел из состава СНК в марте 1918 года в знак протеста против заключения Брестского мира. Позднее эмигрировал сначала в Германию, затем — в Англию, и. наконец — в США. Другой видный уфимский левый эсер, Владимир Трутовский также сперва вошел в состав Совнаркома, занял пост народного комиссара местного самоуправления, позднее, как и Штейнберг, вышел из СНК, неоднократно арестовывался ЧК И ОГПУ, был в тюрьмах и ссылках; в последний раз был арестован в 1937 году в Алма-Ате и в том же году расстрелян.

Во времена сталинских репрессий погибли также Галимджан Ибрагимов (умер в 1938 году в тюремной больнице), Гизатулла Ильясов (расстрелян в 1938 году), Ахметдин Мухаметдинов (расстрелян в 1937 году), Владимир Трутовский (расстрелян в 1937 году), Фатых Тухватуллин (первый нарком внутренних дел Башкирской республики, расстрелян в 1937 году), Габдул-Ахад Фахретдинов (расстрелян в 1938 году), Василий Филатов (расстрелян в 1940 году). Первый председатель правительства башкирской автономии, позднее работник большевистского наркомата по делам национальностей Шараф Манатов умер в 1936 году, находясь уже под партийным следствием. Еще один председатель башкирского правительства, Юнус Бикбов (избранный в Учредительное собрание по списку "башкир-федералистов" от Оренбургского округа), позднее — нарком юстиции Башкирской автономной республики, умер в лагере в 1942 году.

Никаких сведений нет о судьбе бывшего уфимского городского головы, левого эсера Александра Бриллиантова (известно только, что он неоднократно подвергался репрессиям; последнее упоминание о нем — то, что в 1932 году он находился в лагере на реке Свирь), Муяетдина Ахмерова, эсера Николая Осинцева.

Почему же потерпело крах Учредительное Собрание, созыва которого в течение десятилетий добивались российские политические партии, да, буквально, почти все российское общество? Собрание, избранное на первых свободных выборах, представлявшее собой форум большинства политических и общественных сил, поддержавших Февральскую революцию?

— Лозунг Учредительного Собрания, ставший в 1917 году "идеей фикс" русского образованного общества, практически исключил поиск вариантов становления государственного строя, — считает историк Геннадий Мордвинцев. — И именно это отсутствие выбора привело к тому, что государственная власть установилась помимо Учредительного Собрания. Неспособность Временного правительства и Петросовета принимать на себя полит ответственность и начать хоть какие-то преобразования в стране привели к обвальной радикализации общественной жизни. Людям надоела бесконечная политическая говорильня. Бездействовать, как это делало Временное правительство, откладывая главные решения до созыва до Учредительного Собрания, в условиях, когда 47,4% взрослых мужчин в Европейской части России были в армии или в плену, когда стоимость жизни в городе выросла в 1914-1917 гг. вчетверо, а крестьяне требовали "черного передела", было опасно. Опасно это было и потому, что в стране не было традиций массового правового сознания, народ вооруженным путем сверг монархию и в условиях войны выработал стереотип насильственного решения проблем. Поэтому к осени 1917 года исчезло единое устремление всего русского народа к Учредительному Собранию — народ, устав ждать, перешел к традиционным формам общинной демократии — сходам и Советам…

Идеи Учредительного Собрания возродились в российском обществе лишь через 70 лет, с началом перестройки и демократизации, и с тех пор вошли в политический арсенал многих демократических партий и гражданских организаций.

Читайте о событиях столетней давности в специальном Telegram-канале "Поволжье в 1917 году".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG