Ссылки для упрощенного доступа

Отступать некуда — позади "Татнефть"


Конец 2017-го преподнес немало пищи для размышлений. Для Татарстана год стал в политическом смысле самым сложным за всю постсоветскую историю. Сначала крах "Татфондбанка" и К, затем —​ демонстративный отказ Москвы от продления Договора о разграничении полномочий и, наконец, — "языковые баталии". С последними двумя случаями уж точно ясно, что одно вытекает из другого.

На фоне этих событий всё громче звучит версия, что конечной целью "телодвижений" является передел нефтяной отрасли Татарстана. Возможно, даже — по башкирскому сценарию. В этой связи уместно посмотреть, с каким результатом для местных бюджетов заканчивают год нефтяные компании двух соседних республик.

"Башнефть", принадлежащая ныне крупнейшей нефтяной компании страны "Роснефть", по итогам 2017-го снисходительно поделилась с Республикой Башкортостан шестью миллиардами дивидендов (это на 25% акций, находящихся в руках у республики). Для сравнения: Татарстан получил от "Татнефти" дивидендов почти впятеро больше.

И это далеко не все потери, ожидающие РТ
в случае перехода "Татнефти" к федералам

Плюс к этому бюджет РТ получает от "Татнефти" схожий по размеру налог на прибыль (26, 6 млрд рублей за 9 месяцев 2017 года, всего около 30 млрд рублей по итогам года). Плюс социальная и инфраструктурная нагрузка, в разные годы достигающая десятка миллиардов рублей. Плюс активная инвестиционная деятельность на территории республики, главным распорядителем которой является татарстанская (а не московская) бюрократия. И это далеко не весь масштаб потерь, который может ожидать республику в случае перехода "Татнефти" к "федералам".

Немаловажен и тот факт, что Татарстан из-за инфраструктурных вложений в период больших мероприятий (Тысячелетие Казани, Универсиада-2013) имеет один из самых крупных абсолютных долгов в стране (на 4 месте) — 95,1 млрд руб. Долг Башкортостана на конец 2018 года составляет 21,2 млрд руб. (то есть в 4 раза меньше).

Если сравнить бюджеты двух республик на 2018 год, то в Башкортостане расходная часть составит 162,4 млрд руб., в Татарстане — 205,3 млрд руб.

Кстати, долг Татарстан пока не является критичным (для этого долг субъекта РФ должен составлять не менее 70% от текущего бюджета). Но всё хорошо до тех пор, пока нефтяные компании платят в полной мере налоги и дивиденты напрямую в бюджет республики. Именно поэтому Башкортостан, оставшийся без "кормилицы", даже с низкой долговой нагрузкой испытывает денежные затруднения. Представим, что Татарстан остаётся без имеющихся сейчас нефтяных дивидендов и почти со ста миллиардами рублей долга. Республика окажется попросту в катастрофичной ситуации.

Сегодня — Алексей Улюкаев, вчера —​ Владимир Евтушенков, завтра — кто-то еще

В этом смысле важным сигналом для Татарстана может послужить приговор бывшему министру экономики Алексею Улюкаева. За жестким приговором может стоять целый комплекс причин, но не будем забывать получившую самое широкое распространение версию - про нежелание Улюкаева одобрить поглощение "Башнефти" структурами сечинской "Роснефти". Из истории с "Башнефтью" следует, что любые попытки помешать захвату сечинской группой крупных активов кончаются политической смертью сопротивляющегося. Сегодня — Алексей Улюкаев, вчера —​ Владимир Евтушенков, завтра — кто-то еще. Тем более расправиться с региональными группами гораздо легче, чем смахнуть с доски фигуру федерального масштаба.

Татарстан неоднократно испытывали на прочность: в 2012-2013 гг. — через "мусульманский фактор", в 2015-м баталии разгорелись вокруг института президентства. Каждый год сопровождался межбюджетными спорами, и происходило отламывание еще одного небольшого кусочка доходов республики. Год назад, в конце 2016-го, началась эпопея с "Татфондбанком". В уходящем году на кону оказались договор и языковой вопрос. При этом стало окончательно ясно, что элиты Татарстана более неспособны защищать интересы республики и не хотят опираться на мнение прореспубликанской общественности. Так что неудивительно, что и у самой элиты защитников в лице населения республики осталось немного. Это означает, что "взять" "Татнефть" будет гораздо легче.

На "бирже губернаторов" постоянно показывают падение "акций Минниханова"

Тем более Татарстан проигрывает в информационной войне. Если администрация президента РФ смогла создать свой пул телеграмм-каналов, администрация президента РТ — нет. На "бирже губернаторов" постоянно показывают падение "акций Минниханова", явно ангажированные Кремлем "Минченко и консалтинг" отправляют Рустама Минниханова в желтую зону риска. Из разных углов слышится об укрупнении регионов, отмене республик, новой конституции без федерализма. Продолжается поток писем недовольных родителей из РТ.

По итогам недавней встречи Рустама Минниханова с Владимиром Путиным складывалось впечатление, что у последнего нет большого интереса к собеседнику, он слушал суетливый доклад "в полуразвалочку, с ухмылкой на лице, иногда позевывая" (именно так описывали событие в соцсетях). А Белый Кремль при этом ничего не может предпринять. Да и хочет ли? "Барахтаться" в медийном поле республики, отвечая на вызовы оппонента у себя дома — это заведомо проигрышная позиция. Во всей этой истории главным проигравшим останется народ республики, а не элиты, у которых всегда есть запасные аэродромы.

Можно сказать, что татарстанская властная элита полностью проиграла (или даже — капитулировала) перед внешним нажимом, показав свою полную идейную и политическую беспомощность. Казанский Кремль не только не решился на прямую конфронтацию (чего, понятно, от него никто не ожидал), но даже "слил" все обходные маневры. В случае с тем же языковым вопросом директорам школ, пытавшимся опротестовать решения прокуратуры, "звонком сверху" было предписано отозвать свои иски. То же самое случилось и с заявками на митинги. Заявки поданные СТМ "Азатлык" неоднократно отклонялись по высосанным из пальца причинам.

Электоральная лояльность в виде больших процентов нужным кандидатам теперь не даёт иммунитета

При этом даже широко растиражированное обязательство Рустама Минниханова "забыть все обиды" и "дать достойный (по меркам республики — не меньше 80%) результат главному кандидату" на президентских выборах абсолютно не избавляет элиты Татарстана от дальнейших проблем. Вспомним, что, к примеру, глава Республика Коми Вячеслав Гайзер, "обеспечивший" почти 65% голосов за нынешнего президента России в 2012 году, в 2015 был отправлен в отставку "в связи с утратой доверия", вызванной обвинениями в коррупции. Уже одно это ясно показывает, что даже электоральная лояльность в виде больших процентов нужным кандидатам теперь не обеспечивает политического иммунитета. Мы имеем новую реальность, в которой любые четкие правила игры для элит как федерального, так и республиканского масштаба оказались упразднены.

Татарстан. Итоги 2017 года
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:25 0:00

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG