Ссылки для упрощенного доступа

"Когда я стал в себя приходить, то попросил следователя показать видеозапись, как сын умирал"


Максим Ядыков

Почти год назад Верховный суд Марий Эл отменил решение городского суда Йошкар-Олы, постановившего взыскать с МВД в пользу родных погибшего после экзамена в ОМОН жителя Йошкар-Олы Максима Ядыкова. Кассационная жалоба родителей и брата Максима добралась до Верховного суда России. Сегодня, 5 февраля, Верховный суд обязал МВД выплатить им компенсацию морального вреда, причинённого гибелью молодого человека.

"Idel. Реалии" побеседовали с отцом погибшего, Анатолием Ядыковым и правозащитником Дмитрием Яликовым, представляющим интересы родных погибшего в суде. Этот разговор состоялся больше года назад, после того, как городской суд встал на сторону родственников погибшего. Но уже тогда было известно о том, что МВД обжалует это решение. Всё, о чём рассказал отец погибшего молодого человека, остаётся актуальным: ведь его конечная цель — добиться от правоохранителей, следствия и правосудия ответа на вопрос, кто виноват в гибели его сына.

ЧТО РЕШИЛИ СУДЫ В МАРИЙ ЭЛ

17 ноября 2016 года городской суд Йошкар-Олы удовлетворил иск семьи Ядыковых и взыскал компенсацию морального вреда, причинённого смертью Максима. Максим скончался от многочисленных ушибов головного мозга ещё в октябре 2014 года. Уголовное дело по факту его гибели следствие сначала долго не хотело возбуждать, а затем достаточно быстро закрыло. Отец погибшего молодого человека, Анатолий Ядыков провел собственное расследование, он изучил большое количество данных СМИ об аналогичных случаях, медицинскую литературу. Во многом благодаря его активности и нежеланию мириться с безнаказанностью виновников гибели сына, стало известно о том, что экзаменационные бои при поступлении в спецподразделения проходили без должной подготовки и обеспечения мер безопасности экзаменуемых. 28 февраля Верховный суд Марий Эл удовлетворил апелляционное представление МВД и отменил решение горсуда. В кассационной инстанции на уровне региональных судов также ничего не поменялось. В ноябре дело поступило в Верховный суд России. В конце года была назначена дата заседания в Москве.

Родители Максима
Родители Максима

После гражданского процесса семья Ядыковых намерена продолжить требовать от следственных органов возобновления уголовного дела.

"СУДЬЯ ПОСТУПИЛА МУЖЕСТВЕННО"

Анатолий Ядыков, отец погибшего при поступлении в ОМОН жителя Марий Эл:

— Решение судьи городского суда было необычным, никто такого не ожидал. Она вынесла решение, что в гибели моего сына, а значит и всех остальных кандидатов виновато министерство внутренних дел Российской Федерации. Тот, кто писал приказ № 210, в котором есть приложение № 12 — в соответствии с этим приложением и проводят экзамены. Насколько я понимаю, мы первые, кто смог доказать вину чиновников МВД. Как нам это удалось сделать я сейчас и расскажу. Мы требовали компенсировать за гибель сына по три миллиона рублей со стороны МВД России и МВД по Марий Эл. Они всё хитро очень провернули. Если бы мы направили иск к МВД по Марий Эл, они бы без конца ссылались на приказ. Приказ от исполнения нельзя никак отделять. Истину можно было найти, поставив их рядышком, связав между собой. Нам это удалось. Теперь понятно, почему погибают кандидаты и кто виноват.

Важны не деньги, важен принцип. То, что нам возместят — будет возмещать министерство финансов. Деньги оно не с потолка будет брать. То есть, оно выплатит, а потом будет искать, с кого им-то теперь эти деньги вернуть. Рано или поздно, эти деньги уйдут из кармана тех, кто виноват, — рассказал нам Ядыков.

Из материалов дела пропала видеозапись.

— На основе казусов и научной фантастики наши следственные отделы закрывают уголовные дела. Сейчас, естественно, мы будем разбираться со следственным отделом. Они много противного сделали, вы не поверите, если я расскажу. Они уничтожали документы. Не думаю, что уничтожили, но из материалов дела убрали. Они сделали подлог видеозаписи. Сейчас самое главное, когда будем снова возбуждать уголовное дело — если удастся доказать подлог видеозаписи, тогда все они "по шапке" получат. Это явное преступление. А доказать это, я думаю, можно...

Уничтожили, потому, что он явно не уложился в нормативы

Когда я стал более-менее в себя приходить, то попросил следователя показать видеозапись, чтобы видеть, как сын умирал. Я смотрел эту видеозапись. Жена стояла рядом, она так и не смогла, отвернулась. На этой записи было чётко видно, какие удары травмировали Максима. Видно, как он падал. И этот удар, который ему травму нанёс, тоже видно. Что получилось... Было пять файлов видеозаписи. Первые два — как они сдают физические нормативы: подтягивание, приседания, отжимания и всё такое. И то не все, а только два: как Максим сдаёт подтягивание и прыжки с ноги на ногу. Эта запись прерывается, не до конца сделана. Остальные упражнения — отжимания, приседания — не показывают. Почему они всё это удалили? Да элементарно. Скорее всего, Максим эти нормативы не выполнил. На бумаге они теперь сколько угодно могут написать, а на видеозаписи было бы видно смог или не смог выполнить. Уничтожили, потому, что он явно не уложился в нормативы.

— Дальше начинаются спарринги. У них в приказе отмечено — во время экзаменов производить видеосъёмку, от начала и до конца. Это не добровольное их желание, а обязанность... Я должен ещё рассказать вот о чём: в апреле 2015 года (через полгода после того, как мы начали биться) нам принесли видеозапись некие люди, которые не захотели называться. На видеозаписи был записан бой Максима. Эти люди (сотрудники ОМОНа) сказали, что не видят смысла давать показания следственному отделу, поскольку следственный отдел работает вкупе с министерством внутренних дел. "Наши показания или исчезнут, или их перепишут как-нибудь", — сказали эти люди.

Сделали так, что на экзамене был только один мой сын, больше никого. Сколько мы бьёмся — вот же, на видеозаписи видно, что экзамен сдаёт второй кандидат. Нам самым примитивным образом говорят, что это не кандидат, а боец отряда демонстрирует единственному кандидату, как нужно сдавать нормативы. Я говорю: "Так а зачем этот ваш боец до изнеможения демонстрирует?". Во всех показаниях одно и то же: был один кандидат. Я думаю, как приказали, так и говорят.

Анатолий Ядыков утверждает, что приобщенная к делу видеозапись боя Максима в ОМОН в определенный момент была заменена; возможно, это было сделано из-за того, что на заменившей ее записи сложнее определить тяжесть наносимых ударов. Отец погибшего во время процесса в городском суде демонстрировал скриншоты видеозаписи боя, по которым можно было понять, что видеофиксацию поединка вели многие из присутствовавших сотрудников спецподразделения.

— Они оставили два файла, на которых сдают упражнения, а три файла спаррингов взяли с той видеозаписи, которую им мы предоставили. А ту, которую мне показывали раньше — удалили с диска. Есть опись предметов, описание видеозаписи есть. Но номер диска не был записан, поэтому возможностей подменить видеозапись было сколько угодно.

ОПРОВЕРГНУТЬ НЕЛЬЗЯ ПОДТВЕРДИТЬ

Юрист Дмитрий Яликов говорит о том, что попытки привлечь к ответственности сотрудников правоохранительных органов, как правило, сопряжены со сложностями:

— По делам, где потерпевшие подозревают в совершении преступления должностных лиц, им трудно даже добиться возбуждения уголовного дела. Следственные органы в большинстве случаев не спешат. Проверки затягиваются на годы, следователь может вынести несколько десятков отказных постановлений. Каждое обжалование занимает время. И для этого необходимы специальные юридические знания. Простой житель, скорее всего, не сможет добиться ничего. Если дела возбуждаются, то часто они или приостанавливаются или прекращаются. Следователи собирают доказательства именно непричастности сотрудников правоохранительных органов, проверяют их версию, то есть собирают доказательства их невиновности. А версия потерпевшего, бывает и вовсе не проверяется, допрашивается лишь сам потерпевший. Зачастую допрашиваются не все свидетели со стороны потерпевшего. Правовая оценка дается со стороны обвиняемых правоохранителей.

Уголовное дело по факту гибели Максима Ядыкова закончилось тем, что через несколько месяцев оно было прекращено. И прекращено с формулировкой "Присутствует уголовно-правовой казус ввиду невиновного причинения смерти". Следователь в своём постановлении сослался на то, что существует гипотеза, которую и опровергнуть нельзя и подтвердить нельзя. Опираясь на два этих вывода, следователь и прекратил уголовное дело. Мы это постановление, конечно, в будущем обжалуем. Но это мы сделаем после вступления решения суда в силу. Даже сейчас есть основания, по которым это постановление можно признать незаконным.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram . Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG