Ссылки для упрощенного доступа

Три уфимских журналиста вторую неделю обжалуют действия участковых комиссий, не засчитавших их голоса на президентских выборах 18 марта.

Сразу после выборов главный редактор издания "Коммерсантъ-Башкортостан" Наталья Павлова сообщила,что, голосуя на избирательном участке № 253 в Октябрьском районе Уфы, она испортила бюллетень, перечеркнув фамилии кандидатов и написав замечание, что ее кандидата "среди перечисленных нет", и затем опустила бюллетень в урну. Однако, в официальных итогах голосования по ее участку в графе "Число недействительных избирательных бюллетеней" стоит цифра "Ноль".

Аналогичный случай произошел с журналисткой радиостанции "Эхо Москвы" в Уфе" Дарьей Кучеренко. Она, голосуя на участке № 175 в Ленинском районе Уфы, заштриховала все квадраты напротив фамилий кандидатов, написала в верхней части бюллетеня “Это не выборы! Это спектакль!” и также опустила бюллетень в урну. В официальных итогах голосования по этому участку также значится цифра “Ноль”.

Еще один журналист "Эха", Руслан Валиев, голосовавший на участке № 413 в Кировском районе Уфы, вынес бюллетень с собой, не опустив его в урну. Просматривая позже официальные итоги голосования по своему участку , он обнаружил, что сумма выданных на участке и вне его (на выездном голосовании) бюллетеней равна количеству бюллетеней, обнаруженных в стационарных и переносных урнах для голосования

Все три журналиста направили жалобы в соответствующие территориальные избирательные комиссии, а также в Центризбиркомы России и Башкортостана, потребовав пересчитать голоса на их участках и привлечь к ответственности допустивших нарушения членов участковых комиссий. Из ЦИК республики жалобы были перенаправлены в территориальные избиркомы, которые, буквально, сходу отказались их удовлетворить (копии всех жалоб, а также ответов Центральной и территориальных избирательных комиссий имеются в распоряжении "Idel.Реалий").

—ТИК Ленинского района Уфы посчитал мою жалобу "необоснованной", — рассказала "Idel.Реали" ведущая программ “Эха Москвы” в Уфе” Дарья Кучеренко. — По мнению комиссии, в жалобе не содержится доказательств того, что бюллетень был получен мною от членов УИК № 175 и брошен в урну испорченным именно на этом участке. При этом в ответе, присланном на мою электронную почту, нет номера решения, и не стоит ни одна подпись.

Ответ терризбиркома Дарья Кучеренко обжаловала в ЦИК республики, указав, что факт прихода ее на участок можно подтвердить видеозаписями с камер. "Я пришла на участок в промежуток с 16-40 до 17-20, на нем было немного людей, поэтому отследить мои перемещения и действия, в том числе, как я беру бюллетень, захожу в кабинку, выхожу из нее и опускаю бюллетень в урну, не составит труда", — написала в жалобе журналистка.

Она также указала, что получение ею бюллетеня подтверждает ее подпись в журнале выдачи бюллетеней, а факт порчи был зафиксирован ею на камеру мобильного телефона в 17 часов 4 минуты. В своей жалобе Кучеренко вновь потребовала провести пересчет голосов на участке. Дополнительно журналистка потребовала от ЦИК запросить записи с камер видеонаблюдения 18 марта "с 16-40 до 17-20 и с 20-00 до окончания работы УИК". В ответ Центризбирком известил Кучеренко, что ее повторная жалоба направлена вновь в территориальную комиссию, уже с предложением незамедлительно рассмотреть ее на заседании ТИК с участием журналистки.

— На следующий день после направления мной жалобы в ТИК к нам редакцию явился председатель участковой комиссии № 413 Сергей Дементьев, который хотел удостовериться, что у меня бюллетень, выданный именно на этом избирательном участке, — рассказал "Idel.Реалии" другой журналист "Эха Москвы" в Уфе", Руслан Валиев. — Бюллетень был со всеми реквизитами УИК, поэтому сомнений у председателя, по его словам, не возникло. Вскоре из ТИК Советского района Уфы я получил ответ с формальным отказом, совершенно не по существу моих претензий. Я вновь отправил жалобу в ЦИК республики, потребовав также предоставить видеозаписи событий на избирательном участке, чтобы подтвердить свою правоту. Ответа я еще не получил, зато на днях мне позвонил некий человек, пытавшийся зачем-то выяснить, кто меня рекомендовал три года назад в резерв одной из участковых комиссий в Уфимском районе (такой случай, действительно, был). Я так понимаю, что кто-то пытается "подобрать ко мне ключи".

"Судя по всему, кого-то ситуация очень беспокоит. Я не знаю, какие ещё варианты воздействия на мою позицию предпримут люди, испытавшие страх. Но у меня для них ответ один. Страх нужно испытывать за будущее своей страны, когда вы воруете у своих соотечественников их выбор. Страх нужно испытывать перед собственной совестью и перед своими потомками, которым должно быть стыдно смотреть в глаза" – написал в своем аккаунте в Facebook журналист.

— Мой голос не учтен - возможно, не учтены голоса и других людей, которые реально приходили на этот участок голосовать. Я настаиваю на пересчете голосов, либо, полагаю, результаты выборов на этом участке должны быть отменены, если пересчет уже невозможен. Ну, и конечно нужны санкции в отношении тех должностных лиц, которые допустили эти нарушения, — добавил Руслан Валиев.

О том, как на деле происходило голосование и подсчет голосов на участке № 413, "Эху Москвы" в Уфе" рассказал волонтер уфимского штаба Навального Рамиль Вахитов, который был членом комиссии с правом совещательного голоса от штаба Ксении Собчак

— Нарушений на участке было очень много. Так, комиссия обязана была каждые два часа объявлять цифры явки избирателей — этого не делалось. Председатель комиссии отмахивался от меня рукой, говорил — "давайте потом, мне лень считать, я потом в конце все посчитаю". А данные в ТИК он регулярно отправлял, скрывая их от наблюдателей. И, вот, к 20-00 на моем счетчике была цифра явки - 1497 человек, пришедших голосовать. От комиссии же я, к своему ужасу, услышал цифру в 1885 человек. Разница – в 388 человек! Далее, ни к одному документу комиссии, с которыми я как член комиссии с правом совещательного голоса имел право знакомиться, – с списками избирателей, например, – меня подпускали. На меня прямо кидались большие тетки – они понимали, что в данный момент происходит фальсификация, а им нужно было показать определенный результат. Два раза они вызывали полицию из-за моих попыток приблизиться к столу, пытались провоцировать столкновения.

Наконец, при подсчете голосов комиссия не показывала бюллетени наблюдателям, не озвучивала вслух, за кого тот или иной бюллетень. И, когда, было объявлено, что погашено всего 245 бюллетеней из 2140, выданных на участок, – мне окончательно стало ясно, что имеет место крупная и наглая фальсификация.

В случае получения новых отказов в удовлетворении своих жалоб со стороны избирательных комиссий журналисты намерены обратиться уже в прокуратуру.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

XS
SM
MD
LG