Ссылки для упрощенного доступа

Объявившая в середине марта голодовку педагог из Йошкар-Олы добилась отмены несправедливо объявленных ей дисциплинарных взысканий и пересмотра критериев начисления заработной платы. Корреспондент "Idel.Реалии" встретился с Екатериной Соколовой и поговорил о причинах и итогах голодовки и поддержке, которую она получила.

— Расскажите о себе, сколько времени вы работаете в школе искусств "Гармония"?

— Я преподаватель рисунка, живописи и композиции. Преподаю в "Гармонии" с 2014 года. На моём счету очень много лауреатов, дипломантов республиканских, всероссийских, международных конкурсов.

Последние два года у нас пошло полное разрушение образовательной системы в школе. Стали меняться директора, они по собственному желанию начали менять учебные планы, не очень понятно, на каком основании. В прошлом году у нас была руководителем Ольга Николаевна Яшмолкина. Она ушла, потому что не справлялась со своими обязанностями. В этом году к нам пришла Ольга Алексеевна Радостева.

— Как сказывались на вашей работе изменения?

— У меня убрали ряд предметов. Пострадала не только я, но и ученики, которые пришли заниматься художественными дисциплинами. Их обязали изучать другие предметы. Например, предмет графика заменили на декоративно-прикладное творчество. Это произошло для того, чтобы дать нагрузку педагогам, которых приняли вновь. Недовольны ни дети, ни родители, потому что им нужны специальные знания и навыки по предмету графика, чтобы поступить, например, в художественное училище, а вынуждены тратить свое время на изучение другого предмета.

Эти изменения сказались не только на мне, но и на других преподавателях из профсоюза "Учитель".

— Сколько всего педагогов состоят в профсоюзе "Учитель" в Йошкар-Оле?

— Он представлен только в школе "Гармония". Бывший директор Светлана Белоус предложила присоединиться к новой общественной профсоюзной организации, которая действует в Москве. Мы согласились, что нет особых причин поддерживать малодейственный профсоюз работников культуры в республике. В йошкар-олинском отделении профсоюза "Учитель" состоят семь человек.

— Когда начались изменения в зарплате?

— Снижение зарплаты началось практически сразу после назначения Ольги Радостевой на должность директора. Сначала снижали понемногу. А когда я выступила в суде в защиту Ирины Смерчинской (заместителя директора ДШИ "Гармония" по учебной работе, члена профсоюза "Учитель"), у меня заработная плата уже снизилась существенно. Я восстанавливала её через трудовую инспекцию. С января мне на полных "законных основаниях" убрали вообще все доплаты и мои отчёты по достижениям моих учеников не были учтены.

— Что значит на полных законных основаниях?

— "Законные основания" я получила после регистрации школой нового коллективного договора, который стал действовать с января. К нему прилагалось и положение об оплате труда, где расписывались критерии эффективности, основания для премирования и получения материальной помощи. Как уже потом выяснилось, этот документ разрабатывался самой Радостевой без учета требований трудового кодекса и других необходимых нормативных документов в нарушение моих прав на получение заработной платы. По этому положению я узнала, что с нового года у меня будут только стажевые и должностной оклад. В критериях эффективности которые разработала Радостева, моя деятельность не учитывалась. Я задала вопрос директору, с чем это связано. Мне ответили, что, к примеру, участие в конкурсах (за них полагается надбавка к зарплате), возможно только с разрешения администрации. При этом мне от директора не поступало никакой информации об участии в конкурсах. Это было намеренно сделано, чтобы я нигде не участвовала. Тем не менее, я поучаствовала во всех конкурсах, которые нашла сама, предоставила большой отчёт о проделанной работе, о наших лауреатах и дипломантах, о поступающих в местные профильные профессиональные организации моих учениках. Директор отказалась принимать этот отчёт. Я направила его в управление культуры, и этот же отчёт директору прислал уже сам учредитель для решения проблемы. Но она его снова проигнорировала. Объяснение было то же самое: директор сама решает, где мне можно участвовать, а где — нет.

— Вы пытались разобраться в этой ситуации?

— Я подходила к директору неоднократно. Передо мной закрывали двери, смеялись. Пыталась задавать вопросы в коридорах. Но она просто начинала кричать, вела себя неадекватно. Даже заявления в письменном виде не регистрировали. Приходилось отправлять их почтой, но они возвращались.

— Давайте поговорим о вашей голодовке. Когда вы пришли к выводу, что нужно прибегнуть к такой крайней мере?

— Я неоднократно обращалась в управление культуры. Там мне отвечали, что пока некогда, в том числе и по причине выборов. Обещали разобраться "потом". До меня многие преподаватели не выдерживали такого давления, они увольнялись по собственному желанию, уходили. И я пыталась найти другую работу. С двумя детьми не так просто это сделать, особенно сейчас. Бесконечные cуды, которые откладываются. Денег нет, я вся в долгах. Я решилась в первый раз на голодовку 14 марта.

— Что за взыскания были наложены на вас?

— Например, я задним числом узнала, что нарушила технику пожарной безопасности: нам было велено провести перед Новым годом классный час. Я провела его. Мы купили газировку (так как чайники электрические на работе запрещены) и конфеты. Попили газированную воду со сладостями. А в январе мне написали, что я нарушила технику пожарной безопасности. Когда я начала выяснять почему, передо мной просто закрыли двери, секретарь не приняла мои заявления. Я обратилась в трудовую инспекцию. 10 марта трудовая инспекция рассмотрела это взыскание. Написали, что никаких нарушений нет.

— В конце прошлой недели специальная комиссия должна была разобраться с различными надбавками, которые влияли на уровень зарплат педагогов школы "Гармония". Появилась ли какая-то ясность?

— Заседание проходило без участия директора школы. Радостева послала завуча по воспитательной части. Пришли руководитель республиканского профсоюза работников культуры, заместитель начальника управления культуры Йошкар-Олы. Мне показалось, что у представителя рескома профсоюза работников культуры была задача сорвать собрание. Полчаса разговор шёл о том, зачем вообще нужно было всем собираться. После звонка уполномоченного по правам человека Ларисы Яковлевой все решили наконец посмотреть документы. Выяснилось, что положение не соответствует никакому законодательству. Зарплаты разных педагогов с одинаковой нагрузкой различаются примерно в два-три раза. Оказалось, что у тех, кто состоит в профсоюзе "Учитель" зарплаты самые маленькие. Такое положение действовало с января. Когда возник вопрос, кто заверял его, представитель администрации — завуч по внеклассной работе, ушла из кабинета. После этого пригласили главного бухгалтера . Она тоже не смогла ничего пояснить, сослалась на Радостеву.

Комиссия стала смотреть документы и пришли к выводу, что Радостева не соответствует должности директора, поскольку она не владеет нужными профессиональными компетенциями и не может управлять трудовым коллективом, школой.

По итогам этого заседания Ирине Смерчинской поручили разработать новое положение об оплате труда и связанные с ним документы.

— После этого вы прекратили голодовку?

— В пятницу вечером мне позвонил уполномоченный по правам ребенка Евгений Бурдо и от имени чиновников управления культуры Йошкар-Олы попросил написать заявление о том, что я голодовку прекращаю. Я написала заявление, но оставила за собой право возобновить её, если условия не будут выполнены.

— Кроме зарплатных требований вы добивались отставки Ольги Радостевой с должности директора школы и предлагали разработать положение о конкурсе на замещение должности руководителей учреждений культуры и образования. Выполнены ли эти пункты?

— На мой вопрос, а что будет с Радостевой, начальник управления культуры администрации Йошкар-Олы Владимир Хрулёв сказал, что её нужно пожалеть, она сейчас на больничном.

Я хочу сказать, что реакция городских властей на события вокруг нашей школы — удивительная. Вместо предложений помощи, ко мне приходили домой и угрожали. Человек, который приходит с хорошими намерениями, ни в коем случае не будет пинать в дверь, дёргать за ручку и кричать в коридоре, звонить соседям и рассказывать несоответствующую информацию обо мне.

— Вы имеете в виду заместителя мэра Людмилу Новосёлову? А вы разговаривали с ней на эту тему во время последних двух совещаний?

— Нет. Она практически ничего не говорила, просто сидела и молчала.

— Ситуация с визитом к вам сотрудников горадминистрации никак не обсуждалась?

— Нет. Эту тему поднял профсоюз "Учитель" через российские СМИ. После этого о том, что в курсе моей ситуации, о желании помочь решить проблемы сообщили депутат Госдумы Алёна Аршинова, член Совета Федерации Константин Косачёв. И мне рассказали, что руководитель администрации главы Марий Эл Сергей Сметанин тоже принимает участие в том, чтобы ситуация разрешилась.

— Вас не удивляет, что региональные средства массовой информации игнорируют ситуацию в школе искусств "Гармония"?

— Удивляет. Не обращались ни "Марийская правда", ни газета "Йошкар-Ола", ни другие местные СМИ. Наверное, они опасаются об этом говорить самостоятельно, без команды сверху. При этом активно звонили корреспонденты федеральных СМИ: агентств "Интерфакс", "Росбалт", ОТР, "Пятый канал" и даже Russia Today.

— О вашей истории многие знают после этого?

— Я удивилась, сколько телефонных звонков, из разных уголков нашей страны. Люди не только поддерживали морально, но и деньгами помогали.

— У вас есть уверенность, что директор школы Ольга Радостева, увольнения которой вы добивались, всё же покинет эту должность?

— У меня нет уверенности. Но если этого не произойдёт, то я буду бороться дальше. Я буду обращаться к тем, кто мне помогал.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG