Ссылки для упрощенного доступа

Написанные 100 лет назад этнографические труды ученого-энциклопедиста, просветителя и общественного деятеля Николая Никольского о чувашах, татарах, марийцах, мордве, коми, удмуртах и башкирах до сих пор считаются одним из самых ценных источников по истории и культуре малых народов Поволжья.

Николай Никольский — первый чувашский ученый, получивший звание профессора и ученую степень доктора исторических наук. Он же инициатор, создатель и первый главный редактор первой чувашской газеты "Хыпар". 7 мая исполнилось 140 лет со дня его рождения.

Юбилей государственного и общественного деятеля, ученого и журналиста Николая Никольского (1878-1961) чувашский мир России отметил торжественно. На малой родине ученого — в деревне Куборля (Юрмекейкино) Моргаушского района, в северной части Чувашской Республики, в музее, парке-заповеднике, школе его имени, перед памятником у Профессорского пруда звучали стихи, песни, праздничные слова с благодарностью "за богатырский труд во имя процветания родного края". В Чебоксарах на проспекте и мосту Никольского встречаются влюбленные, в педагогическом колледже имени ученого традиционно чтят его имя, ложатся цветы на могилу профессора на Арском кладбище Казани.


В Казани Николай Никольский учился и работал. В 1899 году окончил Казанскую духовную семинарию, в 1903-м — Казанскую духовную академию. Будучи помощником инспектора Казанской духовной семинарии, параллельно преподавал "чувашский язык и соединенные с ним предметы" (историю и этнографию) на миссионерских курсах при Казанской духовной академии. В 1916 году защитил диссертацию на соискание степени доктора истории в Московском университете. В советское время получил еще один диплом — Института сельского хозяйства и лесоводства (1926), а в 1947 году защитил новую диссертацию — на степень доктора исторических наук.

"Ни дня не проводил я без дела", — сказал он перед смертью. Светлый ум профессора работал безостановочно, что, впрочем, было характерно для всего его рода из Юрмекейкино. По уровню исторической образованности среди чувашских исследователей первой половины ХХ века Никольскому не было равных. Он владел греческим, латинским, французским, немецким, английским, итальянским, турецким языками, а также языками народов Поволжья — родным чувашским (его отец был чуваш, мать — русская), татарским, марийским, удмуртским, коми-пермяцким. Его работы ("Христианство среди чуваш Среднего Поволжья в XVI-XVIII веках", "Основы инородческого просвещения", "История мари", "Религиозное миросозерцание вотяков", "Крещеные татары. Статистические сведения за 1911 год", этнографические альбомы "Народы Волго-Уралья" и др.) служили настольной книгой для специалистов, изучавших и преподававших историю, этнографию, религиозные воззрения, народную музыку и языки народов Поволжья.

Новый ХХ век требовал решительных поступков и деяний. Развитие этнографических знаний Никольский тесно связывал с практическими задачами и говорил о громадном значении этнографии для национально-политического и культурного строительства народов Поволжья. Как профессор Казанского университета, Восточного педагогического института, декан этнографического отделения Северо-Восточного археологического и этнографического института, директор Восточной консерватории он бесконечно много читал лекции по истории, этнографии, культуре, фольклору, литературе, статистике, экономике, обычному праву поволжских народов. Научных трудов — более 200, книг — 34. Неизданных материалов по этим дисциплинам у профессора накопилось на 300 томов, и они ещё продолжают неожиданно отыскиваться в учебных заведениях и частных архивах.

Универсальный ученый имел время и энергию заниматься множеством общественных, научных, педагогических и организаторских дел. Он был создателем и редактором первой чувашской газеты "Хыпар" (1906), членом и секретарем нескольких советов и комиссий, председателем различных научных секций. С 1916 года действительный член Русского географического общества. В революционном 1917-м Николай Никольский — председатель Общества мелких народов Поволжья, инициатор проведения их съездов и Всечувашских больших собраний, а с июня — председатель Казанской губернской земской управы.

Оценка научной деятельности Никольского не была однозначной. Историк Георгий Матвеев подчеркивает, что начавшаяся в зловещие 1930-е годы травля ученого в периодической печати была идеологической. Сталинское время принесло тихому и скромному, умному и прозорливому профессору большое горе и нужду. На него навесили ярлыки "апостол миссионерства" и "буржуазный националист", бесцеремонно изъяли из обращения его книги и словари. О возможности публиковать готовые рукописи не могло быть и речи. Начиная с 1931 года в Казани для него не осталось рабочего места. Десятки лет дважды доктор наук, энциклопедист, авторитетнейший человек ничем не мог противостоять идеологической и материальной травле, терпел и продолжал работать над научными исследованиями.

Читайте также: Православные служители vs учения Ивана Яковлева

При жизни Никольский почести видел редко. Много несправедливостей терпел от своих же соплеменников, как и его предшественник просветитель Иван Яковлев. Но Яковлева защищали император Александр и председатель Совнаркома Ленин, а кто защищал Никольского? Чебоксары не признавали его своим сыном. Видные чувашские ученые в своих монографиях игнорировали имя "буржуазного националиста", хотя его научный авторитет был выше заслуг других исследователей дореволюционного времени. Никольского не только не приняли ни в учебные заведения, ни в научно-исследовательский институт республики, но продолжали нагло критиковать и унижать нелепыми рецензиями и отказами.

"Непризнанному" ученому протянули руку марийские коллеги. В 1940-1950 годах Николай Васильевич работал старшим научным сотрудником Марийского научно-исследовательского института и два года — профессором Марийского педагогического института. Для отверженного человека, стоящего на краю гибели, это был выход из пучины мракобесия. Ещё будучи председателем и участником Всемарийских съездов, Никольский не единожды слышал от черемисов благодарственные речи в свой адрес, и, в общем-то, в критический час они оказались не пустыми словами. "Н.В. Никольский являлся первым историком марийского народа", — отмечается в "Истории Марийской АССР" (1986), а две его работы — "История мари" (1920) и "Сборник исторических материалов о народностях Поволжья" (1919) — долгое время оставались главными трудами по истории марийского народа.

Славное имя выдающегося сына чувашского народа Николая Никольского через десятилетия забвения вернулось на свое заслуженное место. Внимая письму почетного краеведа Союза чувашских краеведов Николая Пантелеймонова, родственника Никольского, и гласу общественности, первый президент Чувашской Республики Николай Федоров разломал "лёд лжи и несправедливости" изданием специального указа в ознаменование 125-летия со дня рождения ученого. В реализации указа особое усердие проявил главный редактор газеты "Хыпар" (1991-2014) Алексей Леонтьев. Он создал подлинную историю открытой Н.В. Никольским чувашской газеты и обрисовал неискаженные портреты его редакторов и сотрудников. В республике появились памятники профессору, музей, парк. В 2004 году были переизданы 4 тома печатных трудов Никольского. Но сотни его рукописных материалов, на которых выросли десятки историков, этнографов, фольклористов и литературоведов, до сих пор научно не рассортированы и не опубликованы.

Увы, та же участь тяготеет над наследием В.К. Магницкого, Н.И. Ашмарина и не менее десятка других крупных ученых и деятелей культуры, оставивших заметный след в истории чувашского народа. Выходит, что лёд, под которым "хранится" культурная сокровищница чувашей, все еще не тает.

Читайте о событиях столетней давности в специальном Telegram-канале"Поволжье в 1917 году".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG