Ссылки для упрощенного доступа

"Это полный беспредел!" Полицейские напали на королеву красоты


Виктория Буянцева

"Я гуляла с мамой! Вы что вообще устроили!" Молодая девушка стоит на коленях на асфальте и плачет. Вокруг ходят молодые люди в спортивной одежде и кричат на нее что есть мочи: "В отдел вдвоем поедете!!!" Очевидцы снимают происходящее на телефон. Так закончилась обычная вечерняя прогулка для Виктории Буянцевой, обладателя титула "Мисс Татарстана 2006", победителя конкурса красоты "Золушка XXI века" и кандидата в мастера спорта по художественной гимнастике. Буянцева утверждает, что на нее и ее 51-летнюю маму напали нетрезвые сотрудники полиции в штатском, которые хотели их ограбить. В полиции оправдываются: работали под прикрытием, искали "закладчицу" наркотиков, но якобы перепутали Викторию с другим человеком.

Теперь Виктория Буянцева намерена добиваться наказания сотрудников полиции, напавших на нее в Казани вечером 23 мая. После долгих разбирательств на месте событий и в отделе полиции Буянцеву отпустили, но официальных извинений ей так и не принесли. Буянцева и ее адвокат не намерены оставлять это дело и собираются добиться наказания сотрудников, которые, как они уверены, грубо нарушили должностные инструкции и превысили свои полномочия.

О событиях того вечера Виктория Буянцева подробно рассказала Радио Свобода.

— Мы с мамой вышли из дома, чтобы прогуляться. Мы с ней гуляем практически каждый вечер по одному и тому же маршруту. Мы с ней шли, я ей показывала запись песни, которую мы записывали в этот день с подружкой, соответственно, у меня в руке был телефон. И возле дома 11 по улице Меридианной на нас со спины напали трое молодых людей. Сначала они нас окружили, потом один у меня стал выхватывать сотовый телефон, другой сумку (она через плечо висела на мне), а третий молодой человек удерживал мою маму, чтобы она не смогла мне помочь. Я защищала свои вещи, себя. Мы стали кричать, звать на помощь. Подошли два молодых человека, и один из нападавших на меня сказал им: "Покиньте место преступления. Мы полиция, задерживаем преступников". Тогда я впервые это услышала, но не придала этому значения. Я думала, что они врут. В ответ я кричала молодым людям, что это грабители, они меня грабят и врут, они не полиция. На крики через какое-то мгновение собралось огромное количество людей. Маму сразу же отпустили, а меня продолжали удерживать за две руки.

Один из нападавших на меня по просьбе мужчин, которые подошли на крики, показал им удостоверение. Быстро достал, показал и убрал. Люди стали их спрашивать, что происходит, и они говорят: "Мы сотрудники полиции, в данный момент проходит задержание преступника". — "По какой причине? Что именно произошло?" — первое время они не давали никаких ответов, нападавшие на меня пытались еще раз забрать телефон у моей мамы, потом они кричали на нас, что мы вдвоем поедем в отдел. Нападавшие также кому-то постоянно звонили.

Через какое-то время приехали их коллеги, тоже в обычной одежде, в спортивных костюмах, шортах, футболках. А когда уже подъехал непосредственный их начальник, он сказал: "Официальная версия задержания состоит в том, что у гражданки подразумевается нахождение запрещенных веществ". У нас сразу тысяча вопросов: как человек, который только что подъехал, может вообще комментировать мое задержание, говорить о причинах? Стали спрашивать, что, по их подозрению, находится у меня в сумке? На что мне было сказано, что это может быть все что угодно: запрещенные препараты, наркотики, оружие. Какая-то из смотревших на это девушек говорит: "А вы что, думаете, что это все хранится в этой маленькой сумочке?" Нам не отвечали. Девушка вызвала сотрудников полиции, приехала машина патрульно-постовой службы. Меня планировали отвезти в отдел. Подошел патрульный с девушкой, которая непосредственно могла досмотреть меня на месте. Свидетелей было очень много, каждый, в принципе, мог выступить понятым. Но молодые люди, которые нападали на меня, и их коллеги, которые к нам подъехали, сказали, что досматривать здесь меня не будут, будут делать это только в отделе. Я сказала: "Людей, которые на меня напали, со мной заберите, пожалуйста, до установления того, что здесь произошло". Мне сказали: "Да-да, всех заберем". Но двое молодых людей, которые были в состоянии алкогольного опьянения и нападали на меня – об этом говорят очень многие свидетели, потому что они их видели в этот день, как они распивали спиртные напитки, — скрылись, сотрудники их не задержали.

Их видели в этот день, как они распивали спиртные напитки

Затем меня доставили в отдел, ОП "Ямашевский". В отделе я пробыла, ожидая досмотра, в районе двух часов, и все это время меня непосредственно держал один из трех людей, которые на меня нападали. Затем меня досмотрели. Женщина, которая это делала, спросила меня: "У вас лицо такое знакомое, вы же недавно здесь были?" Я говорю: "Вообще-то я тут впервые". То есть было оказание воздействия на понятых. Меня досмотрели, ничего найдено у меня не было. Зашел начальник, который озвучил причину моего задержания. Я спросила: "Не хотели ли вы принести мне извинения?" Он ответил мне в такой язвительной форме: "Ну, извините". Вот так. И это не только я отметила, но и девушки-понятые, которые были на моем досмотре: они тоже сказали, что так извинения не приносятся, это не извинения.

Мне сказали, что я свободна и могу идти. Еще этот человек, их начальник, он представился как "Ягудин", в ответ на мои слова о том, что у меня порвался браслет, спросил: "Сколько он стоит?" Я говорю: "700 рублей". Он говорит: "Ой, такие копейки, я прямо сейчас тебе их возмещу". Когда у меня ничего не было найдено, я говорю: "Вы не хотите принести мне извинения? Вы обещали возместить материальный ущерб, который нанесли мне ваши подчиненные ". На что он сказал: "Ой, все, свободна! Давай, иди". Я говорю: "Я буду писать заявление". Он говорит: "Пиши все, что хочешь". Он вел себя нагло и развязно!

ОП "Ямашевский", в который доставили Викторию Буянцеву. Радио Свобода не удалось выяснить, работает ли там человек по фамилии Ягудин. В списках руководителей отделений полиции Казани на сайте МВД Татарстана такого сотрудника нет.

Я написала заявление, объяснение, девушка на КПП у меня его приняла. Выйдя из отделения, я тут же направилась на медицинское освидетельствование, где врач подтвердил, что ни алкоголя, ни наркотических веществ у меня в организме найдено не было. При этом она отметила, что у меня шоковое состояние, в справке это отражено. Затем я поехала в травмпункт, мне была диагностирована ссадина колена и растяжение правой руки. Именно в правой руке у меня находился телефон. Именно правую руку мне изначально выкручивали с целью ограбления. На следующий день я звонила на "телефон доверия", "горячую линию" МВД, писала в электронном виде заявление в прокуратуру, съездила в Следственный комитет, но не попала, потому что время рабочее уже закончилось, я съездила туда на следующий день и подала заявление. И также звонила в ОСБ (Отдел собственной безопасности. —​ Прим. РС).

Мне была диагностирована ссадина колена и растяжение правой руки

—​ Вы, наверное, знаете, что полиция говорит, что вы что-то подняли с земли, положили в сумку и поэтому они приняли вас за закладчицу наркотиков.

— Я впервые об этом слышу. Я могу сказать, что в этот день я не наклонялась, не садилась, не присаживалась. Мы с мамой вышли из подъезда, у меня в руке был телефон, и я давала ей прослушать запись нашей песни, которую мы записали с моей подругой. У нее скоро юбилей, и мы готовимся к ее дню рождения. Мы шли, записывали ей голосовые [сообщения] о том, как нам понравилась эта песня, и в этот момент на нас напали. Я вообще от вас впервые сейчас слышу эту версию. Мы нигде не присаживались, у нас был спокойный прогулочный шаг. Мне кажется, здесь у здравого человека возникает очень много вопросов. Если это была какая-то спланированная акция, если они ждали человека, который будет заниматься какими-то закладками... Как сотрудники в обычной одежде, в состоянии алкогольного опьянения могут задерживать человека, если его подозревают в таком деле? Я думаю, у них должна была быть подготовлена патрульная машина, подготовлены люди, которые могут непосредственно досмотреть этого человека, которого они задержат, но этого же ничего не было.

—​ Как вы в целом можете сейчас оценить то, что с вами произошло?

— Я считаю, что это полный беспредел. Я не говорю о том, что все работающие в полиции плохие люди, но считаю, что полиции нужно лучше следить за тем, кого они берут в свой штат. Потому что они набирают непонятно кого, потом дают им корочку, и эти люди считают, что у них есть власть над другими людьми. Мое мнение, видение данной ситуации, что меня планировали ограбить, но ограбление у них не получилось, и они представили это как задержание.

Набирают непонятно кого, дают им корочку, и эти люди считают, что у них есть власть над другими

—​ Вы слышали про другие случаи неправомерного применения силы полицией? Например, про отдел полиции "Дальний" или про дело Ильназа Пиркина?

— Слышала, конечно. И я очень сильно боялась, когда мне сказали, что я сейчас поеду одна в патрульной машине. Я сказала, что одна не поеду, потому что я боюсь, что меня начнут избивать, что-то подкладывать и так далее. Всю дорогу я прижимала к себе сумочку, следила за своими карманами, сжимала руки в кулаки, чтобы мне не могли ничего подбросить. Я действительно боялась куда-то ехать одна, наедине с сотрудниками полиции. Я слышала о том, как выбивают показания, необходимые полицейским, это периодически освещается в СМИ, я читаю газеты, смотрю телевизор, общаюсь с людьми. Я боялась, что я окажусь на их месте.

—​ Могут ли быть оправданными жесткие действия полицейских, например, если они действительно берут закладчика наркотиков?

— Я не буду это комментировать, потому что это их работа. Единственное, что я могу сказать: я считаю, что они всегда должны действовать по уставу, не превышать должностных полномочий. Просто у меня немножко другая ситуация. Сейчас очень многие пытаются представить это так, что у них была какая-то спланированная акция. Я всем говорю о том, что изначально это было ограбление. Этих людей видели, когда они в течение дня сидели и пили около нашей лифтерной. Их видели уже часов в пять вечера, в шесть вечера. У меня версия, что у них закончились деньги, а тут две девушки идут — со спины непонятно, что я иду с мамой. Поэтому на нас напали и пытались ограбить. Видимо, чтобы в дальнейшем разбежаться в разные стороны и что-то сделать с моими вещами.

Виктория Буянцева
Виктория Буянцева

—​ Как она эту ситуацию восприняла ваша мама?

— Ужасно! Как еще она может принять ситуацию, когда ее дочери руки заламывают? Она знает меня как никто, у нас очень дружеские, доверительные отношения. Она тоже в ужасе. И она тоже говорит всем о том, что нас изначально грабили! Очень многие почему-то упускают этот факт и сразу переходят к задержанию, но до момента, как была озвучена версия задержания, было еще очень много событий, когда я боролась за свои вещи, и кричала, и звала на помощь. Если бы ко мне подошел сотрудник в форме, представился, сказал бы: "Добрый вечер! Хотим установить вашу личность, такая-то ситуация, проходит то-то, то-то. Мы хотели бы вас досмотреть" — я бы никуда не бежала и не звала на помощь. Но на меня накинулись люди в алкогольном опьянении в спортивных костюмах. Какая реакция у меня должна была быть?

—​ Полиция говорит, что принесла вам официальные извинения. Я не знаю, имеет ли она в виду те саркастические извинения, которые вам принесли в отделе. Может быть, перед вами как-то еще извинились с тех пор?

— Официальных извинений не было. Со мной не связывались.

—​ Как вы и ваш адвокат намерены действовать дальше? Ваша цель —​ как-то наказать этих сотрудников полиции?

— Целей у меня несколько. Первая — разобраться в ситуации, чтобы она была окончательно прояснена от а до я. Во-вторых, конечно, я жду извинений, потому что я человек, меня оскорбили, задели мою честь и достоинство. В-третьих, я хочу, чтобы навели порядок, чтобы обычные граждане, которые платят налоги, не боялись бы гулять рядом со своим домом. Я считаю, что время прогулки было не позднее, потому что у нас очень многие торговые центры работают и до 23, и до 12 часов ночи. Я человек, у которого работа заканчивается достаточно поздно, в это время очень многие люди, в принципе, еще возвращаются домой с работы. И получается, что вечером мы должны бояться выходить из своих подъездов? Мы с мамой неоднократно гуляли в этом парке, практически каждый вечер на протяжении нескольких лет, и никто ни разу на нас не напал, кроме сотрудников полиции, — рассказывает Виктория Буянцева.

Андрей Сучков
Андрей Сучков

Юрист правозащитной организации "Зона Права" Андрей Сучков, помогающий Виктории добиться правды в этой истории, говорит, что действия сотрудников полиции попадают под статью "Превышение должностных полномочий". Он допускает, что нападение на Викторию Буянцеву и ее маму действительно могло быть попыткой ограбления, а не ошибкой при проведении оперативно-розыскных мероприятий:

— Может быть, они действительно ждали, ловили "закладчика", но в данном случае по описаниям всех действий, в том числе по имеющемуся видео, можно судить, что они просто напали на нее сзади. При этом они не представились, не объяснили суть происходящего, с чем это связано. Если они действовали в рамках каких-то оперативных мероприятий, то в любом случае при задержании они должны были представиться и объяснить, что они от нее хотят. Если она подозревается, то у них должна быть какая-то ориентировка, они должны были объяснить, в связи с чем они ее задерживают. А тут получается, что ее повалили на асфальт, она никакого сопротивления не оказывала, ей стали заламывать руки, пытались отобрать телефон, пытались отобрать ее вещи. Это любому человеку покажется обычным нападением непонятных лиц, которые находились не в форме. Лишь только после вмешательства общественности они представились как сотрудники полиции.

—​ Виктория даже сейчас, после объяснений полиции уверена, что на самом деле они просто хотели ее ограбить, отобрать у нее телефон и сумочку.

— Это вытекает из характера их действий. Тем более из имеющегося у нас в распоряжении видео следует, что одна из гражданок видела этих людей, которые длительное время находились во дворе: у них было спиртное, и с какой целью они там сидят, было непонятно. Почему бы не подозревать их после полученной информации в том, что у них кончились деньги на спиртное и они хотят продолжить, а для этого завладеть чужим имуществом?

—​ Удалось ли вообще подтвердить, что эти люди являются сотрудниками полиции? И если да, то какое наказание им грозит?

— МВД распространило информацию о том, что это действительно сотрудники полиции, и подозреваемая — уже не Виктория Буянцева, а другая женщина, за которой они "охотились", — якобы впоследствии была ими задержана. Что им грозит? Мы будем добиваться ответственности по статье 286 УК РФ, поскольку они применили насилие, не представились, фактически на нее напали. Телесные повреждения зафиксированы.

—​ Вам не известно о том, что в отношении этих полицейских уже предприняты какие-то внутренние административные меры, вроде проверки, выговора, чего-то подобного?

— Нет, пока неизвестно. Но возможно, что они это сделают и составят документ, в котором действия будут признаны законными и обоснованными. Так у них всегда это делается.

Несмотря на красноречивое видео, в МВД Казани пытаются оправдать действия своих сотрудников и обвиняют Викторию Буянцеву и ее мать в агрессии:

Они всячески пытались препятствовать действиям сотрудников полиции, а именно хвататься за руки и одежду

"Руководствуясь пунктом 16 статьи 13 закона "О полиции" было принято решение доставить гражданку в отдел полиции и провести досмотровые мероприятия. Девушка начала кричать, в это время подбежала ее мама и они всячески пытались препятствовать действиям сотрудников полиции, а именно хвататься за руки и одежду. После этого на место прибыл экипаж патрульно-постовой службы и женщин доставили в ОП "Ямашевский". При этом девушка всячески оскорбляла сотрудников полиции и угрожала им, обещая неприятности", — сообщили в пресс-службе МВД журналистам издания Inkazan.ru. В то же время полицейские сообщили о начатой после этого инцидента "служебной проверке", которая должна, в числе прочего, "установить соответствие действительности представленных в некоторых интернет-ресурсах сведений, законность и правомерность действий сотрудников полиции". В Следственном комитете также подтвердили, что начали проверку случившегося на предмет соответствия пункту "а" части 3 статьи 286 УК "Превышение должностных полномочий с применением насилия". Она предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 10 лет.

Оригинал публикации: Радио Свобода

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG