Ссылки для упрощенного доступа

"Что его сподвигло в тот день расцарапать себе руки..."


Здание реабилитационного центра "Символ жизни"

Около месяца назад "Idel.Реалии" рассказали о жестоком обращении с детьми в казанском реабилитационном центре для трудных подростков "Символ жизни". По словам бывших реалибитантов, условия их "выздоровления" больше походили на насилие. Несколько человек написали заявления в прокуратуру и Следственный комитет. После этого надзорные органы провели проверку, а следственные возбудили дело по ст. 110 ч. 2 УК РФ (доведение до самоубийства). Сегодня экс-руководитель реабилитационного центра "Символ жизни" Лилия Ходыкина рассказала "Idel.Реалии" свою версию событий.

— Как я понимаю, история началась, когда мама одного из реабилитантов Наталья Фадеева приехала в центр за ребенком? Почему она приехала?

— Как она приехала и что ее к этому сподвигло, я не могу сказать. Я была очень озадачена этим поведением, так как в последнее время ее сын Даниил был готов к выписке. У мальчика была положительная динамика, он хотел остаться в центре волонтером. Его мама приехала в экзаменационный период (ОГЭ, ЕГЭ), все дети должны были в спокойном нормальном режиме готовиться и сдавать экзамены.

Наталья до этого предупреждала нас, что хочет провести этот период (месяц) вместе с сыном. Она хотела жить в гостинице, быть рядом с ним. Говорила, что, возможно, возьмет его к себе, и они за этот период смогут вместе пожить, понять, как дальше будут складываться их отношения. Даниил был к этому готов.

Все дети были в шоке, крик стоял на весь дом

— Она предупреждала, что будет следить, но для вас ее приезд оказался внезапным?

— Да, она приехала внезапно. Мне позвонили, сказали, что она едет, и у нее истерика. Еще раз повторю, что я была этим озадачена. Она приехала ночью, и меня в это время в центре не было. Что там происходило, я знаю только со слов сотрудников. Все дети были в шоке, крик стоял на весь дом. Ее никак не возможно было остановить и успокоить. Даниил уговаривал ее, но это не помогло.

Наталья привезла с собой еще одну маму — Артема Л. Они приехали вдвоем. И Даниил, и Артем не ожидали этого.

Кто с ними разговаривал?

— Директор центра на тот момент — Геннадий Попович. Я так поняла, что все вокруг были озадачены ее поведением. После этого Наталья обратилась в прокуратуру. В центре начались проверки. Представители органов приходили опрашивать сотрудников, осматривали центр. Детям было очень сложно находиться в такой обстановке. Стали приезжать родители, которых Фадеева, как я понимаю, ввела в панику. Даже пока она той ночью ехала в центр, она звонила родителям.

Откуда у нее были номера? Родители общались между собой?

— Я не знаю, где она взяла список телефонов и имен родителей. У нас все происходит анонимно. Не каждый родитель был рад звонку среди ночи и словам, что нужно срочно ехать за ребенком. На некоторых родителей у нее получилось оказать воздействие.

Все дети в центре сложные, все их истории неоднозначны

— Как на маму Артема Л.?

— Его мама сразу приехала с Натальей. Так как их дети были здесь в одном центре, они подружились, общались. Мама Артема Л. также могла в любой момент позволить себе приехать в центр, пообщаться с сыном и персоналом.

То есть, в ту ночь Наталья Фадеева забрала своего сына, а мама Артема Л. — своего?

— Да, они забрали детей и уехали. Писать расписки, что дети с этого момента под их опекой, они отказались. Многие родители, повторю еще раз, стали приезжать за своими детьми. Многие ребята были не готовы к возвращению домой и уезжали со слезами. Все дети в центре сложные, все их семейные истории неоднозначны. Они не просто так к нам попали.

Расскажите, какие дети оказываться в подобных центрах.

— Мы сразу говорим родителям, что мы оказываем услуги социально-психологической помощи. Это не частная школа закрытого типа. Детям, которые здесь оказываются, не хватает внимания в семье, любви не покупной, а настоящей. Каждый родитель пытается в своем ребенке воплотить свои несбывшиеся мечты. Но от того, что взрослые много времени проводят на работе, по факту они не видят, что происходит с ребенком в подростковый период.

Это дети с психологическими проблемами?

— Это дети с девиантным поведением, зависимостями. Зависимость вообще трактуется как уход от реальности. Когда человек не может справиться с ситуацией в реальности он уходит в зависимости, которые, как ему кажется, помогают расслабиться и не решать проблемы.

Родители обращаются за помощью от безысходного положения

— Речь о наркотиках, плохих компаниях?

— Наркотики, алкоголь, компьютер и другое. Сейчас существует более 80-ти наименований зависимостей. В основном это девиантное поведение: грубость, кто-то поднимает руку на родителей, неуправляемость, одержимость. Родители обращаются за помощью от безысходного положения.

На протяжении взросления родители просто пытались решить за ребенка все возможные сложности. В итоге они сталкиваются в подобными проблемами. В основном, большая часть родителей, которые обращаются за помощью, хотят, чтобы ребенок закончил хотя бы тот класс, в котором он должен учиться на данный момент.

Вы знаете, какими детьми были те, кто дал показания против центра?

— Даниил, когда только приехал, был агрессивным, импульсивным, эмоциональным. По словам его мамы, если она говорила ему делать так, значит он должен был сделать. Рассказывать о его жизни или проблемах я не имею права. Могу отметить, что ситуации были разные. В центре он проявлял себя послушным, веселым, но в то же время не хотел соблюдать режим и правила дома, проявлял сопротивление.

Что его сподвигло в тот день расцарапать себе руки, я не могу сказать. Ему, конечно же, сразу оказали первую помощь, обработали руку, перевязали. На все вопросы он отвечал, что делает что-то из мести маме. Даже когда он рушил мебель, мы оповещали маму, а она говорила, что в этом весь Даниил.

На все вопросы он отвечал, что делает что-то из мести маме

— Ребята давали показания и описывали акты жестокости со стороны персонала. По их словам, детей заставляли сидеть без движения, писать ночами, не давали спать, окунали в ледяную воду. Что это такое?

— Я сама не принимала участие в воспитательной части, у меня нет специального образования. Я выполняла только административные функции. Воспитательной работой занимался другой человек. Но я знаю точно, что это не практиковалось.

Откуда тогда дети все это берут? Как я понимаю, о жестокости они сообщали даже через тайные записки.

— Я не могу это объяснить. Я об этом не слышала. У нас в центре такого точно не было.

Кто работал над программой реабилитации?

— Уже существуют определенные разрешенные и утвержденные законодательно программы реабилитации. Мы работали по ним. Психолог работал с каждым ребенком индивидуально и всей группой.

В своих показаниях дети говорили, что кого-то отправляли в другие реабилитационные центры, где помимо них были взрослые болеющие люди. Так называемая "Мотивация".

— Про "Мотивацию" написано в договоре. Где она находилась и куда детей отвозили, я не знаю.

К тем, кто нарушал правила дома, что-то применялось

— То есть, такие случаи были? У вас есть пример договора?

— Договора нет. У нас изъяли все документы в следственном отделе.

Говоря про "Мотивацию", детей все-таки куда-то перевозили?

— Я могу сказать, что "Мотивация" — это просто более строгий распорядок дня. Больше я не могу ничего сказать, потому что не знаю. К тем, кто нарушал правила дома, что-то применялось.

Какие правила были в вашем доме?

— Существовал определенный распорядок дня. Там много параметров, различные группы, учеба. Были группы анализов чувств, лекции, групповые занятия с психологом, арт-терапии, экскурсионные выезды. Обучение проводилось индивидуально, приглашались учителя из школ, которые вели уроки, задавали домашнее задание, проводили контрольные.

Мы знаем истории только двух детей. Конечно, помимо них есть десятки других. Почему, как вам кажется, они дали такие показания?

— Я не могу объяснить этого. Мне кажется, это давление взрослых. Даниил дал такие показания, а перед этим рассказывал всем, что очень хочет остаться в центре волонтером, хочет закончить курс. Для меня эта история стала шоком.

Мне непонятно, почему Татьяна с мамой дала показания против центра. Девочка успешно проходила реабилитацию. Меня лично удивили ее слова. Наверное, это связано с особыми обстоятельствами, в которых была ее мама. Она осталась должна центру, манипулировала семейным положением.

Дети принимали какое медикаментозное лечение в центре?

— Нет, только психологическое восстановление. Обо всех действиях мы всегда говорили родителям. Если ребенка нужно было показать врачу, это обсуждалось с родителями в первую очередь.

— Вы знаете, что происходило с детьми ночью?

— Нет.

— Как вы набирали людей, которые работали с детьми?

— Я этим тоже не занималась. Набор вели те, кто имел непосредственное отношение к воспитательной работе.

Но история для вас стала шоком?

— Да. Все наши благие намерения были опорочены.

Она говорила, что сотрет в порошок центр

— Вы допускаете, что просто в силу своих обязанностей вы могли не знать всего?

— Нет.

Вы уверены?

— Я уверена. Никто не мог причинить никакой ущерб ребенку.

Неужели виной всему просто одна мама?

— Изначально все началось с ее подачи. Она говорила, что сотрет в порошок центр. Я так понимаю, у нее есть цель и она не успокоится пока не добьется ее любыми способами. Давление от нее происходит и днем, и ночью. Она в слух обозначала, что пользуется помощью детективов. Даже следственные органы были удивлены тем, что она знает каждый шаг каждого сотрудника.

— Зачем ей это?

— Не знаю.

— Что сейчас происходит с центром?

— Центр сейчас приостановил свою деятельность. Нас никто не закрывал, но продолжать работу было невозможно в силу обстоятельств. Дети, оставшиеся у нас, испытывали стресс от того, что приходили проверки, всех досматривали, опрашивали. Без разрешения родителей делать это не имели права. Помимо этого корреспонденты с телевидения вместе с Фадеевой приезжали и неоднократно атаковали центр со всех сторон. Дети не могли в спокойной обстановке вернуться с прогулки или выйти, на них оказывалось все возможное давление. Обстановка была очень нервозной. Мы решили огородить детей от этого.

Вы попросили родителей забрать детей?

— Да. Все родители, которым было предложено забрать детей из-за сложившихся обстоятельств, спрашивали, когда центр возобновит работу. Они хотели, чтобы их дети продолжили выздоровление.

Сейчас вы не являетесь руководителем центра?

— Да.

Почему?

— В силу сложившихся обстоятельств. Я приняла решение самостоятельно покинуть должность.

— Что сейчас угрожает вам?

— Ведется уголовное следствие, было открыто дело.

Вы помните статью?

— Нет. Чем это все завершится, я тоже не могу предполагать.

Вас лично сейчас в чем-то обвиняют?

— Меня лично — нет. Я являюсь свидетелем.

Вы знаете, кого вообще обвиняют?

— Нет. Дело только расследуется, ничего пока неизвестно. Сколько это продлится тоже неизвестно.

Какие чувства вы испытываете сейчас?

— Я опустошена. Разрушилась вера в то, что мы делали для детей.

***
Об истории вокруг Центра психологической помощи подросткам "Символ жизни" в Казани наше издание рассказывало ранее.

"Меня посадили на стул и заставили сидеть молча, не двигаясь и глядя в одну точку, —​ ​ вспоминает бывший воспитанник Даниил Фадеев. — Это называлось "сидеть на острове". В туалет можно было отпроситься не более трех раз за день. Так я просидел неделю". Кроме этого, Даниила обливали ледяной водой, Татьяну заставили ходить с мусорными мешками на руках, Полину — приседать голой. Все эти подробности стали известны еще в июне, СКР проводит доследственную проверку, но уголовное дело еще не возбуждено. Потерпевшим — 13-16 лет.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG