Ссылки для упрощенного доступа

"Нежелательная" Чувашия


Акция "Открытой России" в Чувашии

В Чувашии с прошлого года на активистов "Открытой России" завели рекордное количество административных дел за сотрудничество с нежелательной организацией Великобритании Open Russia Civic Movement. Республику, опасаясь уголовного преследования, уже покинули несколько активистов. "Idel.Реалии" рассказывают, с чего все начиналось и чем может закончиться.

НОВЫЕ "ПОЛИТИЧЕСКИЕ"

В начале сентября юрист Юрий Сидоров, которого ранее обвинили в "сотрудничестве с нежелательной организацией", смог добиться прекращения административного преследования за истечением срока давности. Первоначально дело возбудила прокуратура Ленинского района Чебоксар, основываясь на выводах проверки, подписанных лично главой местного управления ФСБ Сергеем Софроновым.

Позже прокуратура вынесла протест, и сейчас уже третье дело в отношении Сидорова направлено на новое рассмотрение. Если два решения суда вступят в законную силу, за ними может последовать уголовное преследование.

Власти не упустили ни одной возможности привлечь активистов "Открытой России" к административной ответственности.

Не дожидаясь такого сценария, Чувашию уже покинули два активиста "Открытой России" — Дмитрий Семенов и Антон Кравченко. На днях стало известно, что спустя 9 месяцев после прошения Франция предоставила политическое убежище активисту Сергею Ельмакову и его семье (ранее он привлекался к ответственности за маску Путина на митинге за свободный интернет).

Координатор "Правозащиты" "Открытой России" Алексей Прянишников говорит, что на активистов движения дела за "сотрудничество с нежелательной организацией" возбуждены более чем в трех десятках регионов России. Причем все — за пределами МКАД. В Москве на активистов по данной статье дел на заводили, в Санкт-Петербурге возбудили лишь одно. Общее количество возбужденных дел достигает почти полусотни. Чувашия занимает первое место среди регионов, где преследуют активистов "Открытой России".

Первое административное дело по статье 20.33 КоАП РФ в Чувашии завели еще осенью 2017 года. Тогда Юрия Сидорова обвинили в сотрудничестве с нежелательной организацией за акцию "Оскорбленные чувства" (она была связана со скандалом вокруг фильма "Матильда"). Позже по этой же статье привлекли к ответственности и других участников акции: Дмитрия Семенова и Антона Кравченко.

После этого власти не упустили ни единой возможности привлечь активистов "Открытой России" к административной ответственности. Их обвиняли в "сотрудничестве с нежелательной организацией" за любую гражданскую активность: в частности, за наклейки "Стоп. Путин", за акцию в память Бориса Немцова, за латание ям портретами "друзей Путина" и даже за участие в демонстрации 1 мая. Участие в акциях (освещаемое СМИ, в частности, "Idel.Реалии") рассматривалось как безусловное доказательство сотрудничества с "Открытой Россией".

Последнее административное дело на Сидорова завели за букет желтых тюльпанов, подаренный им председателю Госсовета Чувашии Валерию Филимонову. Тем не менее отделение "Открытой России" в Чувашии продолжает действовать.

Акция "Открытой России" в Чувашии
Акция "Открытой России" в Чувашии

— Чувашия — действительно рекордсмен по количеству административных дел по статье 20.33 КоАП РФ, — подтверждает заместитель председателя "Открытой России" из Чувашии Дмитрий Семенов, которого суды четырежды признавали сотрудничающим с нежелательной организацией (все решения вступили в силу).

По его словам, из-за давления правоохранительных органов активистам "Открытой России" "приходится работать в других — более безопасных — для них формах".

— Сейчас пока трудно прогнозировать, что будет дальше. Как мы знаем, после двух дел за сотрудничество с нежелательной организацией может грозить уголовная ответственность. Но, как мы видим, этого не происходит. Думаю, здесь вопрос политической воли и времени. Как будет из Кремля команда, так в России появятся первые "политические" по этой статье, — полагает Семенов.

Чувашия — не единственный регион в Поволжье, где активистов "Открытой России" преследуют за "сотрудничество с нежелательной организацией". Дела по 20.33 КоАП на активистов "Открытой России" заведены в Башкортостане (одно дело), Саратовской области (шесть дел), Татарстане (три дела). В Ульяновской области правоохранительные органы пока ограничиваются взятием объяснений. В начале сентября активисты "Открытой России" в Ульяновске даже обратились в Минюст России и прокуратуру с требованием объяснить: что значит "нежелательная организация"?

— Мы требуем объяснить от руководителей ведомств, почему нам нельзя говорить, что мы активисты "Открытой России"? Почему нельзя на протестных акциях поднимать флаг движения? — недоумевает активист "Открытой России" из Ульяновска Игорь Топорков (на момент публикации материала ответа не последовало).

Юрий Сидоров
Юрий Сидоров

Координатор "Правозащиты" "Открытой России" Алексей Прянишников полагает, что "жесткое указание для региональных органов прокуратуры привлекать к ответственности активистов движения во всех регионах отсутствует". По его мнению, "в отдельных регионах есть ответственные сотрудники прокуратуры, которые более строго следуют букве закона, понимая полное отсутствие правовых оснований для возбуждения дел".

Прянишников считает, что активистов не пугает перспектива получить административный штраф, поэтому ротации активистов практически нет. Более того — недавно отделения "Открытой России" открылись в Удмуртии и Челябинске. Всего их в России уже 34.

— Я лично пока не наблюдаю ни уменьшения количества заявок на вступление в движение, ни большого притока заявок о выходе из него. На сегодняшний день в "Открытой России" порядка 1200 участников, — констатирует Прянишников.

"БЫТЬ ЗАЛОЖНИКОМ — НЕ САМОЕ ПРИЯТНОЕ ОЩУЩЕНИЕ"

Мне ненавистно чувство, когда ты знаешь, что делать и умеешь это делать, но не можешь из-за угрозы не для себя в первую очередь, а для команды в целом

​Впрочем, у тех, кто всё же покинул движение, своя точка зрения на происходящие вокруг "Открытой России" процессы.

Тимур Валеев, создавший с нуля проект "Открытые выборы", рассказал "Idel.Реалии", почему он ушел из "Открытой России". Сейчас Валеев занят региональным развитием "Партии Перемен" (партии Дмитрия Гудкова и Ксении Собчак).

— Мне кажется, вы со мной согласитесь: чем больше демократических и оппозиционных движений в России, тем больше вероятность, что население будет не спать, а бороться за свои права. "Открытка", конечно, нужна, но на сегодняшний день никто не хочет ее спасти. Почему я ушел из "Открытой России?" Объясняю: быть заложником — не самое приятное ощущение, — говорит Валеев.

— Что значит вы стали "заложником"?

— Мне нужен результат работы и возможность действовать. Мне ненавистно чувство, когда ты знаешь, что делать и умеешь это делать, но не можешь из-за угрозы не для себя в первую очередь, а для команды в целом. Я всегда просчитываю несколько ходов вперёд и точно говорил тогда, что будет с организацией через несколько месяцев. Что заблокируют все сайты ещё до выборов президента, хотя меня все убеждали, что такая шумиха во время президентской кампании никому не нужна. Что на участников начнут массово заводить "административки" по 20.33, и люди перестанут участвовать в акциях. Что кто-то вынужден будет под угрозой уголовных дел уехать из России.

— Вы видели какой-то выход для "Открытой России"?

— Чтобы всему движению не стать заложниками, был предложен план спасения, но он был отвергнут.

— Что конкретно было предложено?

— На самом деле, выходов может быть масса, но я озвучу самые основные, которые наверняка бы помогли. Первое — это ликвидация существующей организации, которая была учреждена в Хельсинки. Это процедура не хлопотная. Для этого не нужно собираться — членам движения достаточно лишь вынести свое решение, что можно сделать удаленно. Позже оповестить Минюст о ликвидации. Лондонская организация уже не существует, поэтому следующий шаг — учредить новую "Открытую Россию" с изменениями в названии.

Активисты нового движения смогут спокойно организовывать акции уже под флагами новой организации

— Что это даст?

— Активисты нового движения смогут спокойно организовывать акции уже под флагами новой организации. В таком случае административные статьи по 20.33 и уголовные дела им угрожать не будут. Хотя бы какое-то время точно.

— Есть еще второй выход?

— Да, подать в Минюст документы для регистрации новой политической партии "Открытая Россия". Согласен, вариант чуть более сложный. Он абсолютно не вписывается в логику Минюста, тем самым мы временно сломали бы систему. Здесь можно приводить аргументы, говорить, что партию не дадут зарегистрировать, или что при регистрации ее будет легко убить постоянным поиском нарушений в действиях. Это сложно, но это важно, если мы хотим спасти движение и думаем о будущем ее активистов. Это реальный путь к тому, чтобы перевести движение в легальное поле и дать возможность активистам по всей стране бороться за то, ради чего они вступали в "Открытку" — сменяемость власти, участие в выборах, доступ к СМИ.

— Но зарегистрировать партию оппозиции сложно. Можно вспомнить хотя бы пример Навального.

— Если вы внимательно изучите все партийные проекты господина Навального, то вы увидите, что партия ему не нужна. Алексей Анатольевич долго пытался зарегистрировать партию, делая ошибки в документах, чтобы постоянно генерировать инфоповоды про "кровавый режим". Не думаете, что это могло быть сделано намеренно? Это может долго продолжаться. Наверное, Навальный понимает, что его партия должна участвовать в выборах и побеждать, конечно. А вы помните победы их активистов на выборах?

— А что даст "Открытой России" партийный проект?

Для "Открытой России" важно медийное присутствие, а его из-за преследования активистов практически нет

​— Это легализация деятельности членов движения и возможность заниматься активизмом в России без преследований правоохранительных структур. Сейчас же деятельность движения минимальна благодаря усилиям Генпрокуратуры держать всех "под колпаком". Мне кажется, "Открытую Россию" за счет нескольких действий можно вывести из-под мощнейшего давления силовиков. Дать возможность активистам реализовывать политические проекты без страха уголовного преследования. К административным делам большинство либералов уже привыкло, им не страшно.

— Какое будущее у "Открытой России"?

— Мне сложно делать какие-либо прогнозы. Я не в движении, и мне не известно, чего хочет Ходорковский. Для "Открытой России" важно медийное присутствие, а его из-за преследования активистов практически нет. "Открытка" должна для себя решить: ждать, когда начнется жесткий прессинг и уголовные дела, либо найти выход и вступить в большую политическую игру уже в новом качестве. Другого не дано.

"МЫ СВОЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СВОРАЧИВАТЬ НЕ СОБИРАЕМСЯ"

Координатор "Правозащиты" Полина Немировская рассказала "Idel.Реалии", что в движении видят "ряд юридических возможных решений этой проблемы".

— То есть не решений, а попыток решения, потому что с юридической точки зрения признание несуществующей организации "нежелательной" незаконно. Но тем не менее оно есть. Поэтому у нас есть несколько вариантов того, как мы в рамках закона можем попробовать с этим побороться, но гарантии, что это получится — нет. Плюс мы сейчас находимся в долгом процессе обжалования решения Генпрокуратуры в российских судах — у нас кассация на рассмотрении в Верховном суде. Могу сказать, что мы свою деятельность сворачивать не собираемся, — подчеркнула Немировская.

Я не уверен, что нашему режиму нужно, чтобы появилось огромное количество политзаключенных

Алексей Прянишников считает, что пока поводов для беспокойства у активистов движения нет.

— Я не вижу условий для привлечения наших активистов к уголовной ответственности. Суды по административным делам менее требовательны к предоставленным доказательствам совершения правонарушений. В уголовном процессе требования более серьезные. Я не уверен, что нашему режиму нужно, чтобы появилось огромное количество политзаключенных, — говорит Прянишников.

"УГОЛОВКИ" БУДУТ, НО ВОПРОС —​ КОГДА"

Решать, как быть под нарастающим давлением власти, — членам организации

Правозащитник, руководитель юридической службы "Апология протеста" Алексей Глухов считает, что стоит ожидать преследований и последующих судов, что может привести к реальным срокам лишения свободы.

— "Уголовки" будут, но вопрос — когда. Правоприменительная практика по 20.33 показывает, что судам достаточно какого-то мифического участия активистов, о чем написано в СМИ. Состав уголовно наказуемого деяния не описывает какой-либо факт участия. Достаточно будет лишь признанных судом трех фактов об участии в деятельности якобы нежелательной организации. Если два раза привлекли, то в третий раз уже уголовная статья. Есть, конечно, примечание, что если лицо добровольно признает участие в деятельности нежелательной организации, то оно освобождается от уголовной ответственности. Сейчас пока непонятно, в каком регионе будет нарабатываться эта практика. Думаю, будет команда, будет регион, будет выбран конкретный активист "Открытой России", на котором будет наработана практика, — предрекает Алексей Глухов.

Позицию лидера движения "Открытая Россия" Михаила Ходорковского в части преследования членов движения "Idel.Реалии" обозначил его пресс-секретарь Максим Дбар: "Решать, как быть под нарастающим давлением власти, — членам организации".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (3)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG