Ссылки для упрощенного доступа

"У русских вроде земля есть, а вроде ее и нет"


Иван Колотилкин

УФСБ по Ульяновской области расследует уголовное дело в отношении жителя города Ульяновска Ивана Колотилкина по двум статьям УК РФ: 280 ("Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности") и 282 ("Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства"). Его обвиняют в пропаганде экстремисткой идеологии, которую он якобы распространял среди жителей города ко Дню России. 10 июня в гайд-парке на улице Гончарова в Ульяновске он раздавал листовки о выходе из состава России и о создании единой русской республики. Обвиняемому в экстремизме 33 года, работает он в сфере IT-технологий, увлекается историей, разочаровался в политике. Иван Колотилкин верит, что Россия может жить без войны.

— Уголовное дело для вас было ожидаемо?

— После беседы с сотрудниками ФСБ я почувствовал, что уголовное дело будет. Они выполняют свою работу, и это, на мой взгляд, был приказ сверху. Я не соглашусь с мнением эксперта (по моему делу), который сказал, что в листовке есть признаки экстремизма и разжигания национальной ненависти.

— Вы пошли на сотрудничество со следствием и частично признали вину. Значит ли это, что вы сдались и отступили от своей идеи?

— Я признал только то, что был пикет, и я раздавал листовки. От самой идеи объединения русских я не отступил и не отступлю. Если моя акция была не в правовом поле, пусть из ФСБ разъяснят, как правильно. Понятно, что это они делать не будут. Их задача — осудить меня, а моя — защищаться.

— Вас называют нацистом. Считаете ли вы себя таковым?

— Нет, конечно. Я русский.


— Расскажите, как у вас появилась идея объединения русских?

— Сообща, коллективным разумом, собрались однажды решать извечный русский вопрос — кто виноват и что делать (улыбается). Вообще эта идея появилась давно и обсуждалась на государственном уровне после распада СССР. Но власть решила отказаться от нее, посчитав, что в этом случае начнется тотальное выдворение русских из национальных республик.

— Как вы конкретно это представляете и с какого времени обдумываете эту идею?

— Это создание единой русской республики, в которую должны войти субъекты РФ, в которых проживают коренные представители русского народа. К этому я пришел, наверное, с 2008 года, когда произошел конфликт в Абхазии. Кто я такой, чтобы судить кто виноват в этом, меня там не было. Но судя по современным конфликтам в Украине, понятно, что произошло там.

— Как бы вы провели границы в русской республике?

— Они уже проведены давно без нас. Если посмотреть карту административного деления, видно, где автономные республики, где земли с историческими русскими корнями. Наша идея носит не политический и не захватнический характер. Мы хотим сохранить нашу нацию, народ, язык, восстановить историческую справедливость. А началось все с восстания большевиков, когда была уничтожена российская республика. Понятно, что это было сделано на тот момент врагами государства.

— Русским плохо живется в России?

— Я бы сказал, что им плохо выживается. У них в принципе нет никаких прав. Взять хотя бы уголовное дело в отношении меня. Я хотел объединить русскую республику, но вроде бы мое же государство против меня. Посмотрим, как на суде пойдут дела.

— В чем смысл идеи создания русской республики?

— Смысл этой идеи прост и банален, и он лежит на поверхности. Кто-то должен нести ответственность за граждан. Вроде у нас есть федерация равноправных республик, но это все фиктивно. Наша власть преступна, это большая мафия против народа, нас игнорируют. Перед нами говорят о патриотизме, о единстве. Какое может быть сейчас единство, если мы видим, что сейчас с Украиной происходит. Кстати, в Ульяновске День единства с 2014 года уже не отмечается.

— Как вы смотрите на современную оппозицию? Есть ли у нее будущее? Например, на последних выборах в Ульяновске победила КПРФ?

— Кого победила КПРФ? Разве только самих себя. Современная власть, коммунисты, единороссы — все тоже КПСС, только местами разных цветов. Навальный, оппозиция — все детский сад. Так нужно было — создать несколько политических фигур, чтобы управлять людьми. Одни зовут налево, вторые кричат — направо. Единственное, я обратил внимание на Ксению Собчак, которая предложила оппозиции объединиться уже для конкретных действий. Собчак, на мой взгляд, хороший пример политика. При ней русские будут объединены и, наконец, подружатся с миром.

— Крым войдет в состав русской республики?

— Крым — это большой отдельный вопрос. Моя позиция такая — не нужно лезть к соседям со своим уставом. Нужно порядок сначала у себя навести. Я не поддерживаю стремление России спасать русских где-то за границами страны.

— А что нужно делать?

— Они уехали из России, потому что там лучше, чем здесь. Нужно быть действительно патриотом и заниматься укреплением своей территории. Чтобы те русские, которые сейчас пополняют ряды мигрантов, не просто захотели, а смогли вернуться в Россию. На сегодняшний день русским некуда приезжать. Поэтому и возникла идея русской республики. То есть Россия — она вся вроде для всех, но не русская. Всем можно, а нам нельзя. Поэтому мы видим различные гонения на националистические организации.

— Как бы русская республика взаимодействовала с остальными субъектами федерации?

— А как она сейчас взаимодействует? По-моему, велосипед давно изобретен. При создании русской республики ничего бы не изменилось, кроме того, что несколько субъектов объединились в один. Мы говорим об объединении русских, а где их объединять? Негде. Вроде дом есть, а вроде и не наш. И этот же закон о добровольном изучении нацязыков — все это советская система от большевиков, когда стравливали малые народы. Изучая историю, я пришел к выводу, что Ленин и его компания вселяли малым народам такую идею — русские вас поработили и во всех бедах ваших русские виноваты. Пропаганда шла, она и сейчас идет. Нам внушают, что вокруг страны враги, что они хотят войны с нами. Наша страна никому не интересна кроме нас самих — ни Америке, ни Африке.

— Тогда соседняя республика будет татарская, а рядом чувашская?

— Разумеется. У каждой республики должна быть своя Конституция, а если она уже есть, то должна перестать носить формальный характер. Формальный характер носит и конституция РФ, посмотрите, что сейчас происходит в судебной системе или в правоохранительных органах. Я приветствую, когда у народа есть свои национальные ценности, язык, история и желание это сохранить. Я не говорю, что татарин, чуваш или мордвин, где бы они не жили, должны жить только на своих республиках. Они могут жить в любой точке русской республики, в Америке или в Европе, иметь там гражданство, бизнес, там работать, а соскучившись по своей духовной родине, могли бы приехать в ту же Казань, а потом опять уехать по делам.

— Кто ваши предки?

— Мои предки жили на территории Ульяновской области, на границе с Мордовией и Чувашией. Принимали участие в становлении поселка Промзино (Сурское). Говорят, что у меня эрзянская внешность. Единственное, мои крестные — эрзя, а сам я русский. Вырос в деревне.

— Есть кумиры?

— Кумиров нет. Я заповеди не соблюдаю и не создаю их. На самом деле я больше атеист.

— Удавалось выезжать за пределы России, в другие страны, что понравилось там, а что нет?

— Я ездил в Турцию по работе. Мне понравилось там все. Может быть потому, что не был в курортной зоне, был только в промышленной. Я общался с простыми людьми, работягами. Они гостеприимны, радушны. У них спокойный взгляд на будущее. Они знают, что живут на своей земле. У русских вроде земля есть, а вроде ее и нет.

— В какой сфере вы работаете?

— Я инженер-программист. В настоящее время разрабатываю систему контроля для общественных мест. Люди в последнее время бывают беспечны или невнимательны, не замечают, что происходит вокруг, могут пройти мимо преступления. Их тоже можно понять, народ сейчас запуган, и время такое. А у робота-камеры нет чувств, поэтому я считаю, делаю благое дело.

— Какие предметы вам нравились в школе?

— Мне нравилась физика, химия, в большей степени технические предметы. История увлекала, когда изучали именно Россию. Я учился в 90-е, когда Советский Союз уже развалился. Учебники тогда были зациклены на конкретных моментах, которые были не интересны. Учителя старались не говорить лишнего. Это сейчас можно зайти в любую мировую библиотеку через Интернет, чем я собственно периодически и занимаюсь.

— Какая любимая книга, фильм?

— Пересматриваю "Законопослушный гражданин". Книга — фантастический роман Сергея Снегова "Диктатор". Это фантастический роман о том, как человек реализовывал свои права в советский период.

— Считаете ли себя толерантным человеком?

— Конечно. Это помогает самому определиться в некоторых вещах. Но с другой стороны, назвать себя толерантным в современном мире ко всему не могу. Наверное, к преступникам быть таковым не могу. Не могу также быть толерантным к тем, кто каждый день врет, говоря, что нашу страну окружают враги. Я верю, что мы можем жить без войны.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG