Ссылки для упрощенного доступа

День скорби в Марий Эл не состоялся. Почему?


Основатель музея истории ГУЛАГ в Йошкар-Оле Николай Аракчеев на митинге 30 октября предложил отметить 11 ноября как региональный день скорби в память о трагедии 1937 года — 81 год назад в этот день были расстреляны шесть известных деятелей культуры Марийской республики, среди них — основоположник национальной литературы Сергей Чавайн. Предполагалось, что общественность республики подхватит эту идею и соберётся, чтобы публично отметить трагическую дату. Однако никакого митинга или собрания в этот день не состоялось. "Idel.Реалии" попытались понять, почему так произошло, поговорили с внуком Чавайна.

"СОБЕРЕМСЯ ЧЕРЕЗ ГОД"

Идея объявить 11 ноября днём памяти и скорби впервые публично была озвучена на йошкар-олинском митинге памяти жертв репрессий 30 октября. Раньше во время различных памятных мероприятий, экскурсий в музее истории ГУЛАГ, Николай Аракчеев часто упоминал эту дату, говорил о том, что вместе с Сергеем Чавайном были расстреляны два других известных и талантливых марийских литератора: Олык Ипай и Шабдар Осып. Он назвал ещё три известных в республике имени: Тимофей Евсеев (учёный-этнограф, его имя присвоено национальному музею Марий Эл), Константин Егоров (художник, основоположник изобразительного искусства Марий Эл, Гаврил Смирнов (председатель радиокомитета Марийской республики).


— Предложение было неожиданным, если бы оно появилось хотя бы за два месяца до этого, то можно было бы подготовиться, — сказал сопредседатель "Марий Ушем" Евгений Чашкин. Он признал, что не хватило времени и возможностей встретиться с Аракчеевым и обговорить форму, место проведения возможной в этом случае публичной акции. Чашкин сказал, что "Марий Ушем" согласен с предложением, он уверен, что в следующем году это предложение обязательно будет реализовано.

Николай Аракчеев
Николай Аракчеев

Николай Аракчеев считает важным, чтобы идею обсудили все стороны: он дал понять, что при проведении в будущем 11 ноября какой-либо публичной акции будет важна позиция официальной власти.

— Никакой реакции чиновников городской администрации на предложение, которое высказал, я не услышал, — сказал он. — В своём кругу я отметил эту дату, мы даже отменили празднование дней рождений. Но было бы важно, чтобы в этот день в республике не проводились какие-либо развлекательные мероприятия.

Руководитель отдела культуры администрации Йошкар-Олы Владимир Хрулёв (он был ответственным за проведение митинга 30 октября) считает, что вопрос об участии городских властей в мероприятиях 11 ноября, если общественность будет намерена их провести, обсуждаемый:

— Давайте встретимся, обсудим. Мы не отказываемся от поддержки.

ЖЕРТВЫ РЕПРЕССИЙ

Сколько всего жителей Марийского края были расстреляны 11 ноября 1937 года — неизвестно. Корреспондент "Idel. Реалии" проанализировал данные трёхтомника "Трагедия народа" (Книга памяти жертв политических репрессий) с фамилиями всех подвергшихся репрессиям жителей. В книгах указаны люди, подвергавшиеся незначительным арестам, лишённые свободы на несколько лет, и расстрелянные в период с 1919 до конца 1940-х годов. Все они были признаны жертвами политических репрессий. В "Книгах памяти" не указаны точные даты расстрелов, но вероятно — даты приказов или решений "троек" о высшей мере. К примеру, во втором томе издания содержится информация о писателе Сергее Григорьевиче Чавайне, мари, уроженце дер. М. Карамас Моркинского района Марийской АССР.

"Репрессирован 10.11.1937 г., расстрелян", — написано в короткой справке. Схожие записи, относящиеся к 10 ноября 1937 года — ещё у 41 упомянутого в трёхтомнике человека. На следующий день, 11 ноября, были репрессированы всего трое.

Жертвы репрессий в Марий Эл

Общее число расстрелянных с августа 1937 по конец 1938 года жителей Марийского края, по данным, которые можно извлечь из трёхтомника "Трагедия народа", составляет 1319 человек.


Во всех трёх томах "Книги памяти" указано 155 различных дат, относящихся, вероятно к вынесениям приговоров или арестам расстрелянных впоследствии жителей Марийского края. Количество дат, когда аресты/приговоры были наиболее массовыми (более 10 человек в сутки) составляет: в 1937 году 21, в 1938 году — 10. Наибольшее число приговорённых к смерти/арестованных жителей было 7 октября 1938 года — 115 человек.

Раскопанное в 1989 и идентифицированное через год на Мендурском кладбище массовое захоронение жертв репрессий — первое по времени, оно совпало с началом массовых репрессий. Это подтверждают и данные "Книги памяти". Правда, во всех трёх томах удалось насчитать лишь 139 приговорённых к расстрелу в начале августа. Известно, что расстрелянных с 5 по 8 августа в Мендурах было 164, их имена и происхождение полностью установлены. Не вполне известно, каким образом. Это дало жизнь версии о том, что в архивах КГБ/ФСБ находятся точные списки с местами и датами расстрелов и захоронений. Завершающий массовый список приговорённых к расстрелу/ арестованных и впоследствии расстрелянных жителей (по материалам "Книги памяти") содержит 41 фамилию и датируется 29 октября 1938 года.

11 НОЯБРЯ — В КРУГУ СЕМЬИ

Корреспондент "Idel. Реалии" выяснил отношение к событиям 80-летней давности внука писателя, положившего начало литературе на марийском языке. Сергей Юрьевич Чавайн рассказал, что в семье знали о расстреле деда в 1937 году, в то время как в официальном обиходе датой его смерти долгое время значился 1942 год.

— Мы не знали конкретной даты расстрела деда. Наступили времена перестройки, в 1990-е нам сообщили в ФСБ России — что он был расстрелян 9 ноября 1937 года. Была проведена встреча с руководством ФСБ, они предоставили нам документы. Но копировать все не дали. Это была встреча не только для нас, родственников Чавайна, но и для большого числа других родных жертв репрессий. Всем выдавали довольно обширные пакеты документов.

— Вы называете дату 9 ноября, а к примеру, в "Марийской биографической энциклопедии" датой смерти вашего деда указано 11 ноября…

— Я не очень это понял, скорее всего, это дата принятия решения о расстреле, а точная дата расстрела из справки, которую мне показали — 11 ноября. С документами я знакомился в 1998-1999 годах.

— Вы обратились в Следственный комитет с просьбой провести идентификацию найденных в мае на Мендурском кладбище останков на возможную их принадлежность вашему деду.

— По неофициальным данным, останки не принадлежат Чавайну. Но письменный ответ мне пока не прислали.

— Для вас важно установить место, где был расстрелян ваш дед?

— Если место захоронения будет найдено, но останки не будут изыматься — мы не возражаем. Для нас главное знать, где именно захоронен Сергей Григорьевич Чавайн, мой дед. А если останки из братского захоронения расстрелянных будут эксгумированы, я готов перезахоронить их на родине Чавайна. Дату его расстрела мы поминали раньше на Мендурском кладбище. Сейчас это происходит дома — собираемся, вспоминаем.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    дмитрий любимов

    Журналист "Idel.Реалии". Освещает события в Марий Эл. Специализируется на общественно-политической тематике, материалах о культуре марийского народа. 

Комментарии (7)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG