Ссылки для упрощенного доступа

Признания в терактах в Татарстане выбивали электрошоком


Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу осужденного по делу "Чистопольского джамаата" Айрата Ситдикова. Еще в конце 2013 года, когда его и еще нескольких позже осужденных, задержали сотрудники правоохранительных органов, он заявил о пытках. Это сделали еще несколько задержанных. После проверки следователями ему отказали в возбуждении дела, а суды только подтвердили это решение. "Idel.Реалии" рассказывают о жалобе Ситдикова и пытках по делу "Чистопольского джамаата".

Дело "Чистопольского джамаата"

Осенью 2013 года в Татарстане горели церкви — всего по республике около шести зарегистрированных поджогов церквей с сентября по ноябрь. 17 ноября с разницей в полтора часа загорелась церковь в Чистополе и молельный дом в селе Ленино Новошешминского района. 17 ноября самолёт Boeing 737 авиакомпании "Татарстан", совершавший рейс по маршруту Москва – Казань, в 19:23 потерпел катастрофу при заходе на посадку в аэропорту Казани. Все 50 человек, находившиеся на борту самолета (44 пассажира и 6 членов экипажа), погибли, в том числе сын президента Татарстана Ирек Минниханов и глава Управления ФСБ по Республике Татарстан Александр Антонов.

Примерно в то же время у "Камня желаний" в Билярском государственном историко-археологическом и природном музее-заповеднике в Алексеевском районе нашли заложенные бомбы. 16 ноября СМИ сообщили, что злоумышленники запустили взрывные устройства в одно из крупнейших в России нефтяных производств — "Нижнекамскнефтехим". Три дела о поджогах, дело о ракетах и бомбах объединили в одно производство по статье 205 УК РФ (теракт). Дело о крушении самолета терактом не признали (хотя первоначально рассматривалась и эта версия).

Это основные эпизоды в деле террористической группировки, которой в 2014 году глава МВД Татарстана Артем Хохорин даст имя — "Чистопольский джамаат".

Следствие шло почти три года. Осенью 2016-го в Казанском военном гарнизонном суде в открытом режиме началось рассмотрение дела Приволжским окружным военным судом. Однако уже через несколько дней дело закрыли для журналистов и слушателей.

За все время процесса суд успел допросить более 100 свидетелей защиты и большую часть из заявленных свидетелей обвинения (заявлялись 154 человека). Их допрос завершился еще в середине декабря 2016-го. Отметим, что многие из них отказывались от своих показаний, данных во время следствия два-три года назад. К весне суд успел опросить и около сотни свидетелей защиты. Исследование письменных доказательств проходило одновременно с допросом свидетелей, так как процесс изучался по эпизодам.

Весной гособвинение запросило для чистопольцев Рафаэля Зарипова и Марата Сабирова пожизненное заключение, так как, по версии следствия, они, наряду с Раисом Мингалеевым организовали и руководили "джамаатом". Для остальных обвиняемых прокуратура запросила от 22 до 24 лет строгого режима.

Тройка судей 23 марта приговорила Михаила Мартьянова и Станислава Трофимчика к 16 годам лишения свободы, Рамиля Абитова и Айрата Ситдикова — к 19 годам, Алмаза Галеева и Джаудата Ганеева — к 18 годам, Руслана Гафурова — к 17 годам лишения свободы, Рафаэля Зарипова — к 23 годам, а лидера группировки, по мнению следствия, Марата Сабирова — к 24 годам лишения свободы. Осужденные должны будут отбывать наказание в колонии строгого режима. Отметим, что никто из подсудимых вину в терактах не признал, но Ситдиков и Сабиров признались в незаконной предпринимательской деятельности, а Гафуров признал обвинения по экстремизму.


23 марта 2017 года Приволжский окружной военный суд завершил дело "Чистопольского джамаата". Все девять фигурантов признаны виновными в серии поджогов церквей, запусках ракет в "Нижнекамскнефтехим" и закладке бомб в Билярске. Они получили от 16 до 24 лет строгого режима. Один из них — Айрат Ситдиков. Он получил 19 лет лишения свободы.

В 2013 году, когда его задержали сотрудники правоохранительных органов, он заявил о пытках.

— В декабре 2013 года — 4 и 12 числа — его пытали в УМВД по Нижнекамску. Привезли в здание, привязали ноги к голове, пытали электрошоком — приставляли его к рукам, ногам и гениталиями. Это продолжалось по четыре часа. В итоге была судебная экспертиза, она показала области пигментации рук и ног, несколько рубцов на правой ноге, — рассказывает сотрудничающий с "Зоной права" юрист Игорь Шолохов, представляющий интересы Ситдикова в ЕСПЧ.

Ситдиков обращался с заявлением о преступлении, но правоохранительные органы вынесли отказ в возбуждении уголовного дела на сотрудников. После он обжаловал отказ в суде, но и первая и вторая инстанции оставили постановление без изменений. В 2014 году обвиняемый обратился с жалобой в ЕСПЧ. Он заявил о нарушении статьи 3 Конвенции по правам человека ("Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию").

Дело "Чистопольского джамаата" - за 2 минуты
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:07 0:00

До февраля следующего года российские власти должны ответить на жалобу Ситдикова. Европейский суд поставил перед ними несколько вопросов: "Принимая во внимание травмы, полученные заявителем во время его прибывания в полиции, подвергался ли он бесчеловечному и унижающему человеческое достоинство обращению?", "Признает ли власть то, что были представлены убедительные объяснения происхождения телесных повреждений у Ситдикова?", "Провели ли власти эффективное расследование по этому делу?".

Ситдиков — не единственный осужденный по делу "Чистопольского джамаата", кто заявил о пытках. В декабре 2013 года к корреспонденту "Idel.Реалии" обратились родственники Михаила Мартьянова, задержанного на тот момент девять дней назад в Чистополе по подозрению в поджогах православных храмов. "Сотрудники полиции в данный момент моего братишку Мартьянова Михаила Михайловича пытают, угрожают, издеваются, вынуждают взять вину на себя в том, чего он не делал", — сообщил Виктор Мартьянов, брат Михаила.

Адвокат Мартьянова Руслан Гарифуллин рассказал тогда, что сразу же написал заявление в дежурную часть ОВД Нижнекамска о предоставлении сведений депортирования и о проведении срочного медицинского освидетельствования. "У нас имеются достоверные сведения о том, что в отношении Михаила была применена физическая сила", — заявил тогда он.

Слова адвоката Мартьянова тогда подтверждал освобожденный на тот момент Рушан Хуснутдинов. Молодого человека почти сразу же отпустили после того, как стали появляться первые сообщения о пытках. Отметим, что позже он был осужден и уже отбыл наказание за то, что он, по версии следствия, перевозил и прятал оружие для "Чистопольского джамаата".

Через месяц Михаил Мартьянов начинает давать признательные показания. Правозащитники и адвокаты тогда были уверены — "22-летнего обвиняемого вынудили под пытками признаться в том, чего он не делал". Незадолго до дачи признательных показаний он отказался от договорного адвоката и ему назначили госзащитника. На суде в 2017 году он вновь заявил о пытках в 2013-м и о своем оговоре остальных.

Другой осужденный по делу, Алмаз Галеев, также заявил о пытках в конце 2013 года. Он лишился гениталий. По версии полицейских, он сделал это сам, найдя в камере бесхозное лезвие от бритвы.

Четвертый из девяти осужденных — Рафаэль Зарипов — после нескольких дней в нижнекамском изоляторе временного содержания попал в больницу. Зарипова госпитализировали с разрывом мочевого пузыря, отломом отростков позвоночника и травмой легкого. После этого он написал открытое письмо, где подробно рассказал о пытках. В том числе о том, что его, мусульманина, заставляли обнаженным есть сало.

В полиции Нижнекамска сказали, что "не трогали подозреваемого и пальцем". МВД Татарстана также опровергало информацию о пытках, объясняя это желанием задержанных снять с себя ответственность за преступления и избежать наказания по серьезной статье.

На суде в 2017 году, уже после того, как процесс закрыли для журналистов и слушателей, другой обвиняемый Рамиль Абитов заявил о пытках. Суд прервался на проверку, но она не подтвердила его слов.

— В Татарстане много случаев с пытками в правоохранительных органах — и в Нижнекамске, и в Челнах, и в Казани, и в Зеленодольске, — считает Игорь Шолохов. — В городах Татарстана и России применяют пытки: бьют в полиции, чем угодно — ногами, руками, электрошоком. У меня на данный момент в ЕСПЧ около десятка дел о пытках. Решения тоже уже есть. Например, дело Хайруллина из Челнов. В 2003 году его обнаружили повешенным в отделе полиции. Они никаких средств правовой защиты в России не нашли и дошли до ЕСПЧ, а там было установлено, что нарушана статья 2 и статья 3 Конвенции. Вдове Хайруллина была присуждена справедливая компенсация. Пытки происходят. Ничего, к сожалению, не меняется.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    регина хисамова

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о событиях в Татарстане и Удмуртии. Занимается расследованиями, посвященными коррупционным преступлениям.

Комментарии (12)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG