Ссылки для упрощенного доступа

Мегагрант замедленного действия


В конце прошлого года Казанский федеральный университет выиграл многомиллионный грант на создание научно-образовательного центра по гео- и термохронологическим методам, который должен стать "центром притяжения для нефтедобывающих компаний". КФУ обязался закупить оборудование общей стоимостью свыше 500 тысяч евро. Экс-сотрудник университета Владислав Паверман заявляет, что в вузе отказались от покупки, не указав этот пункт в договоре с Минобрнауки России. Он считает, что на новых условиях КФУ не имеет право на получение средств, и просит "принять процессуальное решение о целесообразности продолжения гранта". В министерстве и в КФУ претензии экс-сотрудника отвергают.

Казанский федеральный университет в конце прошлого года выиграл мегагрант на создание на базе вуза научно-образовательного центра по гео- и термохронологическим методам. Предполагалось, что Минобрнауки России выделит КФУ 90 миллионов рублей (25 млн — в 2018 году, 26,2 млн — в 2019-м и 38,8 млн — в 2020-м). Пятого февраля этого года министерство заключило с университетом соответствующий договор.

Центр возглавит заместитель директора Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН Михаил Буслов. После выигрыша гранта он заявил, что создаваемый на базе КФУ Центр "позволит не просто поднять на мировой уровень публикации наших ученых, но и конкурировать на равных с ведущими научными центрами". "И что немаловажно — стать настоящим центром притяжения для нефтедобывающих компаний", — говорил Буслов.

Центр "позволит стать настоящим центром притяжения для нефтедобывающих компаний"

Напомним, в Татарстане крупнейшей нефтедобывающей компанией является "Татнефть", совет директоров которой возглавляет президент республики Рустам Минниханов.

Экс-старший научный сотрудник Института геологии и нефтегазовых технологий Владислав Паверман считает, что в договоре между КФУ и Минобрнауки России отсутствуют ключевые параметры проекта, первоначально указанные в заявке на грант. Он обратился в Экспертный совет по мегагрантам, к заместителю министра высшего образования и науки и в прокуратуру с заявлением, в котором указал, что "руководство КФУ на этапе подачи заявки использовало громкие имена отечественных и иностранных ученых", а также "продемонстрировало серьезные намерения существенно улучшить техническую базу создаваемой лаборатории и приобрести уникальные научные инструменты". Однако, когда было объявлено о победе на шестом конкурсе мегагрантов, уточнил Паверман, "руководство КФУ кардинально переписало заявку таким образом, чтобы исключить обещанные дорогостоящие закупки и избавиться от "груза" — ставших более ненужными известных ученых".

"Руководство КФУ кардинально переписало заявку таким образом, чтобы исключить обещанные дорогостоящие закупки"

В заявке на грант был приведен список "ключевых членов научного коллектива", среди которых российские и зарубежные специалисты. Согласно конкурсной документации, КФУ должен был "заключить с ведущим ученым и членами научного коллектива гражданско-правовые или трудовые договоры". Ведущим ученым стал профессор, заместитель директора Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева Сибирского отделения Российской академии наук Михаил Буслов. Владислав Паверман в своем заявлении указал, что "из 25 ключевых участников, указанных в заявке, 15 человек не были приняты на работу в КФУ". "По условиям конкурсной документации, замена ключевых членов научного коллектива допускается лишь "в исключительных случаях с письменным уведомлением Минобрнауки России", — констатировал Паверман.

Он сообщил, что в результате таких действий руководства КФУ на странице лаборатории гео-термохронологии и хемостратиграфии в разделе "публикации" из 32 приведенных научных работ в 31 нет ни одного сотрудника вуза. Отметим, что после поданного заявления с сайта КФУ пропала указанная информация. Пресс-секретарь ректора Камилл Гареев отказался прокомментировать "Idel.Реалии" такое решение.

Паверман также заявил, что КФУ, согласно заявке на грант, обязался закупить необходимое оборудование общей стоимостью около 550 тысяч евро. Речь шла о приобретении и введении в эксплуатацию системы автоматизированного подсчета плотности и распределений длин треков в зернах апатита и циркона Autoscan (около 290 тыс.евро при поставке в Россию), электромагнитного сепаратора магнитных, парамагнитных и немагнитных зерен Frantz (30 тыс.евро), а также дополнительных ионных счетчиков для масс-спектрометра Neptune Plus (230 тыс. евро).

Однако в договоре между вузом и Минобрнауки России, отметил Паверман, "планы приобретения оборудования отсутствуют". Он просил "принять процессуальное решение о целесообразности продолжения мегагранта".

МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ОПРОВЕРГАЕТ

По словам Павермана, КФУ подавал заявку на грант еще в 2016 году, однако успеха тогда не добился. В 2017-м вузу все-таки удалось победить. Обе заявки на грант готовились при непосредственном участии Владислава Павермана. В конце прошлого года КФУ не продлил с ним контракт. Экс-сотрудник КФУ уверен: это связано с тем, что он был "жестким сторонником четкого выполнения поставленных в заявке на грант задач, с чем не согласилось руководство университета".

"Мегагрантовские деньги должны отдать реально достойным конкурентам КФУ, которые не будут "химичить", переписывая заявки"

Свое решение обратиться в Минобрнауки и прокуратуру Паверман объяснил тем, что "мегагрантовские деньги должны отдать реально достойным конкурентам КФУ, которые не будут "химичить", переписывая заявки, а сделают реально качественную работу".

Владислав Паверман считает, что "краеугольным камнем" отказа от привлечения заявленных ранее специалистов "стали зарплаты, которые были обещаны ученым — от 55 до 60 тысяч рублей в месяц".

— А вторым — закупка очень дорогого оборудования, на которое ушла бы добрая половина гранта. Я опасаюсь, что там хотят нарисовать что-то на чертежах, запатентовать и сказать: "У нас есть технологии — мы добились результата". Но чтобы разработать такие приборы, нужно много лет, большие научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, а также высококачественные инженеры, — рассуждал Паверман.

"Имело ли право Минобрнауки подписывать настолько измененный договор, учитывая то, что в таком варианте он не рецензировался?"

По его мнению, "заявку на грант оценивали по тому, что в ней было написано", однако после выигрыша "договор был кардинально изменен". "Имело ли право Минобрнауки подписывать настолько измененный договор, учитывая то, что в таком варианте он не рецензировался? На что пойдут "сэкономленные" десятки миллионов рублей?" — задался вопросом экс-научный сотрудник Института геологии и нефтегазовых технологий.

В Министерстве науки и высшего образования России с Владиславом Паверманом не согласились. В ответе на его заявление (имеется в распоряжении редакции) сказано, что "при подготовке договора и приложений к нему были соблюдены все требования постановления правительства РФ". "Все планируемые исследования, работы, а также обязательства, взятые КФУ и ведущим ученым в соответствии с заявкой, были отражены в договоре и соответствующих приложениях к нему", — сообщили в министерстве.

"При подготовке договора и приложений к нему были соблюдены все требования постановления правительства РФ"

Там также констатировали, что "работы и исследования, отраженные в заявке, полностью вошли в приложение к договору с уточнением и конкретизацией ряда формулировок планируемых исследований, работ и результатов проекта". В смету расходов, уточнили чиновники, "были внесены изменения по сравнению с заявкой, поскольку решением Совета по грантам суммы финансирования научных исследований по годам были изменены" (изначально речь шла о 30 млн ежегодно на протяжении трех лет).

В министерстве также ответили на претензии Владислава Павермана в части отсутствия в договоре закупок дорогостоящего оборудования. Чиновники уточнили, что ведущий ученый и руководство КФУ второго февраля 2018 года "официально уведомили" Минобрнауки РФ о произошедших изменениях. По данным министерства, в КФУ заявили, что "при уточнении и конкретизации плана работ научного исследования было принято решение отказаться от закупки импортного оборудования", а именно системы Autoscan и электромагнитного сепаратора Frantz. В вузе приняли решение "создать собственные образцы подобного оборудования": "Стоимость импортного оборудования высока (более 15 млн рублей), но при этом обладает рядом недостатков, которые были выявлены другими пользователями аналогичного оборудования".

При уточнении и конкретизации плана работ научного исследования было принято решение отказаться от закупки импортного оборудования. В вузе приняли решение "создать собственные образцы подобного оборудования".

Что касается модернизации масс-спектометра Neptune Plus, то в министерстве заверили: она была проведена КФУ "до объявления результатов конкурса мегагрантов". Владислав Паверман прокомментировал "Idel.Реалии" проведенную КФУ "модернизацию". По его словам, вуз "не уточнил, что проведенная модернизация касалась закупки усилителей сигнала стоимостью около полутора миллионов рублей". "Запланированная по мегагранту заявка была связана с приобретением и установкой ионных счетчиков — это обошлось бы КФУ в 16 млн рублей. Эти две модернизации не являются взаимозаменяемыми", — уточнил Паверман.

Вместе с тем, пресс-служба Министерства науки и высшего образования России на запрос "Idel.Реалии" сообщила, что "по вопросу исполнения университетом обязательства по приобретению научного оборудования стоимостью около 500 тысяч евро информируем, что оно университетом также выполняется". Ответы Паверману и нашему изданию были направлены с разницей в пять дней.

"Данные договора указаны в соответствии с заявкой. Информация о том, что заявка университета при составлении договора была переписана, не соответствует действительности", — подчеркнули в пресс-службе.

Владислав Паверман
Владислав Паверман

Комментируя ситуацию об отказе КФУ трудоустроить высококлассных сотрудников, указанных в заявке на грант, Министерство науки и высшего образования сообщило Владиславу Паверману, что согласно приказу КФУ от 5 февраля этого года, в состав исполнителей научного коллектива "включено 19 человек из 25 указанных в заявке". Вместе с тем, в министерстве сослались на то, что десять научных сотрудников самостоятельно отказались от проведения исследований в рамках мегагранта. "Вместо указанных сотрудников в коллектив были введены другие специалисты", — заявили в министерстве и добавили, что "заключение договоров с иностранными сотрудниками не предполагалось", поскольку "в соответствии с заявкой данных специалистов планировалось привлекать в качестве консультантов и лекторов". Однако в министерстве не сообщили, планируется ли привлечь их к работе.

Руководство КФУ и ведущий ученый "подтверждают, что замена членов научного коллектива не снижает квалификационный уровень исполнителей и не скажется на реализации проекта в целом"

Руководство КФУ и ведущий ученый Михаил Буслов, рассказали в министерстве, "подтверждают, что замена членов научного коллектива не снижает квалификационный уровень исполнителей и не скажется на реализации проекта в целом". В беседе с "Idel.Реалии" Буслов указал, что "определяющим в получении этого гранта явилось то, что в КФУ существует очень хорошая приборная база".

Вторым важным фактором он назвал "подбор команды". "В силу разных причин некоторые отказались, но у нас много талантов на Руси — набрали другую команду, и план этого года мы обязательно выполним", — заверил Михаил Буслов.

В пресс-службе ректора КФУ "Idel.Реалии" сообщили, что "в настоящий момент с ведущим ученым и членами научного коллектива, сформированного для выполнения научного исследования, заключены договоры на период проведения научного исследования". Пресс-секретарь ректора Камилл Гареев на уточняющий вопрос, со сколькими научными сотрудниками были заключены контракты, лишь ответил, что "в соответствии с договором вуз планирует брать их на работу — все нормально". "Проект рассчитан не на один год, и в процессе реализации люди не все сразу устраиваются — это происходит в процессе реализации. Решает ведущий ученый в соответствии с договором. Никаких отклонений нет, все по графику", — подчеркнул Гареев.

Комментируя отсутствие в договоре обязательств КФУ приобрести указанное в заявке на грант оборудование, Гареев констатировал: "По договору необходимо купить оборудование; все работы, которые определены по графику, выполняются и даже с перевыполнением". На ремарку журналиста "Idel.Реалии", что в договоре речь не идет о покупке оборудования, Гареев ответил, что "в соответствии с конкурсной документацией — то есть заявкой — договор составлен". "Если бы изменения там были, договор бы нам просто не подписали", — резюмировал Гареев.

На момент публикации материала ответ на заявление Владислава Павермана поступил только от заинтересованной стороны — Министерства науки и высшего образования России. Прокуратура и Экспертный совет по мегагрантам еще не представили свою позицию.

Паверман уверен: "Цели исследования, даже в нынешнем усеченном формате, недостижимы без высококлассных специалистов и научно-аппаратурной базы [первоначально заявленной в гранте], на основании которых и были приняты положительные заключения экспертов".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (11)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG