Ссылки для упрощенного доступа

"...От протеста не откажусь и пойду до конца..."


Тимофей Карев, соорганизатор самарского движения "Бессрочный протест"

Активист самарского движения "Бессрочный протест" рассказал "Idel.Реалии" как в провинции молодёжь преследуют за политические убеждения.

21-летний со-организатор самарского движения "Бессрочный протест" Тимофей Карев даже не мог предполагать, что его политическая активность будет беспокоить руководство Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П. Королева. Карев, студент 5 курса факультета Института двигателей и энергетических установок (ИДЭУ). С 9 сентября, с тех пор как "бессрочка" начала акции в Самаре, молодой человек участвует во всех её мероприятиях.

Профессор стал громко кричать, что мы в "Бессрочном потесте" негодяи, потому что очень хотим отставки премьера Дмитрия Медведева и правительства РФ

23 ноября, когда Карев был на подработке, ему на сотовый позвонил заместитель декана ИДЭУ, кандидат технических наук Дмитрий Угланов. В приказном порядке он потребовал от юноши в субботу явиться на беседу по вопросу обучения. Что было дальше, Тимофей Карев рассказал корреспонденту "Idel.Реалии".

— Как и было договорено, 24 ноября я пришёл на встречу с Углановым. Мы общались в кабинете Кафедры теплотехники, где он работает. Разговор продолжался сорок минут вместо заявленных накануне по телефону десяти. Сначала Дмитрий Александрович завёл разговор о моих задолженностях по учёбе. Я назвал ему фамилии преподавателей, которым должен досдать предметы. — Один долг по предмету у меня уже больше года. По закону меня могут отчислить только за один долг-незачёт. Выяснив про мою успеваемость и что у меня только два долга-незачёта, замдекана почему-то перевёл разговор с учёбы на политику. В духе передач Владимира Соловьёва по каналу РТР Угланов начал рассказывать мне, сидевшему напротив него, что в нашей стране большинство людей поддерживает рейтинг Путина. Когда я попытался возразить, заметив, что "Левада-центр" в октябре дал другую статистику, Дмитрий Александрович сказал, что этот центр спонсируется Западом. Дальше он начал говорить про "укро-фашистов", которые воевали в Украине. Я вступил с ним в полемику. Пытаясь объяснить, что не разделяю пропутинских взглядов и позиции "Крымнаш" и фактически военной экспансии РФ в Украине. Тогда замдекана сказал, что права человека придуманы Западом для манипулирования людьми. Подискутировав минут десять и поняв, что у меня своя точка зрения на политические события в России и в мире, Угланов сказал, что раз мы друг друга не поняли, я должен в понедельник прийти на разговор с деканом факультета Александром Ермаковым. Он же является директором ИДЭУ. Когда мы с Углановым вышли из его кабинета, он протянул мне на прощание руку. Сказав: "начни с себя, устройся на производство, там сплоти людей и там пробуй что-то сделать. Был бы ты отличником — был бы другой разговор", — пояснил мне замдекана. А вечером он позвонил мне на сотовый. Мы в это время с ребятами из "Бессрочки" как раз проводили очередную акцию по раздаче листовок. И тут мне звонит Угланов и говорит: "Если вы — диссиденты, хотите строить правовое государство, тогда начнем с тебя. Деканат подаёт твои документы на отчисление. Или все-таки есть исключение из правил?", — сказал он, выдержав паузу в разговоре. Видимо, надеялся, что я соглашусь с ним и скажу, что брошу увлечение политикой. Но я ответил: "Тогда готовьте документы к отчислению". Замдекана бросил трубку...

—​ Как прошла встреча с деканом?

— В понедельник я пришёл на встречу с деканом Александром Ермаковым. Мы беседовали в его кабинете. Я зашёл и сел за стол, начали беседовать. Тут вошёл Угланов и хотел присутствовать. Но декан ему запретил, сказал, что он сам с мной поговорит. И вот наш декан, доктор технических наук, профессор начал сразу рассказывать мне про внешнюю политику России. Опять эти знакомые по многочисленным агитационным патриотическим телепередачам фразы, что "проклятый Запад вносит разлад в нашу великую страну". При этом глаза у декана — члена "Единой России", между прочим, азартно блестели. Словно он говорил не о "великих" достижениях Путина, а рассказывал о влиянии вибрации на авиадвигатели. Я вступил в полемику и сказал, что занимаюсь протестом именно потому, что хочу в своей стране изменить ситуацию в сторону демократии. На примере Самары — столицы аэрокосмической отрасли я начал приводить пример, оперируя информацией официальных СМИ, что у нас нет никаких соцгарантий для молодых специалистов аэрокосмического кластера. И люди, которые выпускаются из нашего университета, не могут трудоустроиться с соцгарантиями, если нет блата на предприятиях. Ермаков побледнел и стал мне возражать. Убеждал, что через три года наступит подъем отрасли. Я начал говорить про сокращения с местных производств. Он мне возразил, что я ничего не понимаю, что я — ребёнок. Вообще на все мои конструктивные предложения по изменению ситуации в России он называл меня ребёнком. Затем Ермаков обвинил меня в том, что я ничего не сделал для университета. Я заранее подготовился к такому вопросу и показал декану принесённые с собой 25 своих почетных грамот. Сказал и про свою деятельность, когда как общественник организовал попечительство гендиректора "Роскосмоса" Дмитрия Рогозина над нашим университетом. Также упомянул про мою деятельность руководителя студенческого строительного и педагогического отрядов. Но профессор Ермаков снова начал критиковать Запад, который обложил Россию санкциями. Профессор стал громко кричать, что мы в "Бессрочном потесте" негодяи, потому что очень хотим отставки премьера Дмитрия Медведева и правительства РФ. Потом декан успокоился. Отхлебнул из стакана минералки и деловым тоном, словно принимал меня на кафедру совместителем, предложил мне отказаться от политической деятельности и спокойно закончить обучение в университете.

—​ Вы спросили профессора: кто вложил в его уста это заманчивое предложение?

— Да, я поинтересовался: кто дал указания к нашей беседе? Ведь однозначно: это преследование за политические убеждения. Ермаков ответил: это инициатива чиновников администрации Самарской области, крупной власти. По его словам, "бессрочка" так достала власти, что они подействовали на ректора нашего университета Евгения Шахматова. А тот, как "единоросс" обязал Ермакова — моего декана, найти на меня управу. Я ответил, что от протеста не откажусь и пойду до конца. Тогда декан заявил, что не даст мне индивидуальных ведомостей для закрытия текущих долгов и меня отчислят. Ермаков спросил: сколько времени мне нужно, чтобы закрыть задолженности? Я сказал, что у меня всего два долга: закрыть академическую разницу по теории ракетных двигателей и по объемному моделированию, — этому долгу больше года. Чтобы сдать эти предметы мне нужен месяц. На это Ермаков сказал, что начиная с 27 ноября лично обежит всех преподавателей, чтобы они не принимали у меня долги и вообще "пробежится на ногах и сделает все, чтобы меня отчислили из универа в тот же вечер".

—​ Почему, думаете, к вам такое отношение?

— Это власть допекла народ постоянным повышением цен и антинародной политикой. А мы своим движением только делаем всё, чтобы информация о злоупотреблениях власти стала достоянием гласности. Кстати, декан Ермаков, наверное, забыл, как однажды вместо занятий агитировал студентов за "Единую Россию". Мы не забыли и публично об этом расскажем. Свой разговор с Ермаковым я записывал в течение одного часа, на сколько хватило памяти в диктофоне смартфона. Если будет нужно: опубликую его в открытом доступе. Ермаков мне сказал, что власть считает меня социально опасным. Мол, я могу негативно-оппозиционно влиять на других студентов. Ведь в "бессрочке" очень много студенческой молодёжи. И число наших сторонников растёт. Неделю назад мы открыли филиал в Тольятти. Там также увеличивается политическая активность молодёжи. За два месяца, что движение действует в Самаре, мы раздали 12 тысяч листовок, провели десятки одиночных и массовых пикетов. Я учусь на бюджете и, конечно, меня могут исключить с учёбы за эти два "хвоста". Могут попытаться "выдавить" из города, из страны, как это сделали с активистом штаба Навального в Самаре Славой Завгородним. Могут подбросить наркотики и посадить в тюрьму. Кстати, поэтому я решил зашить наружные карманы своей куртки. Ещё декану очень не нравится, что я: студент, занимающийся на офицерской военной кафедре, публично критикую Путина и Медведева. Это, по его мнению: контрреволюция. Боюсь, при Сталине я бы с вами уже не разговаривал, а ехал на стройки Сибири в столыпинском вагоне, осуждённый "тройкой" по 58 политической статье.

—​ Тимофей, как поступите в случае отчисления из вуза?

У меня свыше 600 друзей среди студентов с разных факультетов. Все они готовы уйти с занятий и устроить пикет у здания университета, требуя оставить меня в покое

— Я воспринимаю угрозы от декана и его заместителя как серьёзные и реальные. Это не кулёк зефира с барышней скушать. Они вполне реально давили на меня, требуя оставить "бессрочку". Намекали, что в случае согласия у меня не будет проблем ни с учёбой, ни с распределением на работу по окончании вуза. Скажу откровенно: я планировал после вуза устроиться на предприятие в одном из закрытых "атомных" наукоградов. Но, боюсь, теперь туда мне не разрешат распределиться ФСБшники. Также не исключаю воздействия и на моих родственников. С одной целью: повлиять на меня как на со-руководителя самарской "бессрочки". На другого нашего лидера, Егора Бесчастнова дважды составляли протоколы об административных правонарушениях, оштрафовали на десять тысяч рублей. Если власть так поступает с десятиклассником, то меня: студента-пятикурсника, станут "прессовать" серьёзнее. В октябре на меня пытались составить протокол об административном правонарушении за участие в одиночном пикете. Полицейские тогда намекнули: "бросай бунтовать". Но отступать я не намерен. "Бессрочку" не брошу. В ближайшую неделю попробую сдать "хвосты" по двум предметам. Всё своё общение с преподавателями буду снимать на видео. Чтобы были доказательства в случае предвзятости в плане неудовлетворительных оценок и прочих придирок преподов. В университете ребята меня хорошо знают. У меня свыше 600 друзей среди студентов с разных факультетов. Все они готовы уйти с занятий и устроить пикет у здания университета, требуя оставить меня в покое. Мы пока не собираемся повторять в Самарском университете события мая 1968 в парижской Сорбонне. Мы намерены объявить бойкот руководству университета и лично ректору Евгению Шахматову и декану ИДЭУ Александру Ермакову от имени общественных организаций. Бойкот в виде пикетов продлится до тех пор, пока не узнаем конкретную фамилию чиновника правительства Самарской области, требующего от руководства университета моего отчисления.

Евгений Шахматов — солидный учёный. Когда я читал книгу про историю нашего вуза, восхищался его покойным ректором Виктором Павловичем Лукачёвым. Его именем названа одна из самарских улиц. Очень сомневаюсь, чтобы блестящий учёный Лукачёв, в годы советской власти возглавлявший наш вуз и наверняка состоявший в тогдашней партии власти — КПСС, стал бы прогибаться под власть. Выполняя приказ из обкома об исключении студента за вольнодумство.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG