Ссылки для упрощенного доступа

"Спасали Родину, а теперь нас за это судят"


Михаил Курдюков и Александр Кириченко

5 декабря в Промышленном районном суде состоялось очередное заседание по делу бывшего лётчика авиаотряда ракетного завода "Прогресс" Александра Кириченко. Вместе с другими членами авиаотряда он спасал людей после аварии на Чернобыльской атомной электростанции. За это в 1997 году получил удостоверение ликвидатора последствий аварии на ЧАЭС. Теперь УФСБ по Самарской области возбудило против него и его коллеги по авиаотряду Михаила Курдюкова уголовные дела за мошенничество, обвинив в подделке документов и присвоении денежных компенсаций.

Долгое-долгое дело стартовало ещё в 2016 году. Тогда самарские чекисты обвинили в мошенничестве 12 пенсионеров, ранее официально признанных ликвидаторами последствий аварии на ЧАЭС. Первым, в марте 2016 года чекисты разоблачили работавшего на "Прогрессе" фальшивого "ликвидатора" Николая Козлова. Он заявлял, что якобы летал в зону аварии в 1986 году. При том, что пришел работать на завод в 1988 году. Такая же история произошла и с Евгением Крысько. На РКЦ "Прогресс" он устроился в 1987 году, тогда как документы его датированы 1986 годом. По данным следствия, маршрутный лист, по которому, он, якобы, летал в Припять, был поддельным. Не было и лётной группы: люди, указанные в качестве членов экипажа, есть. Но в чернобыльскую зону они на заводском самолете Ан-24 не летали. При проверке списков людей, получивших с подачи руководства РКЦ "Прогресс" в девяностые годы удостоверения ликвидаторов выявился факт мошенничества тех, кто решил оформить себе инвалидность. В полётных заданиях, которые эти люди представили в комиссию, значился аэродром "Припять", куда они якобы, летали. При том, что такого аэродрома никогда не существовало.

8 июля 2016 года Октябрьский районный суд Самары признал Николая Козлова виновным по ст. 159.2 УК РФ (мошенничество при получении выплат). Судья Елена Якушева приговорила его к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком в один год. Кроме Козлова, за подобные мошенничества в Самаре было осуждено ещё семь человек. Региональное ФСБ продолжило проверку сотни человек, получивших от завода "Прогресс" удостоверения ликвидаторов аварии на ЧАЭС.

"Чекисты рьяно взялись за дело. Следственные действия УФСБ по Самарской области ведёт в отношении бывших работников завода "Прогресс", имеющих статус участников ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. По мнению чекистов, все эти люди незаконно оформили себе документы ликвидаторов и мошеннически получили многомиллионные выплаты. Изучение ситуации показывает: возможно, в погоне за статистикой раскрытых преступлений, следователи решили посадить всех подряд. И тех, кто реально летал в чернобыльскую зону, и тех, кто это придумал", — рассказал "Idel.Реалии" депутат Самарской Губернской Думы Михаил Матвеев.

Кириченко и Курдюковым силовики заинтересовались в 2017 году. А в марте 2018 года майор юстиции, старший следователь 2 отделения следственного отдела УФСБ России по Самарской области Николай Громчев возбудил в отношении Александра Кириченко уголовное дело. В это же время дело возбудили и против Михаила Курдюкова.

Следователи считают, что летчики не находились в 30-километровой зоне отчуждения ЧАЭС. А работы по эвакуации людей из зоны аварии проводили не по приказу органов власти, а по своей инициативе. С каждого из пенсионеров по окончании следствия планируют взыскать в пользу государства около 9 млн рублей. Таков размер незаконно полученных пенсионерами-чернобыльцами выплат.

— Мы попали в зону отчуждения ЧАЭС по производственной необходимости. Я летал тогда вторым пилотом. Мы заправлялись на военном аэродроме Овруч (Житомирская область Украины — ред). Далее: взлетали с аэродрома Овруч с курсом на Брянск, Курск и Белгород и невольно пересекали зону отчуждения ЧАЭС. На борту самолёта были беженцы. Если бы мы были любым гражданским самолетом, который не вез ни беженцев, ни грузов для нужд станции, мы бы не могли являться участниками ликвидации последствий на ЧАЭС. У нас был целевой полёт. Туда — груз для станции. Оттуда — беженцы из зоны отчуждения. В самом Чернобыле мы не были никогда, — рассказал Михаил Курдюков.

В 1985 году он пришел в авиаотряд "Прогресса" бортоператором. Работал там до 1998 года, ушел на пенсию в должности командира корабля с 16 летним летным стажем.

— В связи с аварией на Чернобыльской АЭС были чрезвычайные ситуации, во время которых мы были вынуждены для выполнения основного задания, связанного с обороной страны и доставкой конкретных грузов для изделий предприятия "Прогресс" и на космодром Байконур осуществлять в попутном направлении доставку грузов в Киевскую воздушную зону. В частности: в Жуляны-Борисполь. А возвращаясь обратно, осуществлять дозаправку на военных аэродромах, чтобы вовремя прибыть на наше предприятие. Во время тех событий я летал бортоператором, — продолжает Александр Кириченко. — Я с 1983 года в заводском авиаотряде. Начинал бортоператором, потом летал вторым пилотом. Работал до 1998 года, налетал девять тысяч часов, имею об этом памятный знак. В 2016 году приказом МЧС меня наградило почетной грамотой "За мужество и самоотверженность, проявленные при ликвидации последствий аварии на ЧАЭС". А теперь возбудили уголовное дело.

Александр Кириченко
Александр Кириченко

— Документами работа в чернобыльской зоне подтверждалась или она изначально была засекречена?

— Работа по признанию нас участниками ликвидации аварии на ЧАЭС указана в Положении Госкомчернобыля России от 5 августа 1993 года N ВС-10-3618 . Там конкретно написано: "Задание на полёт". Одна фраза. Но, поскольку наше предприятие не занималось документацией, помимо этого задания в Главное управление по труду предоставлялись сопроводительные письма от "Прогресса". За подписью заводского руководства. Свидетель по нашему уголовному делу Елена Кочеткова подтвердила в судебном заседании: основанием для выдачи нам удостоверений ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС как раз и послужило полётное задание и письмо руководства предприятия. Это письмо являлось указанием для государственных органов, — пояснил Александр Кириченко.

— После того, как три года назад начались суды над якобы "лже-чернобыльцами" умерло четверо наших товарищей-летчиков с авиаотряда "Прогресса". Необоснованные обвинения и судебные разбирательства стали катализатором их болезней, — поделился Михаил Курдюков. — Отразилось это и на моем здоровье. С 1986 года на медкомиссии мне диагностировали нейроциркуляторную дистонию сердца (НЦД). В 1998 году у меня случился инфаркт. В 2002 попал в больницу с гипертоническим кризом, сейчас у меня гипертоническая болезнь II стадии.

Михаил Курдюков
Михаил Курдюков

— О вреде для здоровья я тогда не задумывался, законов не читал. Когда в девяностые годы начал болеть, не думал, что это "наследство" работы в чернобыльской зоне. Несколько раз тогда терял сознание. Потом попал в больницу, диагностировали гипертонию. Установили двадцать лет назад мне третью группу инвалидности. Хотя тогда врачи должны были оформить меня как потерявшего здоровье во время работы в зоне отчуждения на ЧАЭС, — рассказал Александр Кириченко.

— Сколько всего времени вы провели в чернобыльской зоне?

— Всего было пять-шесть полётов. Лететь в каждом случае: около часа. Общее время полётов составило пять-шесть часов, — говорит Кириченко. — Не надо забывать, что военный аэродром Овруч относится к Житомирской области, и до сих по засекречен как имевший отношение к ликвидации аварии на ЧАЭС. Поэтому то, что мы были в Овруче, не исключает, что и его аэродром тоже может считаться чернобыльской зоной отчуждения, — продолжает Михаил Курдюков. По словам Александра Кириченко, если смотреть карту, в районе бывшего аэродрома Овруч находятся три пункта, раньше располагавшиеся в зоне отчуждения ЧАЭС. Сегодня этих населённых пунктов не существует. На Google-картах можно увидеть бывший аэродром Овруч. В качестве возмещения полученного во время ликвидации аварии на ЧАЭС вреда оба мужчины на основании федерального закона получают от государства ежемесячную компенсацию. Кириченко: семьдесят тысяч, плюс пенсия одиннадцать тысяч, Курдюков: шестьдесят тысяч, плюс пенсия тридцать две тысячи рублей.

— Как случилось, что история о якобы подделке вами документов стала известна ФСБ?

— У одного из наших летчиков-чернобыльцев Олега Шахарова, по слухам, есть друзья в ФСБ. Когда в 2015 году между ним и другим бывшим летчиком, Евгением Крысько, произошел конфликт, Шахаров сообщил чекистам, что его приятель не ликвидатор. Сразу приехали следователи из ФСБ и стали раскручивать дело, — рассказал Михаил Курдюков. — По внешнему виду Олега Шахарова, дослужившегося до начальника летно-испытательной станции "Прогресса" было видно, что он не хотел возбуждения дел и массовых репрессий против бывших летчиков. Но дело оказалось удобно сделать массовым: ведь в летном отряде предприятия столько пенсионеров. И возбудили сотни уголовных дел, как в 1937 году.

— На нас оказывается давление во время расследования уголовного дела. Это и подмена юридических понятий следователем, и подмена норм законов РФ, их формулировка в извращённом виде. Это и психологическое давление. Следователь намекал, что я получу статью, буду "мотать" срок. В октябре 2017 ко мне, как к особо опасному преступнику, на 4 месяца суд по ходатайству следователя из УФСБ применил домашний арест. Наверное, чтобы я много не разговаривал, не общался с бывшими сослуживцами и знакомыми по заводу, — рассказал Александр Кириченко, добавив, что ему хочется верить в справедливость российского правосудия.

— Но это возможно, только если нас выслушают до конца. Изучат все обстоятельства. Чтобы понять закон №1244 о Чернобыльской катастрофе надо изучить не менее ста нормативных документов. А потом делать выводы. А если как у нас: по жалобе, по кляузе — это будет новый 1937 год. Хотя, в 1937 году честнее было. Я говорил следователю: "если бы вы привезли меня в подвал и расстреляли, как делали чекисты в 1937 году, было бы честнее. Люди бы поплакали неделю, и всё", — говорит Кириченко.

Самарские летчики в 1986 году
Самарские летчики в 1986 году

В свою очередь, Михаил Курдюков сомневается в справедливом приговоре.

— Я увидел сегодня нашу судебную систему не в кино, а наяву. Выполняя приказ мы спасали Родину, а теперь нас за это судят. С такими впечатлениями я не верю в справедливость правосудия, — говорит лётчик-ветеран.

Общественный защитник в судебных процессах Михаила Курдюкова и Александра Кириченко, руководитель Самарской областной общественной организации "Союз ветеранов Чернобыля" Альбина Петрова уверена в правдивости чернобыльской биографии лётчиков.

— У Курдюкова и Кириченко были задания на полёты в Борисполь, Жуляны и Святошино. Для получения льгот им не нужны были задания на полёт непосредственно в Припять и Чернобыль. По закону, льготы положены гражданским пилотам, которые работали в районе аварии на ЧАЭС", — рассказала "Idel.Реалии" Петрова.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (14)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG