Ссылки для упрощенного доступа

Срочная новость

Ложка к обеду: Ильшат Аминов рассказал "пенсионному" СЖ о новых трендах


У Союза журналистов Татарстана — новый председатель: Римму Ратникову сменил на этом посту гендиректор ТНВ Ильшат Аминов. Такова, пожалуй, главная новость состоявшегося накануне, 24 января, в Казани XIX съезда этой организации, отметившей в декабре столетний юбилей. Нового председателя избрали единогласно. Полтораста делегатов вообще, за редким исключением, демонстрировали впечатляющую солидарность по всем вопросам повестки съезда. Это обстоятельство отметил даже председатель Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин, припомнивший, как склочно выбирали председателя татарстанские художники.

До начала съезда всем участникам раздали столовые ложки из нержавеющей стали с выгравированной на дне эмблемой столетия Союза. Какой подтекст заключал в себе этот презент (если заключал), корреспондент "Idel.Реалии" так и не догадался.

Предполагалось, что съезд продлится 2-2,5 часа. Но оказалось, что с сестрой таланта у большей часть спикеров не очень. Поэтому докладчиков, оставшихся напоследок, попросили не выступать. Они, впрочем, не возражали.

Первой, на правах еще председателя СЖ, докладывала Римма Ратникова.

— Перед нашей профессией стоит ряд сложных вызовов. Испытание цифрой, всевластие сетей, экономическая необустроенность, падение тиражей, рейтингов, доверия читателей и зрителей, — не празднично начала она.

Тем не менее, треть доклада Ратникова посвятила не вызовам современности, а столетней, и, в изложении докладчика, славной, истории Союза журналистов Татарстана.

— Мы смогли поднять эту дату (столетие — "Idel.Реалии") на федеральный уровень. Это говорит о потенциале татарстанской журналистики, — подчеркнула Ратникова (похоже, что больше на федеральной уровень не удалось поднять ничего татарстанского — во всяком случае к успехам на этом поприще председатель СЖ больше не возвращалась).

— Коллеги, жить только сегодняшним днем нельзя. Я обращаюсь ко всем. Давайте не будем временщиками. Пока можно найти и сохранить артефакты истории, надо сделать это повсюду, — призвала она.

Переход к проблемам современности всё же состоялся. И оказалось, что по меньшей мере треть СЖ (в организации состоят 1100 человек) — пенсионеры.

Люди пенсионного возраста — самые активные члены союза

— Среди нас есть любители покопаться в возрастном состоянии Союза журналистов. Мол, организация пенсионерская, а стало быть, нет у неё никакого будущего. Да, мы возрастные на самом деле, и мы не стесняемся того, что треть из нас, если не больше, пенсионеры, — констатировала Ратникова. — Люди пенсионного возраста — как ни удивительно, самые активные члены союза.

Впрочем, выяснилось, что те, кому уходить на заслуженный отдых рано, по уровню доходов мало отличаются от старших коллег.

— Среди уставных задач Союза — отстаивание интересов в вопросах оплаты творческого труда, — напомнила Ратникова. Труд этот, по данным председателя СЖ, оплачивается весьма скудно: в некоторых муниципалитетах коллеги получают по 13-15 тысяч рублей, и это "в порядке вещей".

— Средняя же зарплата по холдингу, — тут Ратникова сослалась на гендиректора АО "Татмедиа" Андрея Кузьмина, — около 20 тысяч рублей. Может, чуть поменьше.

Стоит отметить, что на протяжении всего съезда речь шла преимущественно о журналистах государственного холдинга "Татмедиа". Складывалось впечатление, что независимых от государства СМИ в картине мира татарстанского СЖ просто нет.

И как можно это скрыть, когда соцсети уже дают?

— Какой должна быть журналистика в современном обществе? — обратилась к более абстрактным проблемам председатель. — Её главная роль и функции никем не подвергаются сомнению. Информировать общество. А вот дальше идут сплошные вопросы. Как информировать? С какой целью? Какую информацию давать в паблик? А какую не давать? И как можно это скрыть, когда соцсети уже дают?

За последние четверть века, поведала Ратникова, наши СМИ "прожили разные роли в обществе". В частности, "пытались быть цепными псами демократии, защищая интересы общества и личности".

— Затем более близкой теория нам оказалась социальной журналистики, роль которой быть общественной трибуной, проповедованием нравственных, общегуманитарных ценностей и фундаментальных ориентиров. Справедливости, на которую, кстати, огромны запрос в обществе. Патриотизма, мира, дружбы. У нас в Татарстане еще одного мощного тренда — сохранения истоков, языка, культуры, традиции народов. К сожалению, на мой взгляд, поле социальной журналистики сужается.

То, что идет на смену "социальной журналистике", Римму Ратникову, как выяснилось, не радует:

— Если следовать еще одной из теорий журналистики, она должна быть абсолютно нейтральной, пассивной, не занимать ничью сторону, не защищать ничью позицию. Ни общество, ни личность, ни государство. Думаю, что никто из нас такой позиции не придерживается, но к сожалению, такой тренд обозначается. Мы движемся к такой журналистике.

Новость об уходе с поста СЖ Ратникова приберегла напоследок, заметив, что "столетие — достойная веха чтобы перевернуть страницу" (она возглавляла эту организацию 24 года).

Сменивший за трибуной Римму Ратникову Ильшат Аминов — его еще не избрали, но это был уже секрет Полишинеля — светился от удовольствия.

Его спич (не в пример более краткий) сводился к двум частям. Первая состояла из двух нехитрых тезисов. Первый — надо меняться ("кто не успел — выбывает с рынка"). Второй — чтобы меняться, нужны деньги. Здесь речь зашла, разумеется, снова о госфинансировании. Например, сообщил Аминов, в КФУ на этот год для будущих журналистов не оказалось ни одного бюджетного места.

Ильшат Аминов
Ильшат Аминов

— Меняться, меняться и еще раз меняться — вот основной тренд сегодняшнего информационного пространства, — рубил Аминов, сражая возрастную, как верно заметила Ратникова, аудиторию терминами "мультимедийность", "кроссмедийность", "мультиплатформность".

Посыл второй части выступления будущего председателя СЖ оказался также, в общем-то, нехитрым.

Он, конечно, либерал, но он еще — прекрасный знаток русской литературы

— Меня часто критикуют за то, что выступаю против анонимности в СМИ. Анонимность в информационном пространстве – я не против. Но против, когда она используется для унижения человеческого достоинства, для лжи, чтобы оскорбить и уничтожить. Истинное лицо человека, который хочет говорить правду, никогда не скрывается. У Союза журналистов есть право обозначать этические пути журналистики, обозначать границы допустимого и клеймить тех, кто их переходит, — ораторствовал Аминов. — Я недавно прослушал замечательную лекцию. Он, конечно, либерал, но он еще — прекрасный знаток русской литературы. Дмитрий Быков.

От Быкова Аминов узнал, что в эпоху Серебряного века было "страшное количество публичных, скабрезных, нелицеприятных явлений", но, убедил его либерал, они оказались нужны, чтобы оттенить достижения.

— Это как навоз, из которого выросло замечательное дерево великой русской поэзии. Вы понимаете мою аналогию, — заключил Аминов. — Мы еще вырастим это замечательное древо татарстанской журналистики!

Один из следующих докладчиков — директор филиала АО "Татмедиа" "Мәгариф" — Сюмбель Таишева вернулась к вопросу о бедственном положении государственных журналистов, поднятому Ратниковой. Но с неожиданной стороны.

Таишева рассказала, что "есть случаи", когда с руководителями филиалов "Татмедиа" заключаются краткосрочные контракты. На три месяца. Впрочем, оказалось, это давно не новость: даже сидящий в президиуме Фарид Мухаметшин когда-то высказывался против такой практики, напомнила Таишева.

— Как можно идти на перспективу работать редактором, зная, что через три месяца придется идти на поклон к Зарипову (руководитель республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям — "Idel.Реалии")? Неправильно! — встрепенулся Мухаметшин.

— Не ко мне, — уточнил Зарипов.

— К тебе, к Иванову, к Сидорову, — обобщил Мухаметшин.

Есть ещё одна особенность у этих договоров, продолжила Таишева. Их условия "не позволяют руководящим кадрам брать очередные отпуска".

— И даже годовой контракт не даёт возможности выстраивать стратегию развития филиалов, — констатировала она.

Как выяснилось дальше, низкими зарплатами и краткосрочными контрактами перечень унижений и лишений, которые вынуждены терпеть сотрудники госСМИ, не исчерпывается.

В частности, посетовала Таишева, в "Мәгариф" много писали о сингапурской модели образования. Но в состав отправлявшихся в Сингапур из Татарстана делегаций никого из сотрудников "Мәгариф" ни разу не включили. А в этом году, поведала Таишева, редакторов ведущих изданий не позвали даже на августовский педсовет (его проводили в Кукморском районе).


Фарид Мухаметшин докладывал последним.

В начале спикер татарстанского парламента припомнил, что проблемные вопросы (в количестве трёх) поднимались и на предыдущем съезде. И решить их к вящему удовольствию всех членов СЖ не удалось, признал он.

— Критикуй не критикуй... где эти записки, — на секунду замялся Мухаметшин, но потом нашел.

Выяснилось, на предыдущем съезде делегаты, в частности, поднимали вопрос "социального самочувствия журналистского сообщества" (в том числе — оплаты труда).

Мухаметшин "еще раз записал для себя — повышение заработной платы".

— Сказать, что ничего не сделано, нельзя. В 2012 году приняли закон, учредили почетное звание журналиста Республики Татарстана. У меня и цифры есть, сколько человек получили это звание, — доложил он, уточнив, что "еще раз записал для себя — повышение заработной платы".

— Вопросы заработной платы имеют право на жизнь, — рассуждал Мухаметшин. — Формы разные могут быть. От главных редакторов многое зависит. От тиража многое зависит.

Универсального рецепта ожидаемо не нашлось: спикер посетовал, что газетный журналист не может угнаться за сетевым. Какие уж тут тиражи!.. Впрочем, практически все выступавшие как мантру повторяли тезис о том, что интерес к бумажной продукции возрождается. Правда, за рубежом.

Зато на ценные указания спикер был щедр.

— Покажите, что делается в Татарстане в противостоянии проблемам, которые не от нас зависят! — предложил он.

Таких проблем, по мнению Мухаметшина, минимум две. Первая пенсионная реформа (точнее, то, как её воспринимают люди). Вторая —мусор. И здесь, поведал спикер, нет другого подхода, нежели строительство мусоросжигательного завода. Тем более, уточнил он, завод собираются строить на федеральные средства.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (7)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG