Ссылки для упрощенного доступа

Мигранты под прицелом


31 декабря в Магнитогорске в многоэтажном жилом доме произошел взрыв, погибло 39 человек

Весь январь в российских медиа не прекращалось обсуждение взрывов в Магнитогорске, которые унесли накануне Нового года жизни 39 человек. Власти продолжают настаивать, что скорее всего в жилой многоэтажке в этом городе произошел взрыв бытового газа. Между тем широкую огласку в СМИ получили и различные версии терактов, а оппозиционный политик Алексей Навальный связал произошедшее с мигрантами из Средней Азии и вновь призвал ввести визовый режим со странами этого региона. Однако действительно ли терроризм в России связан с миграцией? И могут ли визы снизить террористическую угрозу?

— Такие, как я, уже много лет говорим: ребята, давайте начнем наводить порядок с миграцией хотя бы с того, что введем визовый режим. Люди из Узбекистана, Таджикистана и Киргизии, при всем уважении к этим странам, они почти никуда не могут поехать без визы, а в Россию, к нам, могут. Это, прямо скажем, какая-то неправильная вещь, от которой стоило бы избавиться, но Путин все эти годы последовательно, я бы даже сказал маниакально, заявляет о том, что мы должны пускать сюда приезжих из Средней Азии без каких-либо ограничений, просто по внутреннему паспорту. Непонятно, зачем это нам нужно, но по каким-то причинам это нужно Путину, —​ заявил Алексей Навальный.

Многие статусные и оппозиционные политики обвиняют мигрантов в совершении преступлений, в том числе терактов, а также в росте безработицы и других проблемах. Иностранцы — удобные "козлы отпущения". Для России, как и для Европы, большинство мигрантов — выходцы из мусульманских стран, и тут мигрантофобию сложно отделить от исламофобии и вообще ксенофобии, неприязни к любым чужакам, отличающимся от представителей доминирующей культуры по религии, языку или внешнему виду.

Ранее, ещё перед президентскими выборами в России, пресс-секретарь кампании Навального Руслан Шаведдинов говорил в интервью Idel.Реалии:

— Алексея постоянно клеймят и пытаются навесить на него определенный ярлык. На протяжении многих лет он последовательно отстаивает введение визового режима со странами Средней Азии и Закавказья. Это единственное, из-за чего его попрекают в национализме. Ничего экстраординарного в этом нет. Визовый режим — один из основных аспектов нашей кампании. Лично я не считаю это националистическим. Это нормальная мера, которая будет регулировать поступление мигрантов в нашу страну.

Однако каким образом введение визового режима со странами Средней Азии поможет снизить угрозу терроризма? В этот раз "Idel.Реалии" не удалось получить комментарий Шаведдинова или пресс-секретаря Навального Киры Ярмыш, как и представителей команды Навального в Магнитогорске, которые отказались от любых комментариев. В свою очередь координатор штаба Навального в Уфе (Магнитогорск Челябинской области расположен на границе с Республикой Башкортостан) Лилия Чанышева сказала, что не отвечает "за всю команду Навального и за позицию Алексея по этому вопросу", но готова поделиться личным мнением.

— Я лично (не от лица команды Навального) считаю, что визовый режим со странами бывшего СССР и Азии нужен, — сообщила она. — С терроризмом это не связываю. Более того, я никак не связываю это с национальностями и вероисповеданиями. У терроризма нет национальности и какой-то определенной веры.

Анализ террористической активности в современной России показывает, что выходцы из Средней Азии фигурируют в качестве исполнителей реальных террористических актов лишь в единичных случаях. Самым ярким примером был теракт в метро Санкт-Петербурга в апреле 2017 года, когда при взрыве погибли 16 человек, включая предполагаемого исполнителя. По официальной версии, самоподрыв осуществил уроженец Кыргызстана Акбарджон Джалилов. Только вот с 2011 года Джалилов был гражданином России. Никакие визы ему бы не помешали, если он действительно был террористом, а не жертвой, ведь расследование того теракта до сих пор вызывает множество вопросов.

Первым делом СМИ тогда с подачи правоохранительных органов назвали предполагаемым террористом дальнобойщика из Башкортостана Ильяса Никитина. В итоге выяснилось, что произошла ошибка, а подозрения пали на Никитина только потому, что он был одет в темное пальто, носил бороду и традиционную тюбетейку. Затем по обвинению в организации этого теракта были арестованы 11 выходцев из Средней Азии, включая двух братьев Азимовых. Вокруг них равернулась дикая история с фальсификациями, пытками, похищениями одного из братьев, Акрама, на территории Кыргызстана, а затем показными задержаниями "на камеру". Все обвиняемые до сих пор находятся в СИЗО, с их адвокатов взяли подписку о неразглашении. Кстати говоря, у братьев Азимовых тоже есть российское гражданство.

Адвокат Тимофей Широков говорит, что уроженцы Средней Азии часто фигурируют в делах о предотвращенных терактах, которые у него лично вызывают большие сомнения. Он считает, что мигранты из Узбекистана или Таджикистана находятся в России в очень уязвимом положении и часто становятся фигурантами сфабрикованных дел. Силовики таким образом доказывают свою "эффективность".

— У меня версии властей по терактам всегда вызывают большие сомнения. Дела террористической направленности в отношении уроженцев Средней Азии регулярно появляются, я бы даже сказал, что они сейчас основные "козлы отпущения" — ничего не совершают, но постоянно привлекаются. Речь идет об участии в террористических организациях, в основном в злополучном "Хизб ут-Тахрир", или о подготовке, но нашим доблестным властям всегда все удается предотвратить, никаких терактов не происходит, мы видим такую "сверхкачественную" работу. Дела по ИГИЛ, исходя из моего опыта работы, это сплошные фальсификации. То ли эта группировка не ведет действительно большой деятельности, то ли действительно сажают неких симпатизантов, которые в реальной деятельности этой организации участия не принимают. В моей практике были такие дела, в которых все обвинение строится либо на признательных показаниях, выбитых под пытками, либо на показаниях неких засекреченных свидетелей, которых я считаю их провокаторами. В основном фигуранты таких дел — случайные люди из социальных низов с Северного Кавказа или из Средней Азии.

У меня на практике было два дела связанных с ИГИЛ, — продолжает Широков. — В одном деле гражданин Узбекистана в 2015 году якобы хотел отправить человека, оказавшегося агентом, в Сирию через Турцию и почему-то Грузию. В этом деле были засекреченные свидетели, которые якобы слышали в мечети разговоры соответствующего характера. Сам человек, которого собирались отправить — тоже засекреченный, все засекреченные. Подсудимые полностью отрицали свою вину, пытки были, один из подследственных даже погиб — якобы выпал с этажа в УВД по СВАО. Другое дело было связано якобы с подготовкой теракта, даже взрывчатку вроде нашли, но и тут засекреченные свидетели, признательные показания были получены, по моей информации, под пытками. Сейчас у меня дело узбека, которого осудили за кражу, а сейчас пустили в так называемую "раскрутку" — у него якобы нашли телефон во время обыска, на котором обнаружили ролики агитационного содержания, а ряд его сокамерников утверждают, что он им демонстрировал ролики, пропагандировал терроризм.

В декабре ВЦИОМ опубликовал данные нового социологического исследования, которые демонстрируют, что россияне в целом стали лояльнее к мигрантам, но по-прежнему относятся к ним негативно, особенно к выходцам из государств Средней Азии. Больше всего людей беспокоит то, что мигранты, по их мнению, усиливают проблему преступности и конкуренцию за рабочие места.

Эксперты и правозащитники говорят, что большая часть страхов людей в отношении мигрантов просто не имеют под собой рациональных оснований. Ко дню мигранта, 18 декабря, правозащитная организация "Гражданское содействие" совместно с порталом "Такие дела" запустили спецпроект для борьбы с мифами о миграции и мигрантах. Среди таких мифов, конечно, и расхожее мнение о том, что рост преступности — дело рук мигрантов. Как пишет эксперт по работе с мигрантами и этическими меньшинствами Андрей Якимов, "миф о повышенной преступности среди мигрантов — один из самых легких с точки зрения развенчания". По его подсчетам, в 2017 году иностранцы совершили в России всего 2% преступлений, большая часть которых связаны с подложными документами или мелкими кражами.

Антрополог Дмитрий Опарин из НИУ ВШЭ говорит, что миграция из Средней Азии очень масштабное и гетерогенное явление — социально, экономически, религиозно, а маргинализация и стигматизация этой группы мигрантов, как и любой другой группы постоянного или временного населения, может привести к опасным социальным последствиям.

— Опираясь на долгие полевые исследования среди именно религиозных и практикующих мигрантов-мусульман из Средней Азии в Москве и Западной Сибири, я могу сказать, что в их мировосприятии и стратегии выстраивания отношений с окружением отсутствует потенциал агрессии, — сказал "Idel.Реалии" эксперт. — Значительная часть людей приехали сюда работать, обеспечить свои семьи, они стараются, напротив, быть максимально законнопослушными, потому что депортация и запрет на въезд в Россию могут поставить их семьи в катастрофическое положение. Кстати, зачастую религия и выстраивает их мирскую повседневность. Нужно не стигматизировать среднеазиатских мигрантов, а напротив, развивать исламскую инфраструктуру в России, давать ей развиваться самой, создавать условия для появления и публичного функционирования думающих, умных имамов, которые вели бы прихожан.

В свою очередь председатель Профсоюза трудящихся-мигрантов Ренат Каримов считает, что возможность введения визового режима стоит обсуждать с точки зрения защиты прав работников, в первую очередь самих мигрантов, а вот против терроризма визы совершенно бесполезны.

— Я с уважением отношусь к Алексею Навальному, но с точки зрения борьбы с терроризмом он ошибается, визовый режим тут абсолютно ничего не даст. Мигрантов миллионы, а террористов единицы, максимум десятки. Уж троих людей террористы всегда найдут возможность организовать. Как мы видим из СМИ, уже находясь здесь, в России, люди вступают на радикальный путь. Поэтому для борьбы с терроризмом виза не поможет. С другой стороны, я не хочу сказать, что мы против визового режима как такового, потому что мигрантов без визы легко обмануть, работодатели не заключают с ними трудовые договоры, не платят зарплату, а мигранты не могут ничего доказать. Если бы была виза, то работодатель должен был нести ответственность и решать проблему регистрации, письменного оформления трудовых отношений с работником.

Миграция ведь действительно является одним из факторов, влияющих на общее благосостояние, хотя и не первостепенным фактором, — сказал Каримов в интервью Idel.Реалии. — Этот фактор стоит на каком-то десятом месте после других — системы капитализма, разобщенности работников, плохой организованности. Поэтому мы смотрим на визовый режим с точки зрения необходимости обеспечения прав всех работников — как российских, так и иностранных. А вот в борьбе с терроризмом это никак не поможет. Это просто смешно.

После взрыва газа в многоэтажном доме в Магнитогорске появились сообщения об усилении проверок мигрантов из Средней Азии. Гражданка Кыргызстана Халимахон рассказала "Азаттыку" (Кыргызская редакция Радио Свобода), что ее мужа Хуснидина Зайнабидинова сотрудники милиции задержали 16 января, после чего подвергли пыткам.

31 декабря в Магнитогорске в многоэтажном жилом доме произошел взрыв, погибло 39 человек. Взрывом был полностью разрушен один из подъездов 10-этажного дома. На следующий день, 1 января, примерно в трех километрах от дома, где произошел взрыв, загорелось маршрутное такси марки "Газель", в результате погибли три человека.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG