Ссылки для упрощенного доступа

Адвокат Андрей Карномазов: За "делом профессора Трещевой стоит самарское УФСБ" 


Евгения Трещева

Уголовное дело, возбужденное в 2018 году против зав. кафедрой гражданского процессуального и предпринимательского права юридического факультета Самарского национального исследовательского университета Евгении Трещевой, в Самаре называют абсурдным и надуманным. 70-летняя профессор Трещева находится под следствием по статьям "Подлог" и "Мошенничество" и продолжает преподавать на юрфаке, состоять в диссертационном и учёном советах факультета, а также в экзаменационной комиссии областного суда, где ей сдают экзамены будущие судьи, и в научно-консультативном совете при прокуратуре Самарской области. Её преподавательский стаж — 42 года. Евгения Александровна подготовила 18 кандидатов и одного доктора юридических наук: Екатерину Михайлову. Последняя сейчас вместо Трещевой возглавляет кафедру гражданского процессуального и предпринимательского права университета. Трещева уверена: её преследуют за политику.

О скандальном процессе "Idel.Реалии" рассказал Андрей Карномазов — адвокат Евгении Трещевой.

— За что Следственный комитет возбудил против профессора Трещевой дело о служебном подлоге и мошенничестве?

Когда Евгения Александровна узнала о возбуждении уголовного дела, попала в больницу с подозрением на инсульт

— Весной 2018 года Евгения Александровна была вынуждена по состоянию здоровья уехать на десять рабочих дней для лечения суставов в санаторий в Словакию. В этот период по расписанию у неё не было никаких занятий, заседаний кафедры и ученого совета. Было свободное время. У любого преподавателя определенная почасовая нагрузка в год. Есть периоды, когда он занят. А есть — когда свободен. Вот и Евгения Александровна в то время могла находиться дома. Этим она воспользовалась и выехала за границу на лечение, чтобы спокойно доработать до конца учебного года. Очень важно отметить, что в период лечения Евгения Александровна продолжала заниматься своей научной деятельностью — писала статьи, готовилась к заседанию диссертационного совета, т.е. продолжала работать, а не отдыхать. По приезду она подписала, но не заполнила табель. На больничном не была, в отпуске не была. У нее просто не было занятий в этот период. В результате, по мнению следствия, получились служебный подлог и мошенничество. По версии следствия, в марте 2018 года Трещева выехала за границу без оформления отпуска и не отметила это в табеле рабочего времени. После чего бухгалтерия аэрогоса начислила Евгении Александровне зарплату (около 30 тысяч рублей — прим. ред.), будто она это время находилась в вузе. УФСБ и СКР считают, что Трещева незаконно получила зарплату и завладела чужим имуществом. На основании этого против неё возбудили уголовное дело по статьям 292 УК ("Подлог") — за подпись в табеле рабочего времени сотрудников кафедры и 159 УК ("Мошенничество") — за получение зарплаты. Когда Евгения Александровна узнала о возбуждении уголовного дела, попала в больницу с подозрением на инсульт.

Андрей Карномазов
Андрей Карномазов

— Связано ли "дело Трещевой" с политикой? Правда ли, что уголовное дело связано с принципиальной позицией Трещевой против объединения Самарского государственного университета со СГАУ им. С.П. Королева и ее открытой полемикой по этому вопросу с бывшим губернатором Николаем Меркушкиным?

— По моему мнению, связано. Мое мнение основано на активном участии в этом деле Управления ФСБ по Самарской области. Это даже не то, что мелочевое дело. По моему убеждению, тут нет никакого дела. Даже если кто-то полагает, что оно и есть: тридцать тысяч рублей ущерба, которые были возвращены Евгенией Александровной из чувства брезгливости и возмущения — о чем тут говорить? Но, несмотря на это, сотрудники УФСБ осуществляют основные следственные действия. Это политическая полиция. Если бы там не было политики — что им в этом деле делать? А у нас на дело об ущербе в 30 тысяч рублей такие силы брошены: УФСБ и всё такое... Другой политической подоплеки, кроме позиции Трещевой, выступавшей в 2015 году против объединения госуниверситета с аэрокосмическим университетом, и вызвавшей этим гнев экс-губернатора Меркушкина, мы найти не можем.

— Как отнеслись к уголовному делу профессора Трещевой её коллеги по вузу и студенты?

Другой политической подоплеки, кроме позиции Трещевой, выступавшей в 2015 году против объединения госуниверситета с аэрокосмическим университетом, и вызвавшей этим гнев экс-губернатора Меркушкина, мы найти не можем

— У Евгении Александровны огромная поддержка. Как адвокат я слышу, что мои подзащитные часто говорят: "вот, против меня возбудили уголовное дело и от меня отвернулись. У меня было много друзей, а теперь меня все бросили, оказалось, у меня друзей и нет". А тут прямо противоположная ситуация: Евгении Александровне студенты цветы вручают, хлопают на лекциях. Восхищаются ее гражданским мужеством. Коллеги-преподаватели понимают, что возбужденное против неё дело, это абсурд.

— Какую позицию по "делу Трещевой" занимает самарская юридическая общественность?

— Юридическая общественность это дело воспринимает как позорное, сами силовики в разговорах не скрывают этого, правда, в приватных.

— После обращения Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) в защиту Евгении Трещевой в СКР и Генпрокуратуру давление на неё будет уменьшаться или увеличиваться?

— О давлении на неё никто не говорит. Потому что следствие окончено. Я знакомлюсь с материалами дела. Дальше оно будет направлено в Прокуратуру. Которая утвердит его или не утвердит. Потом — в суд, который займется рассмотрением материалов следствия. Евгения Александровна сначала была раздавлена возникшей вокруг нее ситуацией. Теперь же она возмущена и готова бороться. Уголовное дело возбуждено и прекратить его сложно. Но мы надеемся на благоразумие властей.

— Верите ли вы в справедливость российского правосудия в "деле Трещевой"?

— Верить в наше правосудие, которое не выносит практически никогда оправдательных приговоров, это трудно. Запомните, если суд не выносит оправдательных приговоров — это приговор самому правосудию. При Сталине, я слышал, до 10% было оправдательных приговоров. А у нас сейчас фактически один из тысячи приговоров является оправдательным. Но я убежден, что в данном деле мы победим, — говорит адвокат Андрей Карномазов.

По мнению бывшего студента Евгении Трещевой, известного самарского правозащитника и адвоката Андрея Соколова, после "объединения" СГАУ и СамГУ началась дележка кафедр "присоединенного" университета, проректором которого стал ушедший с поста руководителя администрации Правительства Самарской области, ставленник Николая Меркушкина Дмитрий Овчинников:

"Казалось бы, историю можно списать на внутривузовские противоречия. Но, есть одно "но": уголовное дело о подлоге возбуждено по материалам УФСБ Самарской области, а вовсе не в обычном для простых граждан порядке. Такой "перехват" инициативы особистами можно объяснить лишь подковерным влиянием и политической подоплекой. И правда, на приснопамятном заседании СамГУ в 2015 году, куда приехал Меркушкин разъяснять выгоды от "объединения" вузов, Евгения Александровна была единственной, кто прямо высказался против "объединения" вузов и не побоялся гнева Николая Меркушкина. Остальная же академическая общественность, отличающаяся "бойкими" либеральными выпадами в адрес варяга, отсиделась молча. Можно ли считать обращение в УФСБ Самарской области и последующее возбуждение уголовного дела политической местью или административным рычагом давления на Трещеву? Если учесть нынешний состав руководства вуза в лице Дмитрия Овчинникова и его, как рассказывают, публично-кафедральную позицию "не надо было жаловаться Азарову", то да, я склонен считать уголовное дело инструментом шантажа и политической мести", — убеждён адвокат Андрей Соколов.

В начале января Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) обратился в СКР и Генпрокуратуру в защиту профессора Евгении Трещевой. "Совет убежден, что такое преследование одного из известнейших российских правоведов, воспитавшего тысячу юристов, за критику недопустимо", — подчеркивается в сообщении СПЧ. Сотрудники самарского УФСБ и СКР не комментируют скандальное уголовное дело.

В январе на юрфаке Самарского национального исследовательского университета неизвестные распространили стихотворение, посвященное "делу профессора Трещевой":

Чудес не бывает, живем мы в дерьме,

Ведь правят уроды в великой стране,

Ну, кто мог подумать когда-то давно,

Что мастера права опустят на дно?

Кому же "спасибо" за этот позор?

Да, тем, кто позволил чинить произвол.

Трусливые шавки не знают свободы

И служат убогим козлам от природы.

Но метод борьбы всё равно ведь найдется,

За совестью в очередь встать им придется.

Надеюсь, что выдержит сердце магистра,

И "Дело профессора" сгинет в регистре.

А гадким персонам, начавшим "проект",

Желаю здоровья и множество лет.

Ведь надобность в первом возникнет не раз.

Свои же сдадут, раз сам п....с!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (5)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG