Ссылки для упрощенного доступа

Волшебник Путин знает обо всём: от сельского сортира до духовных скреп


Владимир Путин во время послания Федеральному Собранию. 20 февраля 2019 года

Обещания, которые президент Путин щедро раздал во время послания Федеральному Собранию, могут стать шагом к дальнейшей централизации страны.

Татарстан недосчитался 16 млрд доходов, отправив в федеральный центр в 2019 году 74% налогов. В случае Татарстана объем привлекаемых средств по федеральным целевым программам покрывает не более десятой части мобилизуемых налогов.

С одной стороны, очевидно, что для реализации этих обязательств и национальных проектов федеральный центр и дальше будет замыкать большие финансовые потоки на себя. Уже в 2018 году, с введением нацпроектов, были предприняты налоговые маневры, которые привели к потерям региональных бюджетов: в Москву в одностороннем порядке ушла часть налога на прибыль и часть акцизов, отменен налог на движимое имущество юрлиц. Так, Татарстан недосчитался 16 млрд доходов, отправив в федеральный центр в 2019 году 74% налогов. В случае Татарстана объем привлекаемых средств по федеральным целевым программам покрывает не более десятой части мобилизуемых налогов, хотя считается, что республика участвует максимально во всех программах. Всё большее количество налоговых отчислений уходит на федеральный уровень, регионы-доноры не получают достойных компенсаций, но в то же время значительно (почти на 30%) увеличивается объем дотаций бедным регионам, а госпрограмма по Крыму продолжает оставаться одной из самых дорогих для Российской Федерации.

Между тем, министр финансов Силуанов уже оценил Послание в дополнительные 100-120 млрд рублей ежегодно, хотя и эта сумма может существенно возрасти. Вполне возможно ожидать, что для их выполнения федеральный центр предпримет очередной налоговый маневр, который приведет к увеличению отчислений регионов в федеральный центр, а регионов-доноров может вообще не остаться. При этом часть головной боли по оплате февральских обязательств Путина будет, скорее всего, переложена на сами региональные бюджеты.

С другой стороны, региональный уровень власти — это удобная мишень для критики, в случае неуспеха (что вполне вероятно) — их можно будет обвинить в неисполнении грандиозных планов Путина. Такое разделение ответственности выгодно для правительства и для федеральных групп влияния. Подобная тактика хорошо укладывается в процесс сворачивания федерализма в России. Плохую работу региональных властей можно будет использовать, как повод для дальнейшей унитаризации страны. К тому же опыт реализации так называемых майских указов Путина 2012 года показал, что виноват не "царь", а "бояре" на местах.

Регионов-доноров может вообще не остаться

Надо сказать, что упомянутые национальные проекты — это новая вершина российской политики централизации, которая ведет регионы к лишению остатков экономической независимости. Ведь даже значительную часть оставшихся в регионах денег, они будут обязаны отдавать на федеральные национальные проекты. Из запланированных 25,7 трлн рублей расходов почти 5 трлн — это региональные бюджеты. При этом пропорция федеральных и региональных расходов складывается не в пользу последних. К тому же показатели и стандарты исполнения национальных проектов определяет Москва, а регионы в соответствии с этим правилами обязаны исправно платить из остатков имеющихся средств.

Опыт реализации так называемых майских указов Путина 2012 года показал, что виноват не "царь", а "бояре" на местах

Вместе с тем федеральные министерства, в рамках софинансирования нацпроектов, пообъектно и в ручном режиме определяют в каждом регионе точки дотаций. Таким образом, каждый федеральный орган власти, задействованный в реализации нацпроектов, обретает большее влияние, кратно увеличивая размер сумм и объем полномочий распределения и контроля. Профильные региональные органы власти выступают здесь лишь в качестве младших партнеров, фактически становясь филиалами российских ведомств, создавая тысячи томов всевозможных отчётов. Конституционная норма о разделении полномочий и компетенций между федеральными органами власти и субъектами фактически перестает работать. По сути, это возврат к советской системе двойного подчинения республиканских ведомств — Москве и региональному центру. В этом отношении приезд в 2019 году многих федеральных министров на итоговые коллегии татарстанских ведомств стоит рассматривать не как повышение статуса республики, а как вынужденную необходимость для выбивания средств, которые ранее были отправлены из Казани в Москву. Одновременно визиты федералов — это сигнал об усилении ведомственного контроля со стороны Москвы.

К слову, 13,2 трлн на нацпроекты — это затраты федерального бюджета, который и так, в отличие от регионов, ежегодно исполняется с профицитом. На сегодняшний день федеральный центр имеет уже около 10,2 трлн денежных "остатков", накопленных за предыдущие годы в результате ежегодного профицита и высоких цен на сырье с 2016 года. При том, что деньги есть, но федеральный центр продолжает изыскивать дополнительные источники доходов в виде повышения налогов, тарифов, обязательных платежей, государственных услуг, акцизов, пенсионной контрреформы, налоговых маневров и т.д. Складывается интересная ситуация: при росте профицита федерального бюджета растёт дефицит региональных бюджетов. В Хакасии и Костромской области уже введено прямое финансовое управление из федерального бюджета, на очереди другие регионы. Если эксперимент будет признан успешным, то нас ждет расширение этой практики. И это еще один шаг в сторону сворачивания остатков федерализма.

При росте профицита федерального бюджета растёт дефицит региональных бюджетов

В общем, получается замкнутый круг, который выгоден только Кремлю. Путин обещает, правительство и главы субъектов федерации берут под козырек, а дальше часть средств в одностороннем порядке реквизируются с регионального уровня. Затем регионы из остатков изыскивают средства на новые обязательства и режут по живому: уменьшают дотации муниципалитетам, оптимизируют социалку, забывают о благоустройстве, собирают дополнительные штрафы. Ключевой способ — игра статистикой и показателями. Всё это происходит на фоне неутихающей коррупции и неэффективности государственного и муниципального управления. Дальше Путин на прямых линиях выслушивает жалобы с мест об отсутствии в сельских школах канализации, о недостатке детских площадок, о дырках в дорогах, а потом, как волшебник, раздаёт собранные с регионов деньги и отдает приказы о ремонте дворов. Получается, федеральный президент занимается уже не только проблемами регионального, но и муниципального порядка.

Федеральный президент занимается уже не только проблемами регионального, но и муниципального порядка

Вряд ли в крупных государствах можно увидеть такой разброс в главном документе года — от мусора, проблемы сельских туалетов до духовных скреп, геополитики и ракет, но централизация управления обязывает заниматься всем. Вот только получится ли далеко не самой богатой стране мира преодолеть известную диллему и потреблять одновременно масло и пушки? Ведь пушки — для внешнего наблюдателя, а масло — для внутреннего потребителя, обманывать которого становится всё сложнее и сложнее.

Метаморфозы путинской эпохи
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:38 0:00

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (14)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG