Ссылки для упрощенного доступа

Православная община "Спасская": почему люди едут жить и работать в село под Болгарами


Православная община в Болгаре
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:02 0:00

В 15 километрах от Болгар строится христианская община "Спасская". Инициаторами ее возведения стали члены Благотворительного фонда Феодора Болгарского и непосредственно попечитель этого фонда протоиерей Владимир Головин. "Idel.Реалии" побывали в общине, поговорили с ее нынешними жителями, руководителями и главой сельхозпоселения, где она располагается.

Дорога от Болгар до села Балымеры Полянского сельского поселения занимает около 15 минут. Новая асфальтированная проезжая часть приводит нас сначала в скит. С него начинается община. У ворот стоит трехметровый крест. Рядом на скамейке нас ждут протоиерей Владимир Головин, председатель общины "Спасская" Валерий Марянин и глава благотворительного фонда Феодора Болгарского Владимир Гараничев.

Здороваемся, входим за ворота. На территории скита несколько построек. В одном здании столовая и место для проповедей, в другом — гостиница. Рядом — летняя столовая и часовня. В гостинице, как рассказывает Владимир Головин, бесплатно останавливались паломники, которые приезжали к нему. Это двухэтажная деревянная постройка, на первом этаже которой прихожая, а на втором в ряд стоят двухъярусные кровати.

Этим летом по прямому указанию епископа было приказано прекратить совершение молитвы

Уже год паломники не приезжают к Владимиру Головину. В феврале 2018-го епископ Чистопольской епархии попросил протоиерея приостановить прием людей и ведение проповедей. В августе он документально ограничил право протоиерея на ведение службы, а в феврале этого года Епархиальный суд лишил его сана священника.

— Центр соборной "молитвы по соглашению" — это Свято-Авраамиеский храм города Болгар. Этим летом по прямому указанию епископа было приказано прекратить совершение молитвы. Всех чтецов разогнали, но люди продолжали присылать имена и средства. Мы перед ними в долгу. В этот скит перевезли имена, а в этой часовне сейчас круглосуточно идет молитва. Поминаются, в частности, все эти люди, которые молятся с Болгаром. На сегодняшний день здесь еще проходят совещания благотворительного фонда. Совсем рядышком община "Спасская". Там сейчас идет стройка. Здесь они [строители] собираются вместе почитать евангелие. В многодетных семьях не так просто в дому собраться: кто-то спит, кто-то играется. Они [нынешние жители] тоже приходят сюда, читают евангелие, вникают, — говорит Владимир Головин.

Подробнее о лишении сана, давлении и "молитве по соглашению" протоиерей рассказал в специальном интервью "Idel.Реалии"

"Реальные люди 2.0": Владимир Головин
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 1:03:06 0:00

​Сама община в паре минутах езды от скита. Как говорится на сайте благотворительного фонда, "Община "Спасская" — это собрание православных семей, желающих жить по заповедям Божьим в соответствии со Святоотеческими традициями Русской Православной Церкви". Уточняется, что подобные поселения уже существуют в других регионах страны: в Саратовской области в селе Оркино, а также в Алькеевском районе Татарстана в селе Старая Хурада.

Все члены общины трудоустроены в нашей организации и получают зарплату

Строительство домов здесь, в селе Балымеры, началось в 2016 году. Первый объект заселили в декабре 2017-го. Сегодня в общине живут пять семей в пяти домах. На стадии строительства еще два. Всего планируют возвести 32 дома.

— Каждой семье предоставляется индивидуальный дом по договору безвозмездного пользования. Все коммунальные расходы оплачивает каждая семья. Все члены общины трудоустроены в нашей организации и получают зарплату. Также у каждого по желанию есть личное подсобное хозяйство. Кто что может, что по силу: корова, овцы, куры, — рассказывает председатель общины Валерий Марянин.

По его словам, изначально на месте общины они планировали построить новый храм. Позже решили объединить христиан со всей страны и стать примером так называемой православной жизни.

— Один дом стоит нам семь миллионов. Это не только дом, но и дворовые постройки, огороды, заборы. Всё включается в эту сумму. Всё, что находится на территории нашей общины — земля, недвижимость — имущество нашей общественной организации. Она зарегистрирована в Минюсте, со своим уставом. В нашей организации нет частной собственности, — говорит Валерий Марянин.

Валерий Марянин
Валерий Марянин

Организация, о которой идет речь — ООО "МООСРЕТИ" (Местная Общественная Организация Содействия Развитию Единства Традиции и Истории). Это официальное название общины. Все строительные работы и расходы на содержание оплачивает Благотворительный фонд Феодора Болгарского, попечителем которого является и сам Владимир Головин. Землю, на которой строятся дома, при помощи фонда также выкупают. Мужчины общины официально трудоустроены в организации и ежемесячно получают зарплату в 15 тысяч рублей. Женщины же следят за хозяйством и воспитывают детей.

Мужчины общины официально трудоустроены в организации и ежемесячно получают зарплату в 15 тысяч рублей. Женщины же следят за хозяйством и воспитывают детей.

Все живущие в общине прошли так называемый отбор. Его обязательные условия — наличие в семье не менее двух детей и удачное прохождение испытательного срока. Как рассказывают члены общины, испытательный срок нужен для того, чтобы посмотреть, готов ли христианин жить и работать в непосредственный близости с другими людьми, не склонен ли он к конфликтам и как ведет себя в критических ситуациях. "Это в первую очередь нужно и самому человеку, чтобы он понял, готов ли он вообще", — говорят жители. О правилах они высказываются просто: жить по православным канонам, вести общее хозяйство и поддерживать дружественную атмосферу.

— Конкретно в общине я живу с августа 2016 года. Когда переехал сюда, мы еще сами строили все эти дома. Жили кто где. Часть нас жила в поселке Три озера. Я большую часть времени строительства жил в соседнем селе Полянка. Первоначально жил без семьи, потому что не было условий детей, грубо говоря, даже подмыть. Потом, когда уже нашел дом с условиями, перевез семью. Я чувствую где-то в глубине души, что это дело божье, что оно нужно и мне, и моей семье. Как бы это громко не звучало, оно нужно многим. Наш пример, дай бог, должен быть заразительным, если мы всё правильно сделаем, — констатирует член общины Владимир Наседкин.

Владимир Наседкин
Владимир Наседкин

Он переехал сюда из Ульяновска. По словам мужчины, он не верил, что его семью возьмут в общину. "Думал, что уже, в принципе, люди нашлись", — говорит он. Но семье Владимира, как он говорит, повезло — все обстоятельства сложились так, что община стала лучшим вариантом для дальнейшей жизни.

— Получилось так, что я уволился с работы, рассчитывая на другую работу, а меня огорошили, сказав, что пока я увольнялся на мое место взяли другого. Я не стал унывать, начал где-то подрабатывать. Потом уже я понял, что Господь на тот момент дал мне прочувствовать, как он рядом, как он близко. Тогда у меня было трое детей, нужно было содержать семью без работы, а реально деньги появлялись не то, чтобы из неоткуда, они были <...> Заполнили анкету сюда. Я ни на что не надеялся, жена горела. Нам ответили, сказали, приезжайте в гости. Мы приехали, посмотрели. Вроде люди адекватные. Посоветовавшись с женой я решил, что будем сюда переезжать, — рассказывает Владимир Наседкин.

Работа общины — это и бумажные дела, и административные дела, какие-то поездки, выиграны несколько грантов

Его дети, как и дети из других семей, ходят в Полянскую общеобразовательную школу в трех километрах от общины. Продукты они покупают либо в Болгарах, либо в Ульяновске, который в 110 километрах от поселения. Зарплаты в 15 тысяч рублей на семью, по словам Владимира, хватает, учитывая, что у всех есть скот и огород. "Все многодетные, у всех есть выплаты, какие-то льготы", — уточняет он. На содержание дома из этого уходит около пяти тысяч рублей зимой. Это сумма за все коммунальные услуги, включая газ и тепло.

— Сама по себе община — это ведь не только стройка. Хотя мы все начинали со стройки, каждый сам строил свой дом, постоянно занимался им. Настал момент, когда мы поняли, что рентабельнее нанимать квалифицированных людей. Но работа общины — это и бумажные дела, и административные дела, какие-то поездки, выиграны несколько грантов. Это встречи с молодежью, уставная деятельность. В самой общине работы хватает, но так как нас всего четыре мужика, я могу сказать, что мы просто не успеваем выполнить весь объем работы, который есть в общине, — говорит Владимир Наседкин.

Подробнее о природе денег, на которые существует община, рассказал глава Благотворительного фонда Феодора Болгарского Владимир Ганичев. По его словам, за всем, что сегодня удалось построить, стоят президентские гранты и пожертвования.

— В последнее время мы очень активизировали свою деятельность в этом [получении президентских грантов] направлении. Помимо президентских мы участвуем в наших региональных конкурсах по республике Татарстан, в конкурсе, который проводит Росмолодежь, конкурс [социальных проектов благотворительного фонда] Лукойла. Мы регулярно получаем выплаты. Все они целевые. То есть какой-либо проект, который финансируется либо Фондом президентских грантов, либо Лукойлом, либо нашим республиканским Кабинетом министров, — сообщает Владимир Ганичев.

Люди просто, видя нашу деятельность, присылают нам пожертвования

Один проект, по его словам, получает в среднем около 800 тысяч рублей. Такую сумму, к примеру, благотворительный фонд получил на реализацию эко-субботника и экологических уроков в школах Спасского района совместно с общиной. Сейчас фонд готовит документы по проекту детской спортивно-развивающей площадки. Деньги на нее также планируется найти в грантах. Аналогичная ситуация и со строительством общины. Только здесь помимо грантов помогают и простые люди.

— Люди просто, видя нашу деятельность, присылают нам пожертвования. Они могут быть разными: от десяти рублей до ста, тысячи, двух тысяч. Миллионов пока не видели. Я хочу уточнить: очень много вопросов и ко мне на почту лично приходят, на почту фонда, звонят, у нас абсолютно все поступления и расходы, все абсолютно прозрачно. Согласно закону Российской Федерации, мы обязаны публиковать все наши финансовые движения. На нашем сайте есть специальный раздел, где за прошедший год выложены все наши отчеты о том, сколько мы получили средств, в каком объеме, куда они были израсходованы, — говорит Владимир Ганичев.

Мы проверили эту информацию. На сайте действительно в самом низу есть раздел "Документы", где последними опубликованы данные о расходах фонда с 2016-го по 2017-й год. Свою работу фонд начал в мае 2015 года. За этот период данных о расходах нет. Как уточнил Ганичев, отчет за 2018 год еще не готов.

Владимир Ганичев
Владимир Ганичев

Глава фонда был прав: найти документы о расходах оказалось просто. Документов о доходах фонда в открытом доступе нет. Согласно базе данных "Интегрум", в 2015 году на счет фонда поступило 1 миллион 784 тысячи рублей, и вся эта сумма была потрачена. В 2016 году фонд получил 5,5 млн рублей и также потратил все деньги к концу года. В 2017-м сумма поступлений, как говорится в базе "Интегрум", выросла до 166 млн 983 тысяч рублей. В конце года на счету фонда осталось 2 млн 919 тысяч рублей. На сайте фонда сказано, что сумма расходов на 2016 год составила 46 млн 202 тысячи 52 рубля, а на 2017-й — 160 млн 75 тысяч рублей.

Изначально были настороженные взгляды о том, кто это такие, не секта ли это

— Это [дома общины] одно из направлений нашей деятельности — помощь в строительстве и созидании общины. Это целевые средства, которые приходят к нам именно на счет для того, чтобы строить общину. Люди непосредственно для этого присылают нам. Нюанс благотворительных фондов заключается в том, что мы не имеем права целевые средства, присланные на какой-либо из проектов, тратить на другие, — утверждает глава Фонда Феодора Болгарского.

О том, как жители Полянского сельского поселения отреагировали на новость о создании общины, рассказала председатель поселения Гульсина Сибгатуллина. По ее словам, первые впечатления были отрицательными.

— Изначально были настороженные взгляды о том, кто это такие, не секта ли это. Об этом ведь много говорят, может быть, это какая-то обособленная общность, может быть это что-то такое, что против наших представлений о жизни. Оказалось, это обычные православные семьи. Особых различий с законами, нормами жизни нашего поселения мы не встретили. Правда, в дальнейшем, когда они стали вливаться в нашу жизнь, встретился один вопрос, требующий, конечно, дальнейшего разрешения, — рассказывает Гульсина Сибгатуллина.

Вопрос, о котором она говорит, — желание некоторых родителей из общины перевести детей на домашнее обучение. Ранее председатель поселения возглавляла местную общеобразовательную школу. По ее словам, первое, чем создателям общины удалось ее подкупить — обещание, что все дети будут ходить в Полянскую школу.

— Я об этом разговаривала и с Головиным. Он, конечно, против, говорит, что дети не должны обособляться. Дети общины должны так же учиться в общеобразовательной школе нашего поселения. Я думаю, со временем нам предстоит работа с председателем этой общины, руководителем благотворительного фонда. Я думаю, мы эту проблему разрешим, — сообщает Гульсина Сибгатуллина.

Гульсина Сибгатуллина
Гульсина Сибгатуллина

Она также рассказывает, что благодаря работе фонда в сельском поселении появились новые рабочие места. Речь о запуске двух предприятий — по переработке мяса и по холодной ковке. Мы спросили у членов общины, как зовут руководителей этих предприятий и каким образом они оказались по соседству от православной общины.

Жители общины подтверждают: трудно ужиться с соседних домах с мало знакомыми людьми

— Это частная инициатива частных лиц по созданию некоего предприятия. Когда оно будет запущено, создадутся рабочие места и для местных, и в том числе для тех, кто проживает и работает в общине. Грубо говоря, бизнесмен открывает здесь некое дело. Это не люди из фонда, не люди из общины. Место становится привлекательным. Люди, в том числе, из бизнеса пришли к выводу, что здесь шикарнейшая экология, ближайшее предприятие в 120 километрах. Соответственно, зерно, мясо, трава — всё, что здесь растет и живет очень высокого качества, — отвечают корреспонденту "Idel.Реалии".

Имена руководителей, названия предприятий и их расположение изданию выяснить не удалось. Представители общины также не ответили на эти вопросы.

Сами жители общины подтверждают, со стороны их опыт кажется сказочным: практически бесплатно живешь, питаешься, получаешь деньги. Но на деле не обходится без минусов. Среди них неизбежные конфликтные ситуации с соседями, несмотря на общее право о поддержании дружественной атмосферы. Жители общины подтверждают: трудно ужиться с соседних домах с мало знакомыми людьми. "Пока нам удавалось разрешить все подобные ситуации, на очереди вопрос со школой. Что будет дальше — покажет время ", — сообщают представители общины.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG