Ссылки для упрощенного доступа

Столетие Башкортостана: Путина нет, Минниханов намекает, а для Хабирова подготовили ловушку


Радий Хабиров, Рустам Минниханов

В минувшие выходные Башкортостан отметил свой столетний юбилей. По сути, он стал первыми торжественными смотринами новых властей.

Самый главный показательный момент — на юбилее не было высоких гостей!

Празднование прошло, можно сказать, более чем скромно и никоим образом не соответствовало тем ожиданиям, которые на него возлагали. Минимальное внимание СМИ к 100-летию РБ и, самое главное, к анализу этого юбилея — яркие тому свидетельства.

Конечно, отмечая незаметность юбилея республики, стоит иметь в виду, что столь малое внимание как к самому предмету празднования, так и к историческим событиям вековой давности напрямую связано с главным правилом Российской Федерации образца 2010-х — "Ни слова о федерации!". Сейчас упоминание о федерализме, о правах народов на самоопределение, благодаря которым в свое время возник Башкортостан и остальные национальные республики — уже не в тренде у официозной пропаганды. Скорее наоборот: в тренде постоянные мантры о "единой и неделимой России", реинкарнации дореволюционных имперских традиций и укрупнении регионов. Всё это превратило любое упоминание о федерализме в России в негласное табу.

А теперь немного о показательных вещах.

Провал проекта Сергея Кириенко по назначению в регионы технократов

Самый главный показательный момент — на юбилее не было высоких гостей! Ни ожидавшееся появление Владимира Путина, ни хотя бы руководителя правительства Дмитрия Медведева. А это большой и жирный публичный минус новому руководству республики, ведь его пиарщики предподносили Радия Хабирова как человека, якобы "имеющего хорошие лоббистские связи с Москвой". Но, видимо, степень этих "связей" оказалась недостаточной, чтобы "уговорить" приехать высокопоставленных гостей.

Второй показательный момент — главным обсуждаемым лицом на праздновании юбилея Башкортостана стал не глава этой республики, а президент соседнего Татарстана. Рустам Минниханов оказался единственным человеком, выступившим не на русском языке, благодаря чему стал, пожалуй, главным героем всего празднования. В подарок республике Башкортостан он преподнес картину, где был запечетлен Мифтахетдин Акмулла, просветитель, на которого в одинаковой мере претендуют как татары, так и башкиры. Т.е. он является одним из многочисленных символов общего татаро-башкирского культурного наследия. Выступление Рустама Минниханова исключительно на татарском языке, в отличие от Хабирова, который ни слова ни по-башкирски, а уж тем более по-татарски из себя не смог выдавить, не могло остаться незамеченным. Особенно показательно это стало в ходе шутливой перепалки Рустама Минниханова с главой Удмуртии Александром Бречаловым, которая смотрелась как взаимный троллинг между последним в России президентом национальной республики и технократом-варягом. Она ярко показала разницу в идеологическом мировоззрении двух руководителей национальных республик, а точнее наличие его, пускай и в скрытой форме, у президента Татарстана и полное его отсутствие у назначенца-технократа. Это весьма важный сигнал, особенно на фоне того, как, по недавним сообщениям СМИ, в Кремле признают провал проекта Сергея Кириенко по назначению в регионы технократов.

Это заявка на субъектность, особое положение внутри Российской Федерации

Ответная реплика Минниханова о необходимости учить татарский язык, так как татары являются второй по численности нацией в Российской Федерации, озвученная не где-нибудь, а в Уфе (где татарский вопрос всегда нес на себе болезненный отпечаток), несла в себе определенный смысловый месседж — "Мы не сломались, поэтому не спешите нас хоронить". Это заявка на субъектность, особое положение внутри Российской Федерации.

Это особенно коррелировало с разочарованием членов башкирских национальных организаций, которые были единственными, кто открыто радовался назначению Радия Хабирова в качестве Врио в октябре ушедшего года. Разочарование как отсутствием широкого празднования юбилея республики, так и весьма показательным выступлением Радия Хабирова исключительно на русском языке. Если всё пойдет ровно в таком направлении и администрация Радия Хабирова не пойдет на те требования, которые предъявляют ей башкирские организации, то это неизбежно вызовет их разочарование. А вместе с разочарованием в башкирской среде неизбежно (подчеркну это особенно) всплывет тема о небашкирском происхождении Радия Хабирова. Сами башкиры об этом пока говорят пока неявно, только тонкими намеками (как например, недавно арестованный Айрат Дильмухаметов), но, как говорится, лиха беда начало. Ведь так уже неоднократно бывало в новейшей истории Башкортостана, когда недостаточное рвение в башкирском национальном патриотизме в конечном итоге оборачивалось вердиктом башкирской национальной интеллигенции — "господин N, на самом деле, не настоящий башкир, а татарин, именно поэтому он чужд интересам республикообразующего народа". Так было со многими чиновниками, деятелями культуры и искусства (последний свежий пример — это Мустай Карим).

Главным просчетом 8-летнего правления Рустэма Хамитова был вовсе не провал экономической политики, а отсутствие своей внутриреспубликанской модели управления

СМИ также обратили внимание на отсуствие предыдущего главы Башкортостана Рустэма Хамитова на этом празднестве. А ведь празднование столетия Башкортисотана было одним из главных в его пиар-кампании. Но на самом юбилее Хамитова не оказалось. И причины так и остались невыяснены. Не последнюю роль здесь сыграло сложное положение, в котором оказались бывшие члены команды Рустэма Хамитова — а сказать им и другим чиновникам бывшего главы сейчас, по сути, нечего. Соглашения об их неприкосновенности и хотя бы частичной инкорпорации в хабировскую вертикаль очевидно не работают. Со сменой властей всё отчетливее видно, что главным просчетом 8-летнего правления Рустэма Хамитова был вовсе не провал экономической политики, а отсутствие своей внутриреспубликанской модели управления.

Весьма показательным было и то, что прошедший за несколько дней до этого 55-летний юбилей Радия Хабирова вызвал куда большее оживление и обсуждение в СМИ, нежели столетний юбилей республики. Причем, обилие медийного пиара по этому поводу позволило заговорить даже о выстраивании некоего культа личности. Что, конечно, удивительно, учитывая что, новый руководитель республики на своем посту всего-то 5 месяцев. Я бы это связал, в первую очередь, с людьми, которых он привел к власти, и с башкирским национальным сегментом, оказавшим ему общественную поддержку. Всё это воспринимается исключительно как символ реинкарнации рахимовской политической системы (т.е. дохамитовских правил и порядков поведения). И это несмотря на внешние сигналы самого Радия Хабирова показать некую преемственность его будущего курса с обоими прежними руководителям республики. Приход Радия Хабирова критиками прежнего руководства преподносился как антитеза 8-летнему правлению Рустэма Хамитова. Поэтому, если следовать этой логике, он должен был противопоставить себя всему, с чем так или иначе ассоциировалась хамитовская эпоха. А главным результатом хамитовской восьмилетки был именно демонтаж культа личности руководителя региона и некая "оттепель". И здесь противопоставление пошло по всем направлениям, без разбора. И сам Радий Хабиров, желает он сам того или нет, рискует быстро угодить в эту ловушку своей команды.

В общем, подытоживая всё вышесказанное: столетний юбилей мог бы стать, но в итоге не стал бонусом в предвыборной кампании Врио РБ Радия Хабирова. Он принес лишь разочарования, а потому в самое ближайшее время эту тему постараются забыть.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG