Ссылки для упрощенного доступа

Полицейский УАЗик доехал до Страсбурга


Сергей Щербаков скончался, выпав из этого полицейского автомобиля. Фото из материалов дела

Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу Альзиры Щербаковой — ее сын два года назад скончался, выпав из полицейского автомобиля. Первоначально следствие возбудило в отношении неустановленных сотрудников МВД уголовное дело за халатность, однако против этого выступила прокуратура. Юрист правозащитной организации "Зона права" Игорь Шолохов считает, что российские власти нарушили статью Европейской конвенции по правам человека, гарантирующую право на жизнь.

Два года назад — ранним утром 4 июня — казанец Сергей Щербаков после празднования дня рождения своей девушки пошел провожать своего друга Александра Михайлова. По дороге Щербаков вступил в перепалку с вышедшими на балкон жителями одного из домов, после чего те вызвали полицию. Прибывший наряд решил отвезти обоих мужчин в отдел.

На следующий день оперативники пришли к матери Щербакова Альзире Щербаковой. На протяжении часа они расспрашивали ее о сыне и интересовались, употребляет ли он наркотики. Лишь после этого полицейские сообщили женщине, что Сергей скончался.

Полицейские уверяли: по дороге в отдел Щербаков "вел себя агрессивно", "наносил удары по корпусу автомобиля", в результате чего "выломал ее изнутри". Мужчина выпал из машины и в результате полученных травм скончался.

Сергей Щербаков во время службы в армии
Сергей Щербаков во время службы в армии

Альзира Щербакова не поверила в версию полицейских: "У сына не было причин вести себя агрессивно и уж тем более выламывать двери полицейского УАЗика".

На фотографиях из материалов дела видно, что снаружи дверь патрульной машины закрывалась на щеколду, которая не предусмотрена конструкцией автомобиля.

— Во время движения Сергей сел на пол спиной к двери и ногами уперся в противоположную стенку. При совершении полицейским автомобилем подъема Сергей Щербаков вывалился из него, что послужило причиной его смерти, — рассказывал Александр Михайлов. Он также добавил, что наружное запорное устройство, а именно ушко, куда заходит металлический стержень щеколды, отогнуто.

По мнению юриста правозащитной организации "Зона права" Андрея Сучкова, дополнительная щеколда нужна была полицейским по причине того, что штатный замок автомобиля либо не функционировал, либо работал плохо. Полицейские же заявляли, что задвижка лишь играла роль "дополнительного запирающего устройства", а в трагедии виноват сам Сергей Щербаков.

Пролить свет на произошедшее могли бы видеокамеры, установленные в салоне полицейского УАЗика, однако в тот день, согласно материалам дела, они были сломаны.

По факту смерти Щербакова СУ СКР по РТ возбудило в отношении неустановленных сотрудников полиции уголовное дело по статье 293 УК РФ — халатность, повлекшая по неосторожности смерть потерпевшего. Альзира Щербакова была признана потерпевшей.

На следующий день зампрокурора Приволжского района Казани отменил постановление о возбуждении уголовного дела. Представитель надзорного ведомства счел процессуальным нарушением возбуждение дела в отношении "неустановленных должностных лиц", тогда как в ходе доследственной проверки были получены полные анкетные данные всех сотрудников полиции, осуществлявших доставление Щербакова.

Следствие попыталось отменить решение районной прокуратуры, обратившись в региональную. Первый зампрокурора Татарстана Сергей Старостин оставил в силе решение коллег. По его мнению, в действиях полицейских не усматривается признаков преступления, поскольку они действовали в соответствии с законодательством, а падению Щербакова из автомобиля "предшествовало его собственное противоправное поведение". Зампрокурора Татарстана констатировал, что для установления всех обстоятельств произошедшего возбуждение уголовного дела не требуется — достаточно и доследственной проверки.

Дело дошло и до прокурора РТ Илдуса Нафикова, который также не нашел оснований для возбуждения уголовного дела. Генеральная прокуратура подтвердила выводы региональных коллег и констатировала: "В результате неполно проведенной проверки следствием не добыто достаточных данных, свидетельствующих о наличии признаков преступления, предусмотренного частью 2 статьи 293 УК РФ".

13 сентября 2017 года следствие вынесло постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Альзира Щербакова попыталась отменить это решение в судебном порядке, однако успеха не достигла. В конце 2017 года Верховный суд РТ отменил решение нижестоящего суда и вернул дело на новое рассмотрение.

17 января прошлого года Приволжский райсуд вновь оставил жалобу на отказ в возбуждении уголовного дела без удовлетворения. Через месяц Верховный суд РТ вновь отменил решение райсуда Казани и направил дело на новое рассмотрение. 20 марта Приволжский райсуд снова согласился со следствием. 24 апреля Верховный суд РТ его утвердил.

***

— Я ходила между Следственным комитетом и прокуратурой, я собирала всю информацию, привозила ее, — рассказывала Радио Свобода Альзира Щербакова. — Мы и свидетельства очевидцев собирали с дочкой, по интернету, кто мимо проезжал. Мы все приносили в Следственный комитет, они говорили, что снимут все показания, видео с уличных камер, чтобы видно было, как открывается дверь, как он вылетает. Я ездила каждый день туда. И как-то раз я приезжаю, а они говорят: "Все, мы больше не можем расследовать. Нам прокуратура запретила". Я еду в прокуратуру, там мне говорят: "Ну да, запретили, они могут и так, в свободное время расследовать". Я так ходила раза четыре туда-обратно, позвонить друг другу они не могли. Просто взяли и убили ни с того ни с сего человека, 27 лет! Отняли жизнь, и никто не виноват. Я хочу, чтобы хотя бы открыли уголовное дело.

Юрист Андрей Сучков, представляющий интересы Альзиры Щербаковой, говорил Радио Свобода, что ответственность за трагедию в любом случае лежит на полицейских.

— Возникает вопрос: была ли машина пригодна для перевозки с точки зрения исправности? По делу было представлено много доказательств о том, что машина пригодна к эксплуатации, но ни слова не говорилось о том, исправны ли были запорные устройства. В материалах дела сказано, что к машине было прикреплено дополнительное запорное устройство в виде шпингалета. Эта дополнительная щеколда не является штатной и не входит в его комплектацию при заводском выпуске, — констатировал Сучков.

По его словам, "если сотрудники полиции устанавливают дополнительные запорные устройства, это уже говорит о том, что штатный замок не выполняет свои функции".

— Человека поместили в машину сотрудников полиции, и они должны быть уверены, что с ним ничего не случится. Должны быть предприняты все меры для его безопасности. <…> Прокурор, вынося постановление об отмене возбуждения уголовного дела, не оставил никакого выбора следствию и тем самым пресек какие-либо действия по его расследованию, — отмечал Сучков.

***

После того, как Альзира Щербакова исчерпала все внутренние средства правовой защиты, она обратилась в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Жалобу подготовил юрист правозащитной организации "Зона права" Игорь Шолохов.

Он указал, что российские власти в деле Сергея Щербакова нарушили статью 2 Европейской конвенции по правам человека — право на жизнь.

Ссылаясь на практику ЕСПЧ, Шолохов напомнил: "Когда речь идет о лицах, находящихся в изоляции, Европейский суд по правам человека обращает особое внимание на то, что они находятся в уязвимой ситуации, а на властей возложен долг по их защите".

"Заявитель утверждает, что падение ее сына из полицейского автомобиля, приведшее к его гибели, произошло из-за халатности неустановленных должностных лиц органов внутренних дел, допустивших эксплуатацию полицейского автомобиля с неисправным штатным запорным устройством отсека для задержанных", — подчеркнул в жалобе Игорь Шолохов.

Он также добавил, что российские власти в лице Следственного комитета "не выполнили позитивное обязательство по проведению эффективного расследования в отношении должностных лиц органов внутренних дел, которые своими действиями, а возможно и бездействием, нарушили право Сергея Щербакова на жизнь".

По мнению Альзиры Щербаковой, нежелание властей возбуждать уголовное дело "обусловлено стремлением исключить возможность предъявления обвинения высокопоставленным должностным лицам органов внутренних дел, допустивших эксплуатацию неисправного полицейского автомобиля".

Как выяснили "Idel.Реалии", недавно Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу Щербаковой. На стадии коммуникации ЕСПЧ задает сторонам вопросы.

Так, Европейский суд поинтересовался у российских властей, была ли соблюдена статья 2 Конвенции в деле Сергея Щербакова; проявило ли российское государство достаточную заботу в отношении лица, находящегося под стражей. Кроме того, ЕСПЧ спросил, проводили ли власти России эффективное расследование обстоятельств смерти Щербакова.

Отметим, что у сторон есть три месяца, чтобы достигнуть мировое соглашение. Если этого не произойдет, российские власти должны будут ответить на вопросы ЕСПЧ до конца этого года.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG