Ссылки для упрощенного доступа

Покупка квартиры обернулась уголовным делом и СИЗО


В 2017 году житель Казани Раиль Закиров решил купить квартиру. Знакомый риэлтор предложила ему вариант в соципотечном ЖК "Салават күпере". Мужчина согласился на сделку и получил жилье. Только это не собственная квартира, а койко-место в камере СИЗО. Почему желание приобрести квартиру обернулось уголовным делом и как покупается-продается жилье для казанских бюджетников — в материале "Idel.Реалии".

Раилю Закирову 34 года. Уголовное дело по ч.4 ст.159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) против него возбудили в декабре прошлого года. С февраля мужчина находится под арестом в СИЗО. До этого он работал на должности директора в казанском офисе мебельной компании "ДЭФО", жил в трехкомнатной квартире вместе с родителями и двумя братьями. Последнее стало одной из причин возбуждения уголовного дела.

— Мы встретились с моей знакомой, которая работает риэлтором, осенью 2016 года. Мы с ней состояли в одной компании по здоровью, но общались редко. При встрече обменивались несколькими фразами о семье, детях. В тот день она сказала: "Я знаю, что у тебя сыновьям квартиры нужны и вот есть такая программа [для соципотечников]. Если хотите, давайте". Сначала [сыновья], конечно, сомневались. Я тоже больно не разбираюсь, человек доверчивый. Ее я знала и сказала, что верю ей и она не будет обманывать, — вспоминает мать Раиля Альфия Закирова.

Риэлтор брала деньги под расписку у Раиля, то есть только у знакомых людей. У чужих она под расписку не брала

Женщина утверждает, предложение риэлтора было заманчивым: квартира за один миллион рублей. По ее словам, речь шла о жилье для соципотечников, которые получают квартиры и перепродают их в короткий срок.

Средний сын женщины — Фаиль Закиров — первым решился на сделку. Договор купли-продажи с ним не заключали, а деньги мужчина отдавал риэлтору частями и под расписку. Следом и Раиль Закиров — старший сын Альфии Закировой — согласился приобрести квартиру таким образом. В течение нескольких месяцев они передали знакомой риэлтору практически по миллиону рублей.

— Раиль продавал землю в Салмачах, чтобы вложить в покупку этой квартиры. Продавал он ее через знакомого. Этот самый человек поинтересовался у него, зачем он продает участок в хорошем месте. Раиль ответил ему, что хочет купить квартиру и рассказал о ситуации. Этот знакомый, видимо, еще кому-то сказал и так появился нынешний потерпевший [по делу] с желанием тоже приобрести квартиру. Раиль сам его не знал. Риэлтор брала деньги под расписку у Раиля, то есть только у знакомых людей. У чужих она под расписку не брала. То есть, если, допустим, хочешь купить квартиру, она говорит: "Я с ним напрямую не буду общаться", — рассказывает Эльвира Ситдикова (фамилия была изменена по просьбе спикера), подруга Раиля Закирова.

Девушка знакома с обвиняемым со школьной скамьи. Сегодня она помогает его матери не опускать руки и продолжать борьбу за сына. Девушка заверяет, что была свидетельницей всех событий. Раиль Закиров также предложил и ей воспользоваться случаем и купить квартиру, но она отказалась из-за недостатка денег. Пострадавший Альберт Гайнатуллин, о котором она говорит, передал весной 2017 года Раилю Закирову 1,1 млн рублей на квартиру. С этого, по словам девушки, начались проблемы.

Риэлтор говорила, что люди получают так квартиры, но не всем они нужны

— Люди, которым предоставляется соципотека, платят за квадратный метр меньше рыночной стоимости. Риэлтор говорила, что люди получают так квартиры, но не всем они нужны. По словам риелтора, люди получают квартиру, мы отдаем им деньги, а эта квартира потом переходит нам. Она говорила, что это все происходит через ГЖФ. Она часто ссылалась на людей из ГЖФ и говорила, что поддерживает с ними связь, — вспоминает Эльвира Ситдикова.

Девушка заверяет, несмотря на то, что все деньги были отданы риэлтору, квартиру никто из троих мужчин не получил. По ее словам, риэлтор говорила об отсутствии подходящих вариантов. Момент ожидания затянулся и Альберт Гайнатуллин подал в суд на Раиля Закирова.

— Раиль брал его деньги под расписку и так же под расписку передавал риэлтору. В этой самой расписке говорилось, что деньги вернутся своему владельцу частями в августе и сентябре. Так как не было ни квартиры, ни денег, Гайнатуллин подал гражданский иск против Раиля. Суд состоялся, его [Раиля Закирова] обязали вернуть всю сумму. Он в свою очередь требовал деньги у риэлтора, — говорит подруга обвиняемого.

Мы отдали ему все деньги с процентами, но уголовное преследование все равно продолжается

Ее слова подтверждает и Альфия Закирова. Женщина заверяет, ее знакомая риэлтора не отдавала деньги и говорила, что они находятся не у нее, а у некого начальства ГЖФ. В это время обвиняемый выплачивал деньги потерпевшему из своей зарплаты. Это подтверждается выписками с его банковского счета (имеются в распоряжении редакции).

Пока женщины ждали возвращения денег со стороны риэлтора, Гайнатуллин написал заявление в следственные органы на Раиля Закирова. Через два месяца последнего взяли под стражу. Спустя несколько недель после этого мать обвиняемого с его подругой привезли к дому потерпевшего всю оставшуюся сумму долга с процентами.

— Когда мы общаемся с ним [потерпевшим Альбертом Гайнатуллиным], он говорит, что претензий не имеет. Мы просим его сделать с нашим адвокатом опрос, а он берет и на адвоката пишет [следователю], якобы тот разглашает мне данные потерпевшего. Хотя я этому потерпевшему ничего плохого не делала. Мы отдали ему все деньги с процентами, но уголовное преследование все равно продолжается. Следствие продлевает срок ареста — говорит Эльвира Ситдикова.

Следователь не верит в то, что Закиров передал деньги потерпевшего риелтору. Она говорит, это неправда

По ее словам, расследование носит обвинительный уклон. Она утверждает, что Закиров не скрывался от следствия, был на связи с потерпевшим и возвращал свои деньги, но все же следователь Мария-Виктория Толстая ходатайствовала в суде о помещении Закирова в СИЗО.

В этой ситуации Эльвира Ситдикова и мать обвиняемого склоняются к двум позициям: либо потерпевший обиделся и намерен чужими руками "наказать" Раиля Закирова; либо следствие выгораживает тех самых начальников Госжилфонда республики, на которых якобы ссылалась риэлтор.

— Следователь не верит в то, что Закиров передал деньги потерпевшего риэлтору. Она говорит, это неправда. Следователь сама назначила полиграф риэлтору и та подтвердила, что забирала деньги под расписку. Мы сами уже думали, что она нас обманывает, никаких квартир нет, а полиграф показывает, что она реально хотела предоставить квартиру и искала ее, — констатирует Эльвира Ситдикова, — Она [риэлтор] еще говорила, что эти люди, которые сверху, помогают, чтобы Раиля вытащить. Им, по ее словам, еще большие суммы отдавали. Но за четыре месяца никто ничего не сделал.

Как живет самый новый микрорайон Казани - "Салават күпере"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:40 0:00

Мы связалась с женщиной, которая предоставляла семье Закировых риэлторские услуги. Ее зовут Гельсиря Багаутдинова. По словам женщины, она не намеревалась присвоить чужие деньги, а Госжилфонд РТ не имеет к делу никакого отношения.

— Среди риэлторов тогда [в 2016 году] прошла информация о том, что соципотечники получают жилье, сразу на себя документы не оформляют, а получают кредит в банке. Среди них есть люди, которые нуждаются в этом жилье, а есть те, которые не нуждаются. До меня дошла информация, что бывают такие предложения: люди, получившие жилье по соципотеке, не хотят платить столько времени банку, хотят закрыть [ипотеку] быстренько и тем самым перед банком снимают свои обязательства и, не оформляя на себя документы на квартиру, могут переуступить право собственности третьему лицу. Соответственно, цена получается намного ниже, продавцу и покупателю выгодно, — рассказывает Гельсиря Багаутдинова.

Это был 2016 год, [квартиры от соципотечников стоили] до миллиона рублей

Дело в том, что квартира действительно не сразу становится собственностью соципотечника. Человек, который победил в розыгрыше льготного жилья, может получить его по специальной ипотечной программе через банк. По словам Гельсири Багаутдиновой, некоторые люди, не желая платить банку несколько лет, договариваются с потенциальными покупателями о продаже квартиры.

Эти самые покупатели передают соципотечнику-продавцу под расписку сумму, необходимую для закрытия долга перед банком. После закрытия ипотеки в банке покупатель выплачивает продавцу остаток суммы, которую последний уже отдал за жилье до сделки. Далее, как поясняет риэлтор, соципотечник заключает договор переуступки права на квартиру и таким образом передает ее новому владельцу.

— Это был 2016 год, [квартиры от соципотечников стоили] до миллиона рублей, но в зависимости от того, какой клиент, какую сумму бы затребовал, — утверждает Гельсиря Багаутдинова, — Потом получилось так, что там была здержка со сдачей домов. Там у них и митинги были, очень большой шум. Я не знаю, как да что, но суть в том, что сдача домов задерживалась, время затянулось. Гайнатуллин сказал, что мы обещали [квартиру] в течение определенного времени, и мы не исполняем свои обязательства.

По словам риэлтора, эта была первая ее сделка с соципотечными домами. Какие именно риэлторы рассказали ей о подобных возможностях покупки жилья, Гельсиря Багаутдинова не говорит и имен не называет. Женщина пояснила только одно: "Они кружились в том районе, выискивали клиентов. Как они работали — не знаю. Я в "Салават күпере" ни разу не была".

Он не отвечал и угрожал Раилю: "Не надо со мной так поступать, тебе будет плохо"

Она утверждает, что ни о каких знакомых в Госжилфонде при президенте РТ она Альфие Закировой и Эльвире Ситдиковой не говорила. По словам риэлтора, женщины лгут. Она также прокомментировала и затянувшийся процесс возвращения денег Альберту Гайнатуллину. Гельсиря Багаутдинова заверяет, что передала часть денег риэлторам, которые ей помогали, а другую часть владельцу квартиры, которую нашла для потерпевшего.

— Когда дело зашевелилось с метрвой точки, Гайнатуллинские деньги я передала человеку, который мне эту информацию говорил. Никто бесплатно не работает <…> Когда появился клиент с квартирой, он запросил сумму. Я эту предварительную сумму по расписке ему отдала. А когда Гайнатуллин потребовал вернуть деньги, я этому клиенту передала, что человек отказывается и деньги нужно отдать. Мне ответили: "Вы понимаете, как меня подставляете? Я же эти деньги банку оплатил". Я сказала, что так получилось, клиент требует деньги обатно. Пока нашли другого покупателя, вытащили деньги, прошло какое-то время. Я потом звонила Альберту, говорила, что деньги вернутся, нужно потерпеть. Он не отвечал и угрожал Раилю: "Не надо со мной так поступать, тебе будет плохо", — говорит Гельсиря Багаутдинова.

Женщина заверяет, когда она получила остаток суммы и перевела деньги на счет Альфии Закировой, их сняли приставы. Речь идет о 800 тысячах рублей. Мать обвиняемого подтверждает, что приставы действительно сняли часть денег по ошибке и ей понадобился месяц, чтобы их вернуть. Риэлтор же отметила, деньги обвиняемого и его брата Фаиля до сих пор лежат у нее по их же просьбе.

Там нужно внести столько документов и справок, что легче будет купить квартиру

Все же слова родственников Закирова и риэлтора противоречат друг другу практически с первых предложений. Мать обвиняемого заверила корреспондента "Idel.Реалии", что с Багаутдиновой они редко виделись и общались.

Риэлтор же говорит, что они с Альфией Закировой часто ходили друг к другу в гости, обсуждали дела. Эльвира Ситдикова утверждает, что Багаутдинова не хотела лично встречаться с Гайнатуллиным, но та заверяет: видеться не хотел сам потерпевший. Одна сторона говорит, как риэлтор ссылалась на начальство Госжилфонда, которое таким образом распределяет "непроданные" квартиры, а другая отрицает всякую связь с ведомством. Все они согласны лишь в отсутствии объективного расследования дела.

— Следователь нам тоже очень сильно выкручивала руки, хотела доказать, что это мошенничество, а деньги хотели присвоить или потратить. Она даже доказывала, что деньги уже присвоены и потрачены в своих целях. Никакие доводы, доказательства она не принимала, не хотела <…> После возбуждения уголовного дела, меня приглашали [на допрос] как свидетеля. Как есть, я так и рассказала, но никак не думала, что дело примет такой оборот. Это же элементарно житейские моменты. С ним [потерпевшим] на связи, никто никуда не исчез, на любой звонок отвечают. Ну, нельзя так, нельзя, — говорит Гельсиря Багаутдинова.

Источники "Idel.Реалии", связанные с Госжилфондом РТ, отрицают причастность ведомства к делу. По их данным, электронная система организации не позволяет передавать квартиры третьим людям, которые реально не участсвовали в розыгрыше. "Там нужно внести столько документов и справок, что легче будет купить квартиру, нежели сотруднику ГЖФ пытаться продать соципотечное жилье "налево", — сообщают исчтоники издания. Отметим, по их информации, в 2016-2017 году квартиры в ЖК "Салават күпере" можно было приобрести за сумму от 1,5 млн рублей.

У нас не получилось узнать, что о деле думают адвокат Закирова и потерпевший Альберт Гайнатуллин. Первый давал подписку о неразглашении и не может комментировать дело, а второй проигнорировал запрос "Idel.Реалии". Тем временем суд по ходатайству следователя продолжает продлевать арест Раилю Закирову. На этот раз до 24 июля.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (32)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG