Ссылки для упрощенного доступа

Мергасовский. Жизнь после


Мергасовский дом в Казани

Сегодня в Мергасовском доме не осталось жильцов, окна некоторых квартир разбиты, сами жилища практически разграблены, а на балконах нет ограждений — ушли на металлолом. Дом опустел в самом центре Казани у Черного озера, между зданиями силовиков и мемориалом жертвам политрепрессий. Жители города, которым небезразлична судьба одного из трех конструктивистских зданий столицы РТ, продолжают за него бороться: проводят ежедневные рейды, просят людей не заходить в дом из-за его аварийного состояния и пытаются привлечь внимание властей к сохранению объекта. "Idel.Реалии" обсудили положение Мергасовского дома с теми, кто его охраняет.

Ксения Шачнева, художник спектакля о жителях Мергасовского дома:

— Всё началось с того, что больше года назад мы начали работать над спектаклем о жителях Мергасовского дома. Эскиз этого спектакля был показан напротив дома. После этого спектакль был закончен и поставлен в репертуар творческой лаборатории "Угол". В процессе работы над спектаклем мы встречались с довольно большим количеством жителей этого дома. Таким образом, получилось, что мы довольно крепко связались с этим местом и оно нам стало сильно небезразлично.

Ксения Шачнева
Ксения Шачнева

Год назад здесь еще было много людей, которые судились за свои квартиры, отказывались переезжать туда, куда им предлагали — в жилой массив "Салават күпере". Еще у них была альтернатива: продать жилье городу по 11 тысяч рублей за квадратный метр. И это в самом центре Казани! Какое-то время назад, в начале этого мая, стало понятно, что дом почти полностью расселен.

Здесь отключили все коммуникации: воду, электричество и газ. Первого или второго мая здесь начались пожары.

Здесь отключили все коммуникации: воду, электричество и газ. Первого или второго мая здесь начались пожары. С конца апреля в сети было огромное количество фотографий, как люди заходили внутрь вскрытых мародерами квартир, выходили на балконы и крышу. Нам довольно больно было это наблюдать и в какой-то момент после пожара мы поняли, что если мы никак не будем вмешиваться, может произойти примерно всё что угодно. Например, дом сгорит.

Мергасовский дом, левое крыло
Мергасовский дом, левое крыло

Мы решили собрать субботник. Некоторые квартиры были вскрыты, был чудовищный бардак в подъездах. Невозможно было даже зайти, вынести как минимум рухлядь, мусор. Субботник шел несколько дней в начале мая, со второго по пятое. Мы каждый день писали своим друзьям, наши друзья — своим друзьям, в те же даты появился телеграм-канал "Мергасовский", в который мы выкладывали актуальные новости о том, что происходит с домом. Огромное количество людей пыталось понять, есть ли у дома будущее и можно ли ему как-то помочь.

Здесь уже было совещание с пятью УК, которых обязали закрыть проход в здание. Двери были вскрыты на следующий день.

На первый субботник вышло порядка пятидесяти абсолютно разных людей, также две организации, которые занимаются сортировкой мусора, его вывозили. У нас было десять тысяч рублей, которые мы получили за спектакль в рамках премии. В первый же день мы их потратили на вывоз мусора. На следующий день деньги собирали в том числе те люди, которые приходили на субботник. В течение трех дней с утра до вечера, мы разгребли пять подъездов собственными руками.

При этом на наши попытки связаться с чиновниками, которые должны были этим заниматься, мы не получили никакого ответа. Мы не писали гневные письма, мы задавали конструктивные вопросы. Обращались в Комитет РТ по Охране культурного наследия, к [помощнику президента по вопросам сохранения исторического и культурного наследия] Олесе Балтусовой. Собственно, она и отправляла нас в комитет ОКН. От них ответа мы так и не получили.

Вход в один из подъездов дома
Вход в один из подъездов дома

Недавно в "Школе горожанина" был представитель комитета ОКН Иван Гущев. На часть вопросов он начал отвечать, но тем не менее пока все чиновники ссылаются на то, что есть пять семей, которые продолжают судиться по поводу своей собственности в этом доме. Пока эти суды не прекратятся, неважно, в чью пользу будет вынесено решение, этот дом не может быть огорожен и не может быть выведен из жилого фонда. Юридически якобы это основная проблема с тем, чтобы его, например, заколотить. Здесь уже было совещание с пятью УК, которых обязали закрыть проход в здание. Двери были вскрыты на следующий день после того, как их заколотили. В каком состоянии сейчас дом, видно.

Он аварийный с 1981 года. Вернее, часть его была признана аварийной в 1981 году. Рядом с правым подъездом видно огромную трещину, с которой и началось расселение. Часть людей выселили еще тогда, потом очень долго длилось выселение других жильцов. Кто-то согласился и сразу переехал, кто-то судился и им достались квартиры не в "Салават күпере", кто-то судится до сих пор. Это со слов администрации.

Просто снести этот дом и завладеть землей напротив прекрасного Черного озера невозможно

Мы просили контакты этих жильцов, чтобы узнать, против ли они того, чтобы этот дом огородить. Возможно, их согласия было бы достаточно, чтобы обнести здание забором. Мне кажется, в таком прекрасном городе как Казань, в котором забором обносят всё, что можно и нельзя, в редком случае, когда это действительно нужно, почему-то никто не спешит это делать.

Также обращались с просьбой, чтобы здесь полицейские начали хотя бы вечерами патрулировать дом. В этом, очевидно, есть смысл, потому что здесь постоянно находятся подростки на крышах и на балконах. Сюда приезжают люди и спиливают цветной металл. Например, срезали ограждения с балконов. Сейчас есть балконы, которые, в принципе, ничем не огорожены. Это просто опасно. Те, люди, которые поднимаются на крыши, видно, что это школьники, подростки и никто не берет ни за них, ни за что-либо другое ответственность.

За час проходит порядка пятидесяти человек. Если сейчас подняться наверх, там компания как минимум из десяти человек, в этом подъезде тоже. Если я здесь одна, я не могу остановить этих людей и в общем-то не должна. Вот, как раз идут полицейские.

Полицейский у Мергасовского дома. Прибыл по звонку о нахождении людей на крыше
Полицейский у Мергасовского дома. Прибыл по звонку о нахождении людей на крыше
Если сейчас подняться наверх, там компания как минимум из десяти человек, в этом подъезде тоже

— Здравствуйте! На последнем этаже очень много людей. Мне кажется, это может быть опасно.

— Хорошо сейчас проверим. Четвертый день сюда приезжаем. Сейчас моя смена только началась и опять вызов сюда же.

Этот дом — памятник. В левом крыле жили писатели Кави Наджми, Абдулла Алиш. Здесь в правом подъезде в полуподвальном помещении были две мастерские. С левой стороны графическая мастерская, а с правой — мастерская карикатуристов. Просто снести этот дом и завладеть землей напротив прекрасного Черного озера невозможно. Его придется восстанавливать. Делать это, очевидно, очень дорого и сложно. Я не могу сказать, возьмется ли кто-то это делать. Наверное, должно быть какое-то партнерство государства и частной инициативы.

Сложилась такая нетривиальная ситуация — ни у кого нет понимания, что на самом деле с ним делать

Непонятно, на самом деле, что будет происходить дальше, но сейчас очевидно есть какие-то простые вещи, которые просто надо сделать. Наверное, придется это делать нам, потому что больше некому. Естественно, нужны патрули, информация во дворе: "Не поднимайтесь, это опасно, дом аварийный".

Большую часть времени, пока я здесь нахожусь, мне приходится отвечать людям на вопросы о том, что здесь происходит. Это просто люди, которые приходят смотреть на дом в таком состоянии, потому что можно зайти в любую квартиру, можно посмотреть, как это выглядит с крыши. Очень романтично ведь. Сейчас мы создали гугл-форму, чтобы скоординировать время нахождения людей на патруле.

Двор Мергасовского дома завален мусором
Двор Мергасовского дома завален мусором

Если наш опыт станет прецедентом, будет привлечено внимание, это могло бы быть знаком для людей, что такие объекты, наши действия не бесполезны.

Наталия Фишман-Бекмамбетова, помощник президента РТ, руководитель Программы развития общественных пространств РТ:

— Конечно, поскольку это памятник, я уверена: у руководства города и республики нет желания его сносить. Ситуация нетривиальная — ни у кого на самом деле нет понимания, что с таким объектом делать. Объем средств, необходимый для того, чтобы просто привести его в порядок с учетом карстовых разломов и использованных при строительстве экспериментальных материалов, действительно гигантский. Хорошо так за миллиард.

Поэтому мы имеем дело с кейсом в любом случае не экономическим. Никаким жильем при условии сохранения объекта затраты не отбить. Для этого квадратный метр должен был бы стоить в 3 раза дороже, чем в самом дорогом жилье в Казани. Бизнеса тут точно не получится. Однако это случай, когда может быть создана гигантская символическая ценность для города. Нужно просто грамотно реализовать потенциал.

Мергасовский дом, правое крыло
Мергасовский дом, правое крыло

Здесь, мне кажется, хорошо было бы объявить международный конкурс на подходы к приспособлению этого здания. Не столько архитектурный, сколько экономический по своей природе. Вариантов могут быть сотни: от музея Казани, где в каждой квартире могла бы рассказываться история важных для нашей столицы людей и периодов, по примеру нью-йоркского Tenement Museum, до формата "Тумо", который придуман в Армении, когда верхние этажи арендуют IT-компании, а за счет их арендной платы на нижних этажах производятся бесплатные занятия с детьми. В мире много классных, интересных форматов. Есть много форматов, на которые существует спрос в Казани, но предложения нет.

Это вопрос широкого кругозора и профессионального, не доморощенного подхода ответственных лиц и мне, конечно, очень бы хотелось, чтобы таковой был применен в данном случае.

Есть люди, готовые организовывать дежурства, чтобы не допустить пожара... это уникальный случай позитивной консолидации

Что касается ситуации с самоорганизацией казанцев, то мне кажется потрясающей та консолидация, которая произошла. Есть люди, готовые скидываться и помогать. Честно скажу, я тоже в этом участвовала — исключительно как житель города — помогла заплатить за вывоз мусора. Я бы пошла его собирать, но была не в России.

Есть люди, готовые организовывать дежурства, чтобы не допустить пожара... это уникальный случай позитивной консолидации, редко встречающийся, потому что у нас консолидация обычно протестная. Мне кажется очень важным диалог с этими людьми и хотелось бы, чтобы мои коллеги его поддерживали. Эти люди проявили себя, с моей точки зрения, максимально внятно и последовательно. Они не переходят на оппозиционную риторику. Они не ищут политических баллов. Они просто ответственные горожане, которым не всё равно и которые готовы тратить на это свое время и деньги.

Наталия Фишман-Бекмамбетова
Наталия Фишман-Бекмамбетова

Когда небезразличные люди в Казани консолидируются в позитив и созидание, нужно это уважать, ценить, поддерживать и разговаривать с ними. Очень плохо, что, как я понимаю, этого не происходит.

Артем Прокофьев, глава предвыбороного штаба КПРФ, член рескома партии:

— Я слежу за развитием событий вокруг Мергасовского дома, но обращений лично ко мне по этой ситуации не было. Мы отслеживаем информацию и считаем, что мэрия Казани не дорабатывает в плане охраны культурного наследия. Это уже очевидно. Мы будем наблюдать и принимать соотвествующие меры. На одном из ближайших заседаний штаба обсудим эту ситуацию.

Мергасовский дом, центральная часть и правое крыло
Мергасовский дом, центральная часть и правое крыло

Мэрия Казани не дорабатывает в плане охраны культурного наследия. Это уже очевидно.

Такое ноу-хау происходит давно. Мы вспоминаем, как в домах, где еще живут люди, а выселилось только несколько жильцов, в квартирах начинается мародерство, нарушаются коммуникации, начинаются пожары. Если сейчас проехать по Зеленодольску, можно увидеть дома, в которых разбиты окна, подпалены рамы. К сожалению, это системная "работа", которая происходит с такими домами. Никто не принимает мер, никто не может никого поймать. Это очевидная недоработка властей.

У нас идет очень много кандидатов в депутаты Госсовета от мэрии, которые фактически представляют именно команду мэрии. Я считаю, они не должны пройти в Госсовет, тогда это будет хороший урок для казанской власти и они, наконец-таки, заработают.

Артем Прокофьев
Артем Прокофьев

***

Мергасовский дом построили в 1928 году. Тогда он располагался на улице Мергасова, откуда и пошло его название. Здание включили в список аварийных в 2012 году. Сейчас дом выставлен на торги за символическую сумму — один рубль. Планируется, что будущий инвестор вложит деньги не в покупку, а в реставрацию объекта. Мародерства в доме и бездействие чиновников уже прокомментировали в исполкоме Казани. Замруководителя исполкома по ЖКХ Искандер Гиниятуллин заявил, что у города нет денег на помощь дому.

"У нас просто-напросто на это сегодня нет средств <…> Мы вопрос восстановления данных домов поднимали на самых разных уровнях, но пока решение никакое не принято, нам остается ходить вокруг них кругами, зашивать досками, железом. В популярных телеграм-каналах было написано, что управляющие компании игнорируют поручения. Это абсолютная неправда. Минимум раз в три дня туда выходят сотрудники жилищных организаций и восстанавливают эти отодранные доски, куски железа, которыми зашили окна, дверные проемы. Вопрос надо задавать тому, кто туда ходит. Не потому что можно. Если бы мне можно было, я бы туда не пошел. Уверен и надеюсь, что вы туда не полезете и не будете там ничего кромсать. Вопрос: почему это происходит? Мы лишены возможности направить туда достаточное финансирование на восстановление ограждения. Это одна история, но ведь вопрос в том, что туда кто-то лезет даже при наличии ограждения. Я уж не говорю, что его отсутствие тоже должно останавливать как минимум", — процитировал слова чиновника "Бизнес.Online".

Во дворе дома
Во дворе дома

Точных подтверждений, действительно ли сегодня продолжаются судебные тяжбы с жителями дома, нет. "Вечерняя Казань" сообщала, что все суды завершены. Во вторник, 2 июля, жители Казани из числа патрулирующих дом, получили контакты тех, кто якобы судится с муниципалитетом. Результаты переговоров пока неизвестны. Инициативная группа сообщила со ссылкой на Олесю Балтусову, что мэр Казани Ильсур Метшин принял решение нанять ЧОП для охраны Мергасовского, пока дом не огородят. Для этого нужно соглашение тех, кто всё еще судится за свое жилье. Помимо этого 2 июля у входов в подъезды появились таблички об опасности строения. Вопрос о дальнейшей жизни Мергасовского пока не решен.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (4)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG