Ссылки для упрощенного доступа

Право воспитывать своего ребенка


Амир Мамин

Как часто женщины запрещают бывшим мужьям общаться с детьми? Существует ли вообще такая проблема в республике? Амир Мамин — председатель Федерального отцовского комитета в РТ — считает проблему более чем актуальной. Он и еще более 50 отцов из разных городов Татарстана заявляют о дискриминации: их права на общение с детьми нарушаются. Они написали обращение на имя Уполномоченной по правам ребенка в республике Гузель Удачиной с просьбой помочь им в борьбе против бывших жен.

Расскажите подробнее, в чем заключалось ваше обращение к Гузель Удачиной?

— Обращение к Гузель Удачиной — это уже, если не финишная, то одна из крайних прямых по защите прав общения отцов с детьми в разведенных семьях. У нас назрела такая проблема. Обращение состояло из двух частей. Из общего и из частного.

У меня есть судебное решение об определенном графике общения с детьми, но моя бывшая супруга не исполняет решение суда

Частное — это моя ситуация и моя проблема. У меня есть судебное решение об определенном графике общения с детьми, но моя бывшая супруга не исполняет решение суда. Она является сотрудником полиции. В какую бы инстанцию я не обратился, будь то отдел опеки или инспекция по делам несовершеннолетних, как только узнают, что она сотрудник полиции, тональность разговора сразу меняется не в мою пользу. У меня двое сыновей 11 и 5,5 лет.

Общее — это наш своеобразный челлендж с обращениями о помощи. Первыми к уполномоченным обратились в Санкт-Петербурге, далее мы, потом в Екатеринбурге. Сейчас по всей стране активно собираются подобные обращения. После этого мы планируем массовое обращение к Анне Кузнецовой (детский омбудсмен в РФ — "Idel.Реалии") с требованием проработать вопрос о дискриминации в общении отцов с детьми.

У нас принято, что после развода дети остаются с матерью, а отцу отводится формальная роль плательщика алиментов

В Казани у нас всего порядка 50 отцов, чьи права так или иначе ущемляют бывшие жены, матери детей. Мы обсуждаем наши проблемы, продумываем, как их решить. У меня была встреча и с Ксенией Владимировой, депутатом Госсовета. Я объяснил ей ситуацию и рассказал о наших предложениях.

Гузель Удачина говорила нам, что намерена провести круглый стол с нашим участием, с Общественной палатой и профильными министерствами и ведомствами. Ксения Владимирова сказала мне, что хочет принять участие в этом собрании. Обещание было дано, осталось дождаться его исполнения.

Дата этого собрания пока не определена. В первой половине июля, по словам Гузель Удачиной, она в отпуске. А во второй половине, уже сейчас, должна объявить время и место встречи. Мы с нашей группой постоянно на связи. Мы ежедневно обсуждаем наши предложения и работаем над новыми тезисами.

— Тема отцов в этом контексте несколько необычна. Мы привыкли слышать о дискриминации матерей и давлении на них. В частности, удивительно слышать о дискриминации отцов в Татарстане. Как на ваши действия и намерения реагируют те, к кому вы обращаетесь за помощью?

— Да, я лично сам столкнулся с такой проблемой. Когда отец рьяно начинает защищать свои права на общение с детьми, на него смотрят как на человека, мягко говоря, одержимого. У нас принято, что после развода дети остаются с матерью, а отцу отводится формальная роль плательщика алиментов. У меня другой взгляд на это. Я считаю, родители равноправны в воспитании своих детей. Только в этом возможна гармония.

В разведенных семьях должны быть равноправные отношения в вопросах воспитания детей

Более того, я разговаривал с юристом и самим Уполномоченным по правам ребенка в Чеченской республике. Это единственный регион, в котором иначе смотрят на воспитание детей в разведенных семьях. Там дети чаще остаются в семье отца.

Давайте не будем забывать, что Чечня в этом плане специфичный регион. Там иное восприятие роли родителей.

— Я с вами абсолютно согласен. У нас есть различия, но наши ментальности, религиозные взгляды схожи и пересекаются. Я хочу подчеркнуть один момент. Наша группа ни в коем случае не выступает за ущемление прав матерей. Мы прекрасно понимаем, что до определенного возраста ребенок должен быть с матерью. Но это не должно позволять ущемлять права отцов.

Мы считаем, что в разведенных семьях должны быть равноправные отношения в вопросах воспитания детей. Неважно, что произошло, с какой конфликтной ситуацией столкнулись родители. У нас контролирующие органы — инспекция по делам несовершеннолетних, отдел опеки — спустя рукава относятся к позиции отцов.

Как вы предлагаете изменить ситуацию?

— У нас проработана и готова речь к круглому столу, есть несколько тезисов для изменения принципов общения детей с родителями после развода. В первую очередь, при определении графика общения с детьми, ни в коем случае не должны ущемляться права родителя на полноценное общение в школе, садике. Большинство матерей считают: раз суд определил два-три часа в неделю, значит больше нигде и никак он не может видеть своего ребенка.

Когда я лично общался в различные инстанции со своей проблемой, на меня смотрели как на сумасшедшего

Второе — алименты. Мы считаем, что только в случае, если права отцов в общении с детьми будут соблюдаться, эта огромная дыра в неуплате алиментов стабилизируется. Может быть, сейчас это звучит утопически, но если отец будет регулярно видеться с ребенком, у него появится психологическая установка о необходимости тратиться на детей. Мы обсуждали это с психологами.

Амир, вы и те 50 человек, которые вас поддерживают, больше походят на исключение, нежели правило. Может быть, я неправильно трактую ситуацию, но все же чаще мы слышим возгласы о том, что отец сам не хочет видеться с детьми и платить алименты.

— Я согласен, что наш случай неординарный, но я не хочу этим кичиться. Повторюсь еще раз, когда я лично общался в различные инстанции со своей проблемой, на меня смотрели как на сумасшедшего. Людям непонятно, почему и как отец может биться за своих детей с их матерью. Уверяю вас, отцов, которые очень хотят общаться с детьми, но не могут этого делать из-за бывших жен, очень много. Эти люди бьются как рыба об лед столько, насколько хватает терпения. Месяц, два, год, видят бесполезность своих действий. А если этот мужчина упрется в бутылку, я имею в виду начнет выпивать, одного протокола участкового будет достаточно, чтобы потерять все права на общение с детьми.

Я хочу, чтобы не существовало фразы: "Я уйду, заберу детей, а тебя посажу на алименты". И также не существовало тех отцов, которые в виду своей физической, материальной возможности, могли отнять детей у матери. Может быть, следующим поколениям с нашей помощью удастся к этому прийти.

Какой бы не был конфликт между двумя людьми, дети должны оставаться вне этого конфликта

— Вы предлагаете ввести законодательную норму, которая обяжет родителей проводить равное время с детьми. Такого закона сейчас разве не существует?

— Есть 61-я статья Семейного кодекса РФ, в которой, насколько я помню, сказано, что родители имеют преимущественное право перед другими людьми в воспитании и обучении своих детей. Там сказано "родители". Именно оба родителя, не уточняя приоритет одного из. Мы хотим расширить понятие этой статьи, чтобы без решения суда, опеки и так далее родители могли определять равное участие в воспитании детей. Какой бы не был конфликт между двумя людьми, дети должны оставаться вне этого конфликта.

Я убежден: дочь в отце видит своего будущего мужчину. Может, не внешность, а моральные качества будут присутствовать в этом человеке. Мальчик видит в отце пример. Если этот мужчина пьет, гуляет, бьет свою жену и не выполняет свои обязательства, то дети в лучшем случае будут создавать антипод этого человека в себе. Я хочу, чтобы даже после развода эти дети выросли и могли сказать: "Да, мои родители развелись, но мы полноценно выросли в семье отца и матери, получили воспитание обоих родителей".

Какое наказание за несоблюдение этой нормы вы подразумеваете?

— Любой законный акт в случае его неисполнения должен подразумевать наказание. Мы хотим привести в пример те же алименты. Если человек их не платит, ему могут заблокировать карты, ограничить выезд за границу. Всеми этими способами человека подводят к тому, что для его комфортного существования необходимо выплачивать алименты. Я сам лично и большинство членов нашей группы согласны с этим. Ребенок не может питаться воздухом.

Я обращался в отдел опеки и более 20 раз в инспекцию по делам несовершеннолетних

Хорошо, родители не смогли прийти к соглашению и обратились в суд, получили решение, но проблема осталась. Во многих случаях решение суда не исполняется. Пока что мы предлагаем ужесточить наказание за неисполнение решения суда. Мы все же говорим не о введении уголовной статьи, а о расширении одной статьи Семейного кодекса.

Ужесточить наказание за неисполнение решения суда. Что вы под этим подразумеваете? Увеличение алиментов, административное наказание или что?

— Я не могу ответить на этот вопрос. Мы как раз и обратились к Уполномоченной по правам ребенка, чтобы нам помогли. Но мы хотим, чтобы четко были прописаны права и последствия для тех, кто ущемляет бывших супругов в общении с детьми.

Расскажите о своей истории. В начале беседы вы упомянули, что жена не дает вам видеться с детьми даже после судебного решения. Почему она против вашего общения с сыновьями?

— Я развелся более пяти лет назад. У нас с женой двое мальчиков. В настоящее время отношения между мной и моей бывшей женой регулирует определение Верховного суда РТ, в котором указан порядок общения с детьми, график. До этого наши отношения регулировало решение отдела опеки Высокогорского района, в котором было прописано как, когда и во сколько я должен встречаться с детьми. Однако при нарушении этих решений я не мог полноценно выполнять свои родительские обязательства.

Я обращался в отдел опеки и более 20 раз в инспекцию по делам несовершеннолетних. Постоянно мне приходили отписки, в которых фигурировало, что моя бывшая супруга является сотрудником полиции, и есть определенный закон, в котором четко прописано — сотрудник полиции не может быть привлечен к административной ответственности. Его правонарушение может быть рассмотрено только в дисциплинарном порядке. Моя супруга работает экспертом–криминалистом. Я обратился непосредственно в экспертно-криминалистическую службу к ее руководителю. Никаких действий после этого принято не было.

У нас были конфликты, ссоры, но в какой-то момент непонимание достигло апогея

Сейчас я общаюсь с детьми в каких-то тюремных условиях. Мне нельзя фотографировать детей, ходить с ними на прогулку, на какие-то мероприятия. Мы встречаемся на улице в присутствии жены.

В последний раз наша встреча проходила под градом. Изменить местоположение она отказалась. В плачевном состоянии общение детей с моими родителями, которые живут за границей. Они не могут позвонить внукам, все телефоны отключены. Такая ситуация в активной фазе длится года 4-4,5.

Понятно, что ситуации бывают разными, но любой конфликт должен быть чем-то спровоцирован. Почему ваша жена себя так ведет?

— Я не нахожу ответа на этот вопрос и сам. У нас были конфликты, ссоры, но в какой-то момент непонимание достигло апогея. Поводом, я так думаю уже сейчас, стал переезд ее мамы к нам. Через год после того, как мама стала жить на 200 километров ближе, мы развелись. Причина нашего развода в том, что в наш брак вмешался третий человек. До этого мы прожили вместе 10 лет.

Моя жена на заседании по разводу говорила, что я ее бил. Но я ни разу не поднимал на нее руку! Я ростом 184 см, моя супруга — 160 см. Я не представляю, при каких обстоятельствах я мог поднять на нее руку. Это откровенная ложь. Она позиционирует меня как олицетворение зла и для детей.

Во всех историях так или иначе мамы — бывшие жены выступают как жесткий ограничитель

— Почему тогда во время суда она сообщила о побоях?

— Я не знаю. Не могу и сам найти ответа на этот вопрос.

Вы спрашивали у супруги, по какой причине она не позволяет вам видеться с детьми?

— Ни один такой диалог не заканчивался конструктивно. У нас была ситуация летом перед разводом. Июнь месяц, я сделал небольшой ремонт в квартире, супруга была у матери. Когда она вернулась, в квартире немного пахло краской. Она тогда была беременной. Супруга забрала старшего ребенка и уехала к матери. В тот же вечер я позвонил поговорить, трубку взяла моя теща. На повышенных тонах я сказал ей не лезть в нашу жизнь и через месяц стал холостым мужчиной. Тогда основная причина звучала так: "Ты оскорблял мою мать".

В вашей группе более 50 человек, как вы говорили. Учитывая это, можете ли вы сказать, по каким причинам чаще всего жены запрещают мужьям видеться с детьми?

— Ситуация, когда бьет, пьет, не зарабатывает и не нужен такой отец детям — стандартная. У нас иные истории. Есть матери, которые обвиняют супругов в педофилии за то, что те уделяют больше внимания детям. Это ужас. У одного нашего активиста бывшая жена запрещает детям называть его папой. В этом вопросе ведь всегда нужно слушать обе стороны, чтобы понять причины конфликта, а я здесь знаком только с их следствием.

Есть матери, которые обвиняют супругов в педофилии за то, что те уделяют больше внимания детям. Это ужас.

Во всех историях так или иначе мамы — бывшие жены — выступают как жесткий ограничитель, который решает, будет ли ребенок общаться с отцом. Это неправильно и нечестно по отношению к ребенку. Повторюсь еще раз, какими бы не были отношения между людьми, как бы они не были злы друг на друга, дети не должны оставаться крайними.

К тому же такое поведение бывших жен достаточно часто сводится к получению преференций от бывших мужей. У многих матерей нормальный мужчина после развода должен собрать чемодан, взять зубную щетку и уйти в закат. Но мы понимаем, к реальности это не имеет отношения. Да, отцы тоже хотят участвовать в жизни детей, быть частью их жизни.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (34)

XS
SM
MD
LG