Ссылки для упрощенного доступа

"Мама, прости, что я оказался в такой ситуации"


Рауль Бекпаев (архивное фото)

В Казани уроженец Казахстана Рауль Бекпаев заявил, что оперативник бывшего отдела полиции "Дальний" подкинул ему наркотики. Молодого человека обвинили в покушении на сбыт запрещенных веществ, однако суд переквалифицировал его действия на приобретение и хранение, приговорив его к пяти годам колонии. Сторона защиты подала жалобу в ЕСПЧ, указав, что российские власти нарушили его право на свободу и личную неприкосновенность и справедливое судебное разбирательство. Родственники Бекпаева надеются, что "через ЕСПЧ удастся добиться справедливого и беспристрастного решения по делу".

22-летний гражданин Казахстана, студент магистратуры КНИТУ-КХТИ Рауль Бекпаев 6 марта прошлого года поехал с одногруппниками в микрорайон Дербышки, к санаторию "Ливадия". Через некоторое время неизвестный автомобиль перегородил им путь, началась погоня.

— За ними началась погоня. Им опять преграждали путь, вроде даже стрельба была, но ребята опять объехали преследовавший их автомобиль. Через несколько минут машина ДПС остановила их в районе улица Фучика, — рассказывает сестра Бекпаева Диляра Ахметзянова.

По ее словам, в машине находился сверток с наркотиками, который выкинули в сугроб за несколько минут до того, как молодых людей задержали полицейские. "Рауль просил ребят высадить его, потому что не понимал, что происходит", — уточняет Ахметзянова.

"Когда Рауля выводили из машины и заводили в отдел в наручниках, один из полицейских положил ему в карман сверток"

За рулем автомобиля находился Руслан Зимин; помимо него и Рауля Бекпаева, в салоне был Игорь Спиридонов.

— У Рауля в машине ничего не обнаружили, их держали два часа. Полицейские искали в этот момент сверток. Задержание было примерно в 17:40-17:50, а в отдел "Сафиуллина" (бывший "Дальний" — "Idel.Реалии") их привезли только в 19:50. Когда Рауля выводили из машины и заводили в отдел в наручниках, один из полицейских положил ему в карман сверток (который они, видимо, и нашли). Там было 48 граммов наркотиков. Сколько было наркотиков в том пакете, который выкинули, неизвестно, — добавляет Диляра Ахметзянова.

Днем 7 марта следователь ОП "Сафиуллина" возбудил в отношении неустановленного лица уголовное дело о покушении на незаконные производство, сбыт или пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. На следующий день Раулю Бекпаеву предъявили обвинение в покушении на приобретение наркотического средства с целью сбыта, совершенном в крупном размере. Молодой человек от дачи показаний отказался. В тот же день Приволжский районный суд Казани заключил Бекпаева под стражу. Впоследствии сроки содержания в СИЗО районным судом неоднократно продлевались.

— Рауля почти сутки держали в отделе, не давали еду. Двух других отпустили из полиции — они дали показания против брата, — говорит Диляра Ахметзянова. — Первая следователь сказала нам: "Скажите спасибо, что мы не приписали вам 50 свертков, которые были в квартире на Красной позиции" (там проживал Спиридонов). Откуда они взяла эту информацию, я не знаю, они даже не осматривали эту квартиру.

На первом суде по мере пресечения Приволжский райсуд Казани допросил сотрудника полиции Фаизова. Он пояснил, что 6 марта, находясь от Бекпаева в 500 метрах, видел, как молодой человек вышел из автомобиля и подобрал в сугробе округлый светлый сверток. Аналогичные показания дал еще один полицейский.

"Мы так поняли, что нам дали свидание, чтобы Рауль что-то рассказал нам и дал показания, а они записали. Но Рауль даже никогда не состоял на учете у нарколога"

— Следователь нам сказала, что дает свидание — пусть мама сходит, пусть он все расскажет. Мы так поняли, что нам дали свидание, чтобы Рауль что-то рассказал нам и дал показания, а они записали. Но Рауль даже никогда не состоял на учете у нарколога, — констатировала Ахметзянова.

19 июля прошлого года прокуратура утвердила обвинительное заключение по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и направила уголовное дело для рассмотрения в Приволжский районный суд города Казани. Третьего августа суд начал рассмотрение дела по существу.

Согласно версии обвинения, вечером 6 марта Рауль Бекпаев приобрел у неустановленного лица наркотические средства общей массой 48 граммов. Молодой человек якобы забрал их из тайника в лесном массиве микрорайона Дербышки. В обвинительном заключении не говорилось о погоне полицейских за автомобилем, в котором находился Бекпаев — сказано лишь, что он был задержан в 17:50 во дворе дома на улице Фучика. Следствие добавило, что наркотики нашли у молодого человека "в ходе личного досмотра", проведенного 6 марта примерно в 19 часов.

Находившиеся в автомобиле Руслан Зимин и Игорь Спиридонов дали показания против Рауля Бекпаева. Спиридонов заявил, что Бекпаев сам ему говорил, что занимается раскладкой наркотиков (якобы получал за каждую закладку 300-350 рублей) и предложил зарабатывать аналогичным способом — Спиридонов ответил отказом. По его словам, 6 марта — после обеда — Бекпаев позвонил ему и предложил съездить в сторону санатория "Ливадия" — молодой человек согласился. Спиридонов отметил, что Бекпаев вышел в лесопосадке, поднял что-то со снега (похожее на целлофановый пакет) и вернулся с этим в автомобиль, попросив положить пакет на заднее сиденье. Доехав до 10 микрорайона, Бекпаев, по словам Спиридонова, попросил отдать пакет. В этот момент навстречу выехала машина ДПС, сотрудники которой произвели задержание. По итогам личного досмотра запрещенных предметов у Игоря Спиридонова не нашли.

По словам Руслана Зимина, Бекпаев предупредил его, что они поедут за закладкой. В остальном Зимин подтвердил показания Спиридонова. Во время личного досмотра наркотики у Зимина также не нашли.

Допрошенные полицейские рассказали, что они получили оперативную информацию о причастности Рауля Бекпаева к незаконному обороту наркотиков — по этой причине они проводили "наблюдение" за молодым человеком. По словам оперативников, они видели, как Бекпаев достал из сугроба округлый сверток, однако задержать его на месте "не представлялось возможным". Полицейские также не упомянули о погоне и лишь отметили, что задержали автомобиль во дворе дома на улице Фучика.

Во время досмотра полицейские якобы обнаружили в правом внешнем кармане куртки Бекпаева полиэтиленовый пакет фиолетового цвета, в котором находились 14 свертков зеленого цвета с надписями "1", 14 свертков синего цвета с надписями "0,5", пять свертков красного цвета с надписями "2", два свертка из липкой ленты оранжевого цвета с надписями "5", и три свертка из липкой ленты светлого цвета с надписями "3".

​Согласно материалам дела, 7 марта в квартире, в которой Бекпаев проживал со своей девушкой, провели обыск. Наркотических средств в помещении не нашли, однако был изъят ноутбук, в котором имелась информация о геолокационных данных с координатами места закладки. Бекпаев пояснял, что компьютер "находился в пользовании Спиридонова". Кроме того, экспертиза показала, что эту геолокацию вводили на онлайн-карту дважды: 2 марта и 7 марта, тогда как 7 марта Бекпаев уже находился в полиции.

— Ни в телефоне, ни в ноутбуке ничего не нашли, банковские карты были "чистыми", — уточнила Диляра Ахметзянова.

Адвокат Рауля Бекпаева Лев Чумаков в суде настаивал на невиновности своего доверителя. Защитник подчеркнул, что факт приобретения Бекпаевым наркотических средств основан лишь на показаниях знакомых подсудимого и двух полицейских. По мнению Чумакова, сотрудники полиции были "заинтересованы в исходе дела". Адвокат также возмутился тем, что следившие за Бекпаевым полицейские смогли с расстояния 500 метров "без применения специальной техники" рассмотреть происходившее в лесопосадке. Ходатайство Чумакова о проведении следственного эксперимента суд отклонил. В допросе других полицейских, в том числе того, которого Бекпаев обвинял в подбросе наркотиков, суд также отказал.

Лев Чумаков также отмечал, что в материалах дела не было видеозаписи досмотра Рауля Бекпаева. По мнению адвоката, на видео "не могло не отразиться того, что в действительности происходило при личном досмотре". Адвокат напоминал, что Бекпаев обвинял полицейских в том, что наркотики ему подкинули, пока того вели в наручниках в отдел.

— Когда Рауля задерживали, по его словам, велась видеосъемка. Он кричал, что ему подкинули наркотики: "У меня лежит то, что вы мне положили в карман". Но видеозапись с этим моментом пропала из отдела полиции, — добавила Диляра Ахметзянова.

Лев Чумаков также упомянул, что показания полицейских на допросах "абсолютно совпадают по тексту, даже ошибками", а показания знакомых Бекпаева адвокат назвал "недостоверными, противоречивыми и неполными". Чумаков также обратил внимание на то, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Зимина и Спиридонова вынесли 7 июля прошлого года, то есть через четыре месяца с момента возбуждения.

— При таких обстоятельствах совершенно очевидно, что они на протяжении всего времени расследования уголовного дела по обвинению Бекпаева имели статус лиц, подозреваемых в совершении преступления, — говорил Чумаков.

"В день производства обыска ключи от входной двери квартиры Бекпаева могли находиться у лица, имеющего интерес в исходе дела — полицейского Хузина"

Он также особо остановился на проведенном в квартире Бекпаева обыске. Адвокат напомнил о расписке, по которой оперативник Хузин 7 марта прошлого года получил от следователя ключи от квартиры. Сестре Бекпаева — Диляре Ахметзяновой — ключи вернули 8 марта, тогда как обыск провели 7-го в 21:45.

"При таких обстоятельствах получается, что в день производства обыска ключи от входной двери квартиры Бекпаева могли находиться у лица, имеющего интерес в исходе дела — полицейского Хузина, который принимал участие в реализации оперативно-розыскного мероприятия "наблюдение", опрашивал причастных лиц, производил обыск. Следовательно, он располагал возможностью входить в жилище Бекпаева и до производства обыска", — говорил Чумаков. Его ходатайство о допросе оперативника Хузина суд отклонил.

Адвокат Чумаков недоумевал, почему следствие не выяснило, прикасался ли Бекпаев к упаковке наркотических средств. Защитник напомнил, что следователь "в течение трех месяцев расследования дела так и не назначил надлежащих экспертиз". Адвокат уточнял, что лишь после его "напоминания" была назначена дактилоскопическая экспертиза всей упаковки (свертка и пакета).

"Но до передачи уголовного дела в другой следственный орган эта экспертиза произведена не была. А другой следователь, принявший дело к своему производству, вынес повторное постановление о назначении экспертизы, который почему-то ограничил предмет исследования только внешней упаковкой. Сами же свертки, в которых и находились наркотики, хотя и осматривались экспертом-криминалистом, но на наличие следов рук не исследовались", — заявлял Лев Чумаков.

Адвокат Чумаков недоумевал, почему следствие не выяснило, прикасался ли Бекпаев к упаковке наркотических средств

Он напоминал, что согласно дактилоскопической судебной экспертизе, потожировые следы рук, обнаруженные на внешней упаковке свертка, "оказались непригодными для идентификации". По этой причине Чумаков просил суд назначить несколько экспертиз, однако в удовлетворении этого ходатайства суд также отказал.

В своем последнем слове Рауль Бекпаев не смог сдержать слез и заявил, что "не причастен к этому".

— Я никогда не занимался распространением и торговлей наркотиками. Обратите внимание на мои характеристики — я всю жизнь занимался спортом, и моя жизнь с наркотиками никогда не переплеталась. Хочу, чтобы вы обратили внимание, что люди зарабатывают на наркотиках, что-то покупают, у них есть деньги. Я же всегда старался наоборот найти деньги, чтобы прожить, и знал, что легких денег никогда не бывает. Я не преступник, — говорил Бекпаев.

Он также отметил, что "хочет жить в обществе и создать свою семью". Бекпаев напомнил суду, что с девяти лет рос без отца: "Меня и мою сестру поднимала мама".

"Следователи обманывали! Почему они скрывают погоню, которая была? Это все для того, чтобы свидетели выступили против меня"

— Я хочу отплатить ей благодарностью и быть рядом, когда ей нужна будет моя помощь. Человек, который занимался этим, сейчас на свободе и обвиняет меня. А я не занимался и сижу в тюрьме почти год. Все зависит от вас, сколько мне еще придется просидеть. Обратите внимание, во сколько нас задержали (это указано в протоколе), и когда доставили в отдел. Это больше часа — за этот час и нашли этот пакет с наркотиками, который выкинули в окно. Если бы это было при мне, меня бы сразу доставили. Смысл мне говорить, что в куртке у меня ничего нет, если у меня в кармане было, а я в наручниках? Следователи обманывали! Почему они скрывают погоню, которая была? Это все для того, чтобы свидетели выступили против меня. Спиридонов всю жизнь употребляет наркотики, бросил университет, ему ничего не надо было. Второй кредиты какие-то оформлял. Им есть вера, а моим словам веры нет, — говорил Бекпаев.

По его словам, он "много раз ругал себя, что не вышел из машины", но "тогда не думал, что все так может повернуться".

— Я рассчитываю на вас, что вы вынесете справедливое решение, — обращался Бекпаев к суду. — Мама, прости, что я оказался в такой ситуации, мне очень стыдно перед тобой. Спасибо, что веришь, что я этого не делал.

— Я верю, что не делал! Пожалуйста, разберитесь, — выкрикнула с места мать Рауля Бекпаева.

Адвокат Лев Чумаков просил суд оправдать своего клиента и прекратить производство по делу. Прокурор же просил суд признать Бекпаева виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершенном с использованием сети интернет группой лиц по предварительному сговору в крупном размере (ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ), и запросил для молодого человека 11 лет в колонии строгого режима.

"Вина подсудимого подтверждается совокупностью иных доказательств"

22 ноября прошлого года судья Приволжского районного суда Казани Тимур Зарипов огласил приговор. Он отметил, что расценивает показания Рауля Бекпаева "как способ защиты от предъявленного обвинения" и подчеркнул: "Вина подсудимого подтверждается совокупностью иных доказательств".

"Суд доверяет показаниям свидетелей Зимина и Спиридонова в части того, что они явились очевидцами совершения Бекпаевым преступления в виде незаконного приобретения и хранения без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, расценивая их как правдивые, последовательные и допустимые. К показаниями об их осведомленности в части причастности Бекпаева к незаконному распространению наркотических средств суд относится критически", — сказано в приговоре.

По мнению суда, в материалах дела отсутствуют объективные и достоверные доказательства того, что "изъятые у Бекпаева в ходе личного досмотра наркотические вещества он намеревался сбыть".

"В ходе судебного разбирательства убедительных сведений, свидетельствующих о том, что Бекпаев занимается незаконным сбытом наркотических средств, не представлено", — констатировал судья Зарипов.

Таким образом, суд принял решение переквалифицировать действия Рауля Бекпаева на ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконные приобретение, хранение, перевозка наркотических средств, совершенные в крупном размере) и приговорил его к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Вынесенный приговор обжаловала как защита Рауля Бекпаева, так и прокуратура. Лев Чумаков просил отменить решение Приволжского райсуда и оправдать его клиента, а представитель гособвинения, напротив, — переквалифицировать действия молодого человека на ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и приговорить его к 11 годам колонии строгого режима.

25 января этого года Верховный суд утвердил приговор Раулю Бекпаеву, отказав в удовлетворении апелляционной жалобы его адвоката и апелляционного представления прокурора.

"Заявитель утверждает, рассмотрение его дела не было беспристрастным, так как его доводы в свою защиту не были проверены следствием и судами обеих инстанций"

В начале апреля адвокат Лев Чумаков обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека. По мнению защиты, российские власти в деле Рауля Бекпаева нарушили несколько статей Европейской конвенции по правам человека: ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство).

"Заявитель утверждает, рассмотрение его дела не было беспристрастным, так как его доводы в свою защиту не были проверены следствием и судами обеих инстанций. Он неоднократно заявлял, что наркотическое средство перед началом досмотра было ему специально подложено полицейским Алимбековым М.Н., но это заявление не проверялось и не получило юридической оценки. Хотя это обстоятельство, имеющее решающее значение, подлежало рассмотрению следователем как заявление о преступлении. Просьбы заявителя вызвать в суд в качестве свидетелей этого и других полицейских; о дополнительных экспертизах, которые могли установить отсутствие его следов на упаковках с наркотическим средством, были отклонены. Хотя это доказывало бы его непричастность к преступлению. Такие решения судов указывают на их не беспристрастность, вызывают недоверие", — говорилось в жалобе в ЕСПЧ.

В середине мая ЕСПЧ зарегистрировал жалобу и указал, что "приступит к ее рассмотрению, как только представится возможность".

— Надеемся, что через ЕСПЧ удастся добиться справедливого и беспристрастного решения по делу, — сказала Диляра Ахметзянова.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (19)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG