Ссылки для упрощенного доступа

Пытки, обвинение, наркотики. Как в Башкортостане "создали" наркосбытчиков и отменили им приговор


Артур (слева) и Марат (справа) Халиуллины

В 2015 году четверых молодых людей из Ишимбая, Салавата и Стерлитамака обвинили в сбыте наркотиков в особо крупном размере. Вместе с ними задержали сына на тот момент начальника уголовного розыска Ишимбая подполковника Валерия Чикунова — Данила Чикунова. Позже молодой человек стал свидетелем, а остальных приговорили к реальному заключению. В июне этого года приговор отменил президиум Верховного суда РБ. На этой неделе стартует повторное рассмотрение дела. "Idel.Реалии" о подробностях дела и хронологии событий.

ЗАДЕРЖАНИЕ

19 мая 2015 года братья Марат и Артур Халиуллины прилетели домой в Стерлитамак из Санкт-Петербурга навестить родителей. Их мать с отцом тогда отдыхали в Египте. Молодые люди забыли взять ключи от одной из дверей и сняли квартиру до возвращения родителей. С ними прилетел и их давний друг — Данил Чикунов, сын начальника уголовного розыска Ишимбая.

Майор полиции подложил пакет, как выяснилось позже, с наркотическим веществом

Молодые люди отмечали приезд, после которой Артуру Халиуллину стало плохо. 21 мая его на скорой в одних трусах забрали в больницу, где ему диагностировали отравление и положили в реанимацию. Марат Халиуллин находился с братом в больнице.

Утром 22 мая он встретился с Данилом Чикуновым. Тот отвез его на арендованной машине к дому, где их уже ждали оперативники еще не расформированного УФСКН по Стерлитамаку. Молодых людей задержали у подъезда, в котором Халиуллины снимали квартиру.

В автомобиле, которым управлял Чикунов, оперативники нашли 351 сверток с наркотиками. Молодых людей завели в подъезд. "В карман, где лежали мобильные телефоны моего сына, старший оперуполномоченный отдела УФСКН майор полиции Альберт Нигматуллин подложил пакет, как выяснилось позже, с наркотическим веществом", — вспоминает обстоятельства того дня отец братьев Халиуллиных Ренат Халиуллин.

Еще полтора часа его сын и Данил Чикунов провели в подъезде. В это время, как говорил Марат Халиуллин своему отцу, дверь в его квартиру периодически отрывалась и закрывалась. Затем оперативники привели двоих понятых и при них вынесли из жилья пакет с белым порошкообразным веществом. Марат Халиуллин сказал, что этот пакет ему не принадлежит и попросил снять с него отпечатки пальцев. Оперативники согласились, но впоследствии так и не сняли отпечатки. Молодых людей увезли в отдел УФСКН по Стерлитамаку и рассадили в разных концах холла.

Артура Халиуллина оперативники задержали в тот же день — 22 мая. Его отец вспоминает, что молодого человека внезапно решили выписать из реанимации. Около трех часов дня Артуру Халиуллину выдали одежду и обувь — трико, футболку, куртку, кроссовки. Ему выдали его же одежду, которую ранее изъяли из квартиры: после поступления в больницу его брат не успел привезти вещи. Артура Халиуллина задержали на выходе из больницы. Оперативники доставили его к ближайшему жилому дому и провели досмотр в подъезде. В кармане куртки и во вшитой резинке трико они обнаружили свертки с запрещенным веществом. Молодой человек, как и его брат, пояснил, что наркотики ему не принадлежат, а одежду ему выдали в больнице. Артура Халиуллина доставили в отдел.

Один из них угрожал мне шилом. Начались крики: "Ложись"

Спустя несколько часов Данила Чикунова отпустили, а братья Халиуллины были задержаны оперативниками еще почти на три дня. Позже, в жалобах на действия сотрудников они сообщат, что все это время им не давали спать и есть, а допросы перетекли в психологическое давление и выбивание признательных показаний.

23 мая, на следующий день после задержания Халиуллиных и Чикунова, опертивники ФСКН пришли за жителем Ишимбая Алексеем Лобановым. Молодой человек не был знаком с Халиуллиными и Чикуновым, ранее он не был судим. Он до сих пор не понимает, как оказался обвиняемым в этом уголовном деле.

— 23 мая 2015 года я находился у себя в квартире. В какой-то момент у меня пропал интернет, кабельное телевидение и я решил выйти в подъезд, посмотреть все ли в порядке с проводами. Выйдя из своей квартиры, я увидел людей. Как я потом уже узнал, это были сотрудники ФСКН. Один из них угрожал мне шилом. Начались крики: "Ложись", — вспоминает Алексей Лобанов.

Данил Чикунов до задержания в 2015 году
Данил Чикунов до задержания в 2015 году

Молодого человека продержали в подъезде несколько часов. "В это время они начали говорить, что я являюсь наркоторговцем и обещали мягкое наказание, если я сейчас признаюсь. Еще добавили, что наркотики у меня дома все равно "найдутся", — рассказывает Алексей Лобанов. Когда понятые уже находились в подъезде, оперативники вынесли из квартиры молодого человека коробку с запрещенным веществом. Алексей Лобанов отмечает, сами понятые в квартиру не входили.

— У дома на улице задержали моего друга, произвели у него досмотр, но ничего не нашли. Потом он стал свидетелем обвинения, его допрашивали на суде. Нас с ним задержали в Ишимбае и повезли в Стерлитамак, в отдел УФСКН, где нас удерживали. Нам не давали спать, есть, пить. Если мы засыпали, нас будили кулаком в бок. Это мой друг подтвердил на суде, — говорит Алексей Лобанов.

Несколько раз после его ухода я ему звонила, а он сбрасывал

Молодой человек признается, что не выдержал давления и согласился подписать любые документы. После этого — 25 мая — его вместе с другом отпустили из отдела УФСКН. Днем позже задержали последнего обвиняемого — Руслана Янчурина.

Молодой человек проживал со своей женой Региной Янчуриной в Москве. 22 мая они вернулись в родной Салават. В это время у жены Янчурина начиналась сессия в университете. В день возвращения им позвонила жена Чикунова, Екатерина, и сообщила, что ее муж и братья Халиуллины пропали. Янчурин дождался следующего утра и поехал искать давних друзей. Поиски в трех городах — Салавате, Ишибае и Стерлитамаке — ни к чему не привели. Чикунова и Халиуллиных не было в больницах, отделениях полиции и моргах.

— 26 мая у нас сломалась машина. Руслан должен был поехать в сервис. Он мне сказал, что сейчас поедет заберет машину и вернется за мной. Несколько раз после его ухода я ему звонила, а он сбрасывал. Оказалось, в этот день ему позвонил Данил Чикунов и предложил встретиться. После этого я Руслана не видела. Я писала Кате Чикуновой, спрашивала, где Руслан, но она не отвечала. Говорила, что не знает, но спросит у Данила. Он на тот момент был уже дома, — вспоминает Регина Янчурина.

Руслан Янчурин
Руслан Янчурин

Позже муж расскажет ей, что действительно встретился с Чикуновым, который рассказал о произошедшем. После Янчурин высадил друга, но не успел отъехать, как на заднее сидение его машины сели двое. Это были оперативники УФСКН по Стерлитамаку. Они надели наручники на Руслана Янчурина, пересадили его назад и при нем же, по словам его жены, достали из его кармана портмоне, положили в него наркотики и вернули обратно в карман. Молодого человека завели в ближайший подъезд и при понятых изъяли наркотики из кошелька. После его доставили к остальным задержанным.

ОБВИНЕНИЕ

Братьев Халиуллиных и Янчурина заводили в кабинет на некоторое время. Там сотрудники убеждали их признаться в сбыте наркотиков в особо крупном размере. За отказ, как следует из материалов допросов молодых людей (имеются в распоряжении редакции), им угрожали пожизненным сроком. До суда по мере пресечения молодым людям не позволяли есть, спать и перемещаться по отделу.

Через полгода прокуратура признала, что было нарушено право на защиту, забыли допросить, но это уже никого не интересовало

26 мая 2015 года Артура и Марата Халиуллина по решению суда поместили в СИЗО, а Руслана Янчурина — под домашний арест. Дома Янчурин рассказал жене о произошедшем. Родители братьев Халиуллиных смогли увидеть сыновей с разрешения следователя через полтора месяца после ареста. На свидании в СИЗО Артур и Марат также рассказали, как провели последние дни.

— Мы начали писать об этом в различные инстанции, а потом выяснилось, что их даже не допрашивали как подозреваемых. Как нам объяснял адвокат, что после задержания по закону должны в течении суток допросить. В нашем случае через 27 часов просто сразу предъявили обвинение. Через полгода прокуратура признала, что было нарушено право на защиту, забыли допросить, но это уже никого не интересовало, — говорит Ренат Халиуллин.

Марата и Артура Халиуллиных, Руслана Янчурина, а также Алексея Лобанова обвинили по части 4 статьи 228.1 УК (незаконный сбыт наркотических веществ в составе организованной группы). По версии следствия, Халиуллины были инициаторами бизнеса по торговле наркотиками в Стерлитамаке, Ишимбае и Салавате, а Лобанов с Янчуриным раскладывали закладки с запрещенными веществами. Плату за наркотики молодые люди якобы получали через QIWI-кошелек, а места расположения "кладов" сообщали так называемым покупателям через Skype и ICQ.

ВЗЯТКА

У меня имеется эта аудиозапись, где адвокат со следователем говорят, что 800 тысяч нужно заплатить прокурору Стерлитамака

Алексею Лобанову меру пресечения не избирали вплоть до декабря 2015 года. Все это время молодой человек находился на свободе и пытался понять, что произошло. Следователь по делу — Михаил Новиков — несколько раз вызвал Лобанова к себе. Перед первой встречей домой к молодому человеку наведывались правоохранители. Они сообщили о его обвинении и сказали, что хотят ему помочь. Лобанову дали контакт адвоката Артура Мамяшева и пообещали, что тот не позволит ему "сесть".

— Мы с ним были у следователя несколько раз. Все эти встречи были очень короткими, и я не понимал их смысла. После второго такого визита к следователю адвокат наедине сказал мне о взятке. По его словам, так я мог купить себе досудебное соглашение. Я согласился. Следующий разговор состоялся в присутствии следователя. На эту встречу я приехал с диктофоном. У меня имеется эта аудиозапись, где адвокат со следователем говорят, что 800 тысяч нужно заплатить прокурору Стерлитамака Виктору Цивилеву. Я им говорил, что у меня нет такой суммы. Желание есть, но денег нет. Я уже понял, что меня дурят и следователь, и адвокат. В ответ они сказали, что заплатить можно будет позже, послали искать деньги. Главное, они говорили, заплатить, иначе я сгнию в тюрьме. Адвокат в какой-то момент будто начал угрожать мне, — рассказывает Алексей Лобанов.

Деньги молодой человек так и не передал, а спустя месяц его адвокат и вовсе пропал. Он уже не отвечал на звонки и сам не выходил на связь. Алексей Лобанов пожаловался на произошедшее в прокуратуру, которая признала нарушения, но на исходе дела это не отразилось. Также Лобанов предоставил аудиозапись разговора суду во время рассмотрения дела, но судья Эдуард Шайхлисламов отказался учитывать это при вынесении решения.

— Все расследование я находился каким-то образом в полном неведении. К тому же в первые полгода у меня не было никакой меры пресечения. Далее следователь просто выдал подписку. Меня заставили дать неправдивые показания, вымогали деньги. Я как будто находился в болоте. С кем бы из друзей и знакомых я не общался, все удивлялись, как я вообще на свободе, — говорит Алексей Лобанов.

ПРОЦЕСС

Суд по делу Халиуллиных, Янчурина и Лобанова стартовал весной 2016 года. Тогда же они и познакомились между собой.

Данил Чикунов на момент начала процесса был в армии. Он ушел служить в первый же призыв после произошедшего. На суде молодой человек появился через полтора года как свидетель обвинения. "Он дал такие же лживые показания. Ни с кем из нас он не разговаривал", — поясняет Регина Янчурина.

Если нужно проводить экспертизу, как совместно с итоговом решением он будет ее назначать?

По словам Рената Халиуллина, процесс развивался в обвинительном направлении: стороне защиты не давали выступить, а судья на заседаниях переглядывался и переписывался с прокурором.

— На большую часть заявленных ходатайств — о не допустимости, об исключении доказательств, назначении экспертизы — судья пообещал ответить во время вынесения приговора. В тексте вердикта он отклонил все ходатайства. Если нужно проводить экспертизу, как совместно с итоговым решением он будет ее назначать? Он сказал, что суд разберется. Отводы были дважды, не помогли. Судья с прокурором постоянно переписывались. Это было видно. Сначала они переглядывались, глазами на что-то указывали, потом заседание могло остановиться на несколько минут, пока они в телефонах друг другу что-то писали, читали и отвечали. Даже не стеснялись, — вспоминает Ринат Халиуллин.

Он также заверяет, что его сыновья при изучении дела нашли массу несоответствий в материалах, начиная от времени опросов и заканчивая весом изъятых наркотиков. На эти факты судья Стерлитамакского городского суда также не обращал внимания.

— На заседания приходили свидетели, которые отказывались от показаний. Некоторые говорили, что в протоколах допросов не их подписи. Был дурдом, — поясняет Регина Янчурина.

ПРИГОВОР

Во время расследования дела и рассмотрения в суде сами обвиняемые и их родственники пытались привлечь сотрудников УФСКН к ответственности. Они писали жалобы в следственные и надзорные органы, уполномоченному по правам человека, но только с 13-ой попытки против оперативников возбудили дело. 19 декабря 2017 года региональный Следственный комитет возбудил уголовное дело против оперативников ФСКН по пункту "а" части 3 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия или угрозой его применения).

Когда он зачитал приговор, он повернулся и сказал: "С Новым годом"

Через несколько дней после этого — 27 декабря 2017 года — суд вынес вердикт. Текст приговора практически повторял текст обвинительного заключения. Марата и Артура Халиуллиных приговорили к 16 годам колонии, Руслана Янчурина — к 13 годам, а Алексея Лобанова — к 12 годам заключения. На этапе апелляции сроки сократились на один-два года.

— Клетка, где их держали, находилась в метре от судьи. Когда он зачитал приговор, он повернулся и сказал: "С Новым годом". Они сказали: "И вас, взаимно", — вспоминает Ренат Халиуллин.

По словам Алексея Лобанова, его и Руслана Янчурина взяли под стражу в зале суда. Тогда он в первый раз смог поговорить с братьями Халиуллиными.

— Когда озвучили срок — 12 лет — и меня повезли в СИЗО, моя голова тряслась. В камере было трудно осознать, что так и даже хуже пройдут следующие 12 лет, никакой справедливости не настанет. Я уже сомневался во всей этой системе. Сначала я надеялся на апелляцию. Она была в июне 2018-го. Когда мы услышали, что нам убирают всего по году и по два, у меня снова все рухнуло в душе. С десятью годами срока меня этапировали в колонию. Там приходило осознание, что ни на что надеяться нельзя. Потом мы все поставили цель довести дело на сотрудников до суда и писали во все возможные инстанции. Раз не получилось добиться справедливости для себя, мы хотели, чтобы она восторжествовала над ними, — поясняет Лобанов.

Дело против сотрудников расформированной УФСКН по Стерлитамаку закрывали четыре раза. Каждый раз глава и замглавы Следкома РБ отменяли решение следователя и постановляли вновь возбудить дело. При этом все постановления об отказе в возбуждении дела (имеются в распоряжении редакции) практически идентичны. Основной аргумент следствия — осужденные находились в здании отдела добровольно и могли покинуть его в любой момент. К такому выводу следователи приходили после допроса самих сотрудников. Сейчас дело против них все еще под угрозой прекращения.

— Сотрудников ФСКН после расформирования службы не уволили. Они все сейчас работают в органах. Кто-то из них начальник в Стерлитамаке, кто-то в Салавате, кто-то ушел на пенсию, — заверяет Регина Янчурина.

Правозащитная организация "Зона права" оказывает обвиняемым юридическую помощь в борьбе с экс-операвниками расформированной УФСКН. Координатор организации Булат Мухамеджанов сообщил "Idel.Реалии", что на этот день расследование уголовного дело против правоохранителей возобновлено, но о его результатах пока ничего неизвестно.

— Сейчас мы ждем, как следствие проведут в очередной раз. Если мы сможем ознакомиться с материалами дела, мы будем готовы подать жалобу в суд. С нашей точки зрения в деле имеются признаки нарушения статьи третьей Конвенции по правам человека ("Запрещение пыток"). Говорить об этом точно и определенно все же можно будет после изучения всех материалов дела, — сказал Булат Мухамеджанов.

Мы жили тогда только этой датой, ждали ее

Сам приговор фигуранты дела успели обжаловать не только в Верховный суд РБ, но и в ЕСПЧ, где их жалобу приняли этой весной.

Кроме того, в июне этого года Президиум Верховного суда РБ по жалобе Руслана Янчурина отменил приговор судьи Эдуарда Шайхлисламова: "По существу и в значительной своей части [приговор] является копией обвинительного заключения".

— Где-то в мае 2019 года мы получили письмо о том, что кассационная жалоба Руслана Янчурина на приговор принята и будет рассматриваться. Спустя еще пару недель нам прислали дату рассмотрения — 26 июня. Мы участвовали в заседании по видеоконференцсвязи. Мы жили тогда только этой датой, ждали ее. Артур Халиуллин находился со мной в одной колонии, в одном отряде. Мы вместе пошли с ним на заседание. Кабинет с камерой находился на территории колонии. Во время заседания судья зачитал жалобу Руслана, выслушал наши позиции. На вопрос, что мы хотим, в один голос все ответили: "Отмены приговора и вернуть дело на новое рассмотрение". Суд спросил, какую меру пресечения мы хотим. Мы ответили, домашний арест. После этого судья ушел в совещательную комнату. Спустя час он сказал, что отменяет приговор, назначает меру пресечения, — рассказывает Алексей Лобанов.

Таким образом, суд назначил меру пресечения вновь обвиняемым: братьев Халиуллиных отпустили под домашний арест, Алексея Лобанова — под подписку о невыезде. Меру пресечения Руслану Янчурину не назначили. Он остался в колонии (Салаватский городской суд параллельно назначил ему срок за кражу).

Новое рассмотрение дела стартует 8 августа. В это время Данил Чикунов с женой и ребенком участвует во Всероссийском форуме молодых семей, на котором разыграют грант в три миллиона рублей на укрепление института молодой семьи и популяризацию семейных ценностей.

— Я не возьмусь утверждать, что за делом стоят знакомые нам люди, но могу сказать, здесь очевиден чей-то личный интерес. Чувствуется рука, которая управляет делом, направляя его только в одну сторону. Нам действительно повезло найти справедливость в Президиуме Верховного суда республики. Получится ли у нас во время нового рассмотрения добиться этой же справедливости, я не знаю, — признается Ренат Халиуллин.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (3)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG