Ссылки для упрощенного доступа

Инфантилизация и скрытые заболевания. Психологи комментируют поведение подростков


21 августа в Юрловке Базарносызганского района Ульяновской области состоялись похороны семьи, ставшей жертвой кровавой расправы. Утром 18 августа в селе Патрикеево того же района в одном из домов были обнаружены тела пяти человек, членов одной семьи. По версии следствия, в ночь на 18 августа 16-летний Тимерлан Камалетдинов убил свою семью, после чего спыгнул с вышки сотовой связи и погиб. Накануне он в голосовом сообщении рассказал другу о случившемся, а также о своем намерении убить себя. В интервью "Idel.Реалии" ситуацию комментируют судебный психиатр и психолог, специалист по девиантному поведению подростков.

Следственное управление СКР по Ульяновской области возбудило уголовное дело по статье 105 "Убийство" и назначило посмертную судебно-психиатрическую экспертизу, чтобы разобраться с причинами трагедии. По поводу причин, толкнувших подростка на убийство, высказывается множество версий: шизофрения, следствие игромании, обида на мать. Кирилл Дмитриев, судебный психиатр Ульяновской областной клинической психиатрической больницы имени В.А.Копосова рассказал о скрытых психических заболеваниях и механизмах, которые их могут запустить.

— Для чего проводится посмертная психиатрическая экспертиза?

— Есть факт гибели людей. Возбуждено уголовное дело, есть подозреваемый. Чтобы завершить расследование дела, нужен статус обвиняемого. В соответствии с УК и УПК, если человек подозревается в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления, то обязательно назначается судебно-психиатрическая экспертиза, в данном случае, посмертная, чтобы выяснить, мог ли человек отдавать отчет своим действиям или нет. Если человек признается вменяемым, он идет под суд, если он невменяем, то уголовное преследование в отношении его прекращается и избирается мера принудительного характера.

— А если обвиняемого уже нет в живых? Ведь наказать-то уже некого.

— Да, но кто знает, он все это совершил или нет? Например, кто-то другой убил, а этого парня потом сбросил с вышки. Мы все варианты рассматриваем.

— По версии следствия, совершив злодеяние, он отправил другу голосовое сообщение, где рассказал о случившемся.

— Может быть. Скорее всего, он был в затяжной депрессии. Однозначно утверждать ничего нельзя. В любом случае надо знакомиться с материалами уголовного дела, с показаниями свидетелей, читать его переписку. В последнее время многое удается понять из переписки в соцсетях: какую музыку слушал, какие стихи писал, какие фильмы смотрел, в какие игры играл. Кстати, вы знаете, что по уровню заболеваемости клиническая депрессия вышла на первое место, опередив сердечно-сосудистые заболевания?

— Считается, что 16 лет — это возраст, когда происходит дебют шизофрении и других психозов. Это правда?

— Да, шизофрения — болезнь молодых. Если у человека впервые психоз развился в 50-60 лет и ему ставят шизофрению, то одно из двух: или шизофрении там нет, или раньше на нее просто не обращали внимания. У нас очень много неучтенных психически больных людей, особенно в деревнях: живет тихо-мирно, сам с собою, ни с кем не общается, ведет затворнический образ жизни, а чем он там занимается, никому дела нет. У нас как считается: психбольной — это тот, кто с топором на улице бегает, остальные — нормальные, ну разве что с причудами. У нас не любят обращаться к психиатрам, возможно, это отголоски Советского Союза. Чтобы оценить реальное количество психических больных, нужно официальное число зарегистрированных больных умножить как минимум на три — просто потому, что много неучтенных случаев.

— Это третий за последний год случай в Ульяновской области, когда массовое убийство совершается в одной семье. Можно ли сказать, что это систематическое явление, что у людей в последнее время что-то происходит с головой, и они проявляют невиданную жестокость?

— Это было всегда, просто раньше, в советские годы, милиция и пресса такие случаи замалчивали. Да и сегодня мы о многом не знаем. За год в области проводится около 4000 судебных экспертиз. 90 процентов преступлений проходит через судебно-психиатрическую экспертизу, подавляющее большинство из них совершается в состоянии алкогольного опьянения, хотя и психозов много. Практика показывает, что каждый десятый человек страдает тем или иным психическим расстройством, при этом процент людей с психическими заболеваниями практически не меняется. Ульяновская область в этой статистике — середнячок, не лучше и не хуже, чем у соседей. Но дело в том, что правильных цифр вам здесь никто не назовет.

— Допустим, у этого парня было скрытое психическое заболевание. Какой механизм мог его запустить?

— Чаще всего это какая-то стрессовая ситуация. Возможно, здесь сыграла свою роль обида на мать, которая не обращала на него внимания. Кому-то нужен сильный стресс, чтобы сойти с ума, а кому-то достаточно, например, уронить любимый мобильный телефон или поругаться с мамой или папой.

Инна Семикашева, доцент кафедры психологии Ульяновского государственного педагогического университета, специалист по девиантному поведению, уже много лет работает с подростками.

— Про Тимерлана говорили, что он — обычный подросток, нормально общался со сверстниками, алкоголь и наркотики не употреблял, неконфликтный, учился на пятерки, шел на медаль. Ничто не предвещало беды. Случаются ли такие вещи на пустом месте?

— На пустом – вряд ли. Что-то было не в порядке, скорее всего. Вспоминается такая же история, которая случилась в Ульяновске лет 20 назад. Тоже был тихий спокойный подросток шестнадцати лет, любил маму, сестру, которая родилась от второго брака матери. Казалось бы, тоже ничто не предвещало трагедии: предложил сделать маме массаж, она лежала животом вниз, потом отлучился, вернулся с топором, убил мать, а сестру задушил. На себя он не покушался, потом у него диагностировали шизофрению.

Мы все живем в этой среде и знаем, так тяжело в ней оставаться нормальным человеком

Сама я плотно работаю с подростками уже лет семь, много консультирую, провожу глубинную диагностику, и вот что я заметила: если раньше я отправляла на консультацию к психиатру одного из пяти, то в последние два-три года — почти каждого. Сама я не могу поставить диагноз, не будучи психиатром, но по тестам вижу, что у них перцептивно-мыслительные нарушения: у них что-то с головой происходит, они неправильно распознают и воспринимают реальность, у них какие-то неверные идеи о том, что они видят вокруг себя. Они идут к психиатру и ко мне возвращаются уже с таблетками. Диагнозы, как правило, подтверждаются, не обязательно шизофрении, но есть разные шизоидные акцентуации, много депрессий и прочего. Среди подростков заметно прирастание психиатрического радикала (устойчивой группы симптомов болезненного состояния — Idel.Реалии).

— Есть ли этому какое-то разумное объяснение? Что-то происходит с окружающей средой?

— Мы все живем в этой среде и знаем, так тяжело в ней оставаться нормальным человеком. Я понимаю этих подростков: они испытывают огромное давление. Особенности взросления изменились. Дети растут не так, как росли мы. У них смартфоны с трех лет, другие визуальные символы, как следствие, у них мозг по-другому начинает формироваться: вместо письма — тыкание по клавишам в ущерб мелкой моторике, упрощение языка, потому что надо быстро набирать тексты, сокращение словарного запаса — тут много моментов, описанных в психологической литературе.

Наблюдается инфантилизация

Потом — инфантилизм страшный, который родители провоцируют. Что было в нашем детстве? Ключ на шею — и вперед. Там риск, ты за себя отвечаешь, зато формируется чувство опасности и ответственности. Сейчас этого нет, поэтому в 17 лет молодой человек ведет себя так, как будто ему 14, а в 20 лет как в 16. Наблюдается инфантилизация.

Кроме того, на подростков сваливается огромный объем информации, а школа не меняется, она по-прежнему весьма консервативна и репрессивна. У детей растет чувство собственного достоинства, они читают статьи про свои права, и родители уже начинают бояться сделать что-то такое, чтобы ребенок, не дай бог, с собой не покончил. С одной стороны, родители не ставят детям особых границ, с другой стороны, детям, получается, негде тренировать волевые качества. Но они понимают, что в обществе происходит что-то не очень хорошее. Все кричат, что надо куда-то двигаться, добывать себе профессию, объем школьной программы огромный, родители свихнулись на образовании детей, потому что понимают, что для них это — шанс пробиться в жизни, и требуют от детей учиться и учиться, а им эта учеба уже в печенках. У кого способности поскромнее, тем не очень интересно, но родителями же не объяснишь, они зациклены на высшем образовании.

— По одной из версий, Тимерлан не любил младших брата и сестру, которые родились от другого отца. Может ли рождение младших повлиять на психику?

— Может, если до этого у мальчика были нарциссические черты, и тогда с появлением младших он был как бы свергнут с трона, особенно если родители не очень внимательно к нему отнеслись, а он при этом не говорил, что ему хочется больше внимания. Подростки часто ревнуют к младшим детям, особенно мальчишки, потому что девочки включаются в заботу о младших, у них подключается ответственность и материнский инстинкт, у мальчишек этого нет.

— Важен ли здесь возраст мальчика, когда у него появляются младший брат или сестра?

– Говорят, хорошо, когда разница в возрасте сиблингов меньше пяти или больше десяти лет. В данном случае разница была 12 лет, но и в этом возрасте может быть так, что с рождением младших на подростков навешивают ответственность, а у них самих кризис, им хочется погулять, а им велят приглядывать за младшими. Много факторов может повлиять [на поведение подростка], особенно если родители не заметили ревность.

— Если зайти на страницу Марины Камалетдиновой, матери подростка, в сети "В контакте", станет очевидным, что она была помешана на парапсихологии: "Дизайн человека", "генные ключи"…

— Это отягощает. Это всегда плохо. Значит, у мамы с чувством реальности было не очень хорошо. Когда люди уходят в парапсихологию? Когда они не опираются на здравый смысл, когда хочется мистики. В этом есть стремление уйти от проблем.

— По словам отца, Тимерлан много времени проводил за компьютером, играл в игры. Могло ли это повлиять на психику подростка?

— Сейчас все в интернете сидят, и взрослые тоже, многие листают эту ленту бесконечную в соцсетях. Интернет — это и плюс, и минус. Здесь можно зарабатывать деньги, а можно сидеть в "группе смерти". Это как в жизни. Но считается, что когда подростки так сильно уходят в сеть, это не причина, а следствие. Когда есть друзья, когда есть социальная жизнь нормальная, человек не будет торчать в сети. Если подросток пропадает в сети, значит, в реальной жизни что-то не складывается.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (1)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG