Ссылки для упрощенного доступа

"Почти за каждым трудовым мигрантом из России маячат долги"


Автор рубрики переехала с семьей жить из Казани в Нью-Йорк и специально для "Idel.Реалии" ведет дневник о своей жизни в США. Предыдущие главы читайте здесь.

Гульназ-апа из Челнов, которую я встретила в первый год своей жизни в Нью-Йорке, оказалась женщиной еще энергичной, в возрасте слегка за пятьдесят. Признав землячку, со мной она общалась охотно.

Жили они с мужем в Набережных Челнах, работали на "КамАЗе" — и в один момент, когда всё ещё казалось стабильным и распланированным на годы вперёд, взяли квартиру в ипотеку. Но вот "КамАЗ" стало лихорадить — и часть рабочих перевели на неполную неделю, а Гульназ-апу с мужем попросту сократили. И большие выплаты по ипотеке сразу превратились в неподъемные.

"ЗА СПИНОЙ БЫЛИ ЛИШЬ ДОЛГИ, ВПЕРЕДИ — НАДЕЖДА"

"Другую работу в Набережных Челнах найти мы, конечно, пытались, но нас брали лишь на копеечные зарплаты — туда, куда больше никто не идет. И этого всё равно не хватало на ипотеку. Мы были уже не молоды, но пенсии еще не начали получать", — рассказывает Гульназ-апа.

Тогда-то и вспомнилось про родственницу из Ташкента, двоюродную сестру по материнской линии. Та когда-то выиграла грин-карту и переехала с семьей в Нью Йорк.

Женщина решила попросить у неё в долг:

Львиная доля заработков уходит на аренду квартиры

"100 или 200 долларов для них не были такими уж большими деньгами, думала тогда я. Моя родственница один раз прислала деньги, но больше присылать не могла — они с семьей из четырех человек сами, оказывается, жили от получки до получки. Теперь сама знаю, в Нью-Йорке все дорого — львиная доля заработков уходит на аренду квартиры, на оплату счетов, а тогда казалось, в Америке все гребут доллары лопатой.

Отказав в очередном транше, родственники пообещали прислать приглашение: "Оформите визу и приезжайте: заработаете сами, первое время поможем",

"Тогда уже встал вопрос, что банк может забрать квартиру, и мы были в отчаянии. Каким-то чудом получили визу и приехали. За спиной были только долги, а впереди — надежда".

"ЕСЛИ НЕ ПОМОЖЕТ КАМАЗ, СПАСЁТ ЗАМОРСКАЯ БАБУШКА"

Виделись мы редко — Гульназ-апа работала семь дней неделю и лишь дважды в месяц брала оплаченный выходной.

В такие редкие встречи она показывали свои руки. Смотри, говорит, оттирала холодильник, кухонные шкафы, плиты скоблила — все руки содрала!

Или — держалась за поясницу: "Хозяева затеяли генеральную уборку, окна мыли после зимы, от потолка до пола, каждый сантиметр отмывала".

Это — плюс к её основной работе по уходу за пожилой женщиной:

"Не знаю, сколько еще выдержу. Думала, на полгода приеду, подзаработаю и уеду. Америка мне не нравилась, оставаться и мысли не было".

Муж тоже приехал, работал на стройке — нелегально. Снимали маленькую комнатку, в которой помещалась только кровать. Так и прожили в ней четыре года. Платили за этот угол 500 долларов в месяц. Экономили каждый цент, отсылали всё в Челны на выплату ипотеки. Погасили за год.

Гульназ-апа работает, как здесь говорят, с проживанием. То есть, живет вместе с семьей, на которую работает. Это трудно физически и эмоционально, но финансово выгодно. Еду, по большому счету, оплачивают хозяева, на транспорт тратиться не надо.

Муж, в среднем, получает по 100 долларов в день. Если повезет, то могут платить и больше. Но иногда простаивает, когда проект заканчивают. Если работать семь дней в неделю, на двух работах, то получается неплохо.

Если вычесть затраты на еду и жилье, то мы вдвоем могли отсылать в Челны по 500 долларов в неделю, разоткровенничалась однажды Гульназ-апа.

Живешь в комнатушке, когда дома хоромы простаивают

"Когда выплатили ипотеку, туристическая виза уже была просрочена, уехать могли, но снова приехать — уже нет, торопиться домой уже не было смысла. Хотя очень устали, хотели помочь сыну взять ипотеку, у него были маленькие дети, его заработков хватало только на продукты и выплату автокредита. Ему тоже помогли с ипотекой. И потом — привыкаешь, затягивает".

"Когда работаешь, не поднимая головы, не замечаешь, как время пролетает, получаешь деньги — хочется еще... Так проходят годы: в тяжелом труде, в комнатушке, когда дома хоромы простаивают", — жаловалась она мне при последней встрече.

Уже год, как я ее больше не встречаю в халяльном магазине на Брайтоне. Видимо она всё же уехала в Набережные Челны, телефон не отвечает, я потеряла с ней связь. Зато постоянно встречаю вновь прибывших иммигрантов из Грузии, Беларуси, Казахстана, Узбекистана и других стран СНГ. "Новых" иммигрантов сразу видно по ищущему взгляду и какому-то огоньку в глазах.

"ЗАМЕРЗАЛ, НО ТЕШИЛСЯ, ЧТО ДОМА ОТОГРЕЮСЬ"

Недавно разговорились с пенсионеркой из Москвы. У нее есть вид на жительство. То есть, она может работать легально.

"Почему вы приехали из Москвы в Бруклин, чтобы работать на такой черной и тяжелой работе, как уход за пожилыми?" — поинтересовалась я как-то.

"Давно не делала ремонт в своей квартире в Москве, никак не могла скопить на это деньги... Я — уже пенсионерка, медсестра по профессии, на хорошую работу в Москве не берут или платят мало. Надеюсь здесь заработать больше".

Земляк из Казани лет пятидесяти тоже хочет скопить на ремонт в квартире и даже немного сверх этого, если получится. Он — человек одинокий, живет с престарелым отцом. В Казани работал в разных конторах, и таксовал, и дома строил, и в охране сидел — получалось лишь сводить концы с концами: "15-20 тысяч рублей в месяц, разве на это проживешь?"

Много наших мужиков приезжают на полгода на заработки

Сколько всего удалось заработать за полгода в Америке, он не сказал. Но кое-какими данными поделился: с осени по весну, работая на стройке шесть дней в неделю, получал долларов по сто за каждый двенадцатичасовой рабочий день. "В любую погоду мы работали на открытом воздухе, я очень уставал и замерзал, конечно, но тешил себя надеждой, что дома в Казани отдохну и отогреюсь".

Рассказывал, что жил в комнате с другими работягами, как он, платил за койку 450 долларов в месяц, на еде экономил, как мог — благо в Нью-Йорке навалом дешевой еды.

"Даже с вычетом перелета из Казани в 500 долларов, я доволен, я таких денег дома не заработал бы", — заверяет он.

В магазине в очереди разговорилась с интеллигентной женщиной из Грузии. Она была преподавателем математики в вузе. Работала с восьми утра в университете, после официальной работы подрабатывала репетитором, готовила к экзаменам, приходила домой поздно вечером — но всё равно денег хватало только на еду.

"Мой сын никак не может скопить деньги на первоначальный ипотечный взнос, муж болен, у него дорогостоящее лечение плюс кредит на шее — не было другого выхода, кроме как приехать сюда", — со слезами на глазах рассказывает она.

"Хотим построить дом на родине, мы не хотим жить в Америке, однажды выпала грин-карта по лотерее, воспользовались, приехали, но это временно, — рассказывают уже выходцы из Узбекистана. — Хотим здесь только заработать".

"Я из провинциального города, из Беларуси, работала школьным учителем по английскому языку, даже с репетиторством мне еле-еле удается свести концы с концами, приехала, чтобы выплатить кредит, — говорит другая женщина. — Работаю няней, с проживанием, зарабатываю примерно две тысячи долларов в месяц, 500 долларов плачу за комнату, на еду уходит примерно 200 долларов, так как питаюсь в семье. Если вычесть перелет, остается примерно семь тысяч долларов, плюс-минус 500 долларов, насколько удается сэкономить. Столько я никогда не заработаю дома. Много наших белорусских мужиков приезжают на полгода на заработки, пусть и нелегально работают, но все же уезжают с живыми деньгами. Тут к гадалке не ходи, почти за каждым трудовым мигрантом маячат долги".

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (11)

XS
SM
MD
LG