Ссылки для упрощенного доступа

Анонимность и насилие силовиков: почему сотрудники полиции и Росгвардии должны быть деанонимизированы


Психологические исследования показывают: люди, если они считают, что их личность скрыта, гораздо легче причиняют страдания и боль другим. Социолог Искандер Ясавеев — об отсутствии ответственности у анонимных людей.

Одним из учёных, проводивших такие исследования, является Филипп Зимбардо, автор Стэнфордского тюремного эксперимента. В серии менее известных его экспериментов участники, имена и внешность которых были скрыты, причиняли значительно более сильную боль другим людям посредством электрического тока, чем деанонимизированные участники. Зимбардо пишет в книге "Эффект Люцифера": "Любая ситуация, в которой люди чувствуют себя анонимными, когда никто не знает, кто они, или не хочет этого знать, уменьшает ощущение личной ответственности и тем самым создает возможность для злодеяний." Психолог указывает, что насильственный эффект анонимизации может усиливаться эффектом восходящей спирали эмоционального возбуждения, которое вызывает ощущение власти. Разумеется, как и в знаменитом эксперименте Стэнли Милгрэма о подчинении власти, боль в исследованиях Зимбардо не причинялась, но их участники, нажимавшие кнопку электрического тока, этого не знали. Эксперимент Милгрэма также показал, что личный контакт лицом к лицу увеличивает вероятность, что люди не будут выполнять бесчеловечные приказания власти причинять страдания и боль.

Анонимность способствует совершению насилия. Поэтому лица сотрудников Росгвардии и ОМОНа должен быть открыты или, в крайнем случае, защищены прозрачным стеклом, и у каждого на форме должно быть указано имя или крупный номер, как предлагают авторы петиции о деанонимизации. В какой-то момент это может удержать сотрудников силовых ведомств от ранения и убийства мирных граждан во время протестных акций. От такой деанонимизации выиграют все, в том числе сами силовики и власти.

Конечно, деанонимизацию сотрудников силовых ведомств необходимо обсуждать, прежде чем принять решение о ней. В этом смысле приговор блогеру Владиславу Синице, публично предположившему в своём комментарии, что деанонимизация может привести к похищению детей сотрудников полиции, абсурден. Пять лет колонии за предположение? А если я напишу, что в результате деанонимизации детям сотрудников полиции и Росгвардии их сверстники будут задавать вопросы о том, как они относятся к тому, что делают их родители, разгоняя мирные демонстрации? Это будет расценено как призыв к психологическому насилию в отношении детей полицейских и росгвардейцев, как разжигание ненависти и вражды?

Удивительно умение российских властей загонять себя и страну в тупик, из которого очень трудно выйти. В России крайне затруднено свободное обсуждение заместительной метадоновой терапии и декриминализации наркотических статей, поскольку над участниками таких дискуссий висит угроза быть обвиненными в пропаганде наркотиков, как это произошло с профессором Менделевичем. С эпидемией ВИЧ очень трудно бороться, не обсуждая со школьниками использование презервативов. Теперь и обсуждение деанономизации силовиков чревато наказаниями. Однако сопротивляться власти, нарушать эти запреты, свободно обсуждать проблемы и искать альтернативы действиям властей необходимо, иначе из тупика, в котором находится наша страна, не выйти.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (8)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG