Ссылки для упрощенного доступа

"Чтоб в таком виде домой больше не приезжала"


Иллюстративное фото

Носить платок или нет? Решение может принять лишь сама женщина. Журналист Радио Азатлык поговорила с тремя девушками, которые по истечении нескольких лет приняли решение больше не носить хиджаб. Часто такой поступок вызывает еще более бурные дискуссии в обществе, чем ношение платка.

Лейла Хабибуллина, 26 лет. Преподаватель татарского языка и литературы в гимназии №19 города Казани. Пишет стихи, участвует в работе творческого клуба "Калеб".

Лейла сняла платок из-за родителей. Но она не исключает, что когда-то хиджаб вновь станет частью ее жизни. Даже мечтает об этом.

Лейла Хабибуллина
Лейла Хабибуллина

— В конце 6 класса у нас в школе организовали религиозный лагерь. Многие дети туда записались, нам преподавали основы религии. До этого я знала и верила в Аллаха, а во время лагеря узнала для себя много интересного. Я просто влюбилась в ислам, мне захотелось носить белый или цветные платочки. Лагерь повторили после 8 класса, я опять там участвовала и решила, что в 9 класс на 1 сентября пойду в платке. Так я мечтала целое лето, но мои родители были категорически против. Они сослались на то, что я подросток, у меня бурные эмоции ко всему. И что я смогу делать все, что хочу, когда стану взрослой, но пока я живу с ними, они мне этого не позволят сделать. Я не осмелилась им перечить, но осадок у меня остался. Я начала больше задумываться о своей жизни, мне казалось, что я живу как-то не так.

После школы я поступила учиться в Казани, все еще хотела надеть платок. По окончании первого курса мы с подругой договорились и с месяца Рамазан 2011 года мы повязали платки. Это был самый счастливый день моей жизни. Я и сейчас с такой ностальгией вспоминаю этот день. У меня как будто крылья выросли. Мне было так легко и хорошо. Я накупила кучу красивых платков, хотелось их постоянно менять. На улице со мной здоровались совершенно незнакомые девушки в платках. На душе было так светло. Я почувствовала себя дорогим человеком в этом обществе.

Тогда это было правильное решение, я даже не думала о том, что и как будет дальше. Подруга, с которой мы надели платки, сняла его в тот же день, под давлением родителей. Меня скандал ожидал позже, когда я приехала домой к родителям. Мама с папой были в шоке. В конечном итоге они мне сказали, чтобы я даже не приезжала домой в платке. Они испугались. Это был 2012 год, у всех на устах было слово "ваххабиты", это был год, когда убили Валиуллу хазрата Якупова (в июне 2012 года произошло покушение на муфтия Татарстана Илдуса Файзова и был убит в подъезде собственного дома заместитель муфтия Валиулла Якупов — "Idel.Реалии").

Родители испугались, что я попала в секту. Они уговаривали меня снять платок, "не кутаться, а испытать радость общения с друзьями". Это было так тяжело. До этого у меня никогда не было проблем с родителями. А тут началось прямо противостояние. С мамой я не смогла договориться, даже не ожидала этого. Я ждала поддержки от папы. Но он меня не принял. Родители мои перестали со мной разговаривать. Моя семья от меня отвернулась.

Отвернулись о меня не только родители, но и так называемые друзья. Некоторые сказали, что им со мной некомфортно. Хотя я совсем не изменилась, просто начала читать намаз. Конечно, были и такие, кто поддержал. Самые близкие подруги меня поддержали.

Так продолжалось два года, мне было очень тяжело. Во время молитв я просила Аллаха, чтобы мои родители приняли мое решение. Очень тяжело жить без благословения родных. Они уже в возрасте. Мне начало казаться, что я виновата в том, что они болеют. Думала не пойду на это, не сниму платок. Но все навалилось, и я не выдержала.

Мы поехали на практику в Мордовию. Темой моей научной работы была религиозная лексика. Я собрала материалы, поехала домой писать работу. Привезла с собой научную литературу, там была книга о том, как религия влияет на язык человека. Однажды папа застал меня за чтением этой книги и сказал, чтобы я в таком виде домой больше не приезжала. Это были первые и самые тяжелые слова, которые он мне сказал за эти два года. Я согласилась снять платок, но не извинилась. Передо мной был тяжелый выбор платок или родители. Я выбрала родителей. Я их понимаю, они переживают за меня. Они это не со зла. Никто не знает, что я пережила. Мне кажется, эта травма у меня не прошла еще до сих пор, я это не забыла. Я снова стала идеальной дочерью для моих родителей.

Приехала в Казань уже без платка. Все были в шоке. Больше всего негатива было в соцсетях. Мне писали "побойся Аллаха, ты в своем уме?". До сих пор пишут — в основном, мусульманки. Не считаю нужным оправдываться, благословение родителей для меня очень дорого. Кто-то принял этот мой шаг, кто-то нет. Сначала было тяжело, сейчас я на это смотрю по-другому. Можно носить платок и быть безнравственной. Таких я много встретила в своей жизни. Я не считаю, что пока я была в платке, моя жизнь как-то сильно изменилась. Всем всегда интересна чужая жизнь. Но религия личное дело каждого. Ходи ты в короткой юбке или длинной люди найдут, в чем тебя обвинить. Почему-то люди резкие и жестокие друг к другу. Наше общество не принимает, если кто-то отличается от толпы.

Сняв платок, я тоже потеряла друзей. Значит, они не были настоящими, подумала я. Самые близкие остались со мной. Мечтаю опять повязать платок. Хочу, чтобы мой будущий муж помог мне с этим выбором.

***

Гульназ Гилязова, 34 года. Популярный блогер (почти 27 тысяч подписчиков в Инстаграм). Мама троих детей, пишет о воспитании и городской жизни. Гульназ начала носить платок по примеру остальных подруг. Ее семье это не очень понравилось, но в какой-то момент она и сама почувствовала дискомфорт "как птица в клетке", делится Гульназ.

Гульназ Гилязова
Гульназ Гилязова

— Я надела платок в университете. Как-то даже сама этого не заметила. У меня появились знакомые девушки в платках, и я как-то поддалась их влиянию, начала интересоваться исламом, в первый раз держала с ними уразу. До этого я не знала об исламе ничего. Даже не знала, что надо читать намаз, а алкоголь — это харам (в исламе — запретные действия, которые считаются грехом — Idel.Реалии). Я для себя открыла много нового, это мне понравилось, и я полностью изменила свой образ жизни. Это был четвертый курс, 14 лет назад.

Родные это восприняли тяжело, не поняли. Думали, я попала в секту. Потом надеялись, что это временно, что это влияние друзей, и я передумаю. Некоторые друзья отдалились, меня не поняли, как я такая стройная и красивая могу надеть платок и все это скрывать. Мне говорили, оставь это, на пенсии в платке будешь ходить. Потом мне говорили, что религия — это то, что в сердце, а не в одежде. Я заново научилась жить. У меня появились новые знакомые, новая одежда и новые требования к себе и жизни.

Мне было хорошо, это было самое правильное решение. Женщины без платка для меня были инопланетянками, мне казалось, что они идут по улице голыми. Мне сказали, что первое время, когда человек приходит в религию, его вера очень сильна. Со временем она становится слабее. Воодушевление проходит, платок, молитвы становятся частью жизни. Мне говорили, что надо постоянно укреплять веру. Я не обращала на это особо внимание.

Теперь даже не могу вспомнить, в какой момент я почувствовала дискомфорт. В один момент я стала птицей в клетке. Что бы не говорили, но платок — это требования к себе. Громко не смеяться, не петь, не танцевать, с мужчинами не разговаривать. Я — открытый человек, очень открытый. Я громко смеюсь, услышав музыку, начинаю пританцовывать. Мне показалось, что я себя держала под замком целые годы, не делая этого. Видимо, воодушевление от ислама у меня начало проходить, и это стало для меня пыткой. Я была не я. Как будто я жила во лжи. Так прошло еще года два. Потом я заплела себе дреды. Вроде не платок, но и не не свои волосы. Так прошел еще один год, я поняла, что обманываю себя и других. В душе кошки скребут, а снаружи я примерная мусульманка. Это было такое двуличие.

Мой муж тяжело воспринял это решение. Он соблюдает религию уже с девятого класса, общается с имамами, преподает. У него вся жизнь связана с исламом. А получилось, что не смог повлиять на свою жену. На фото я всегда была в платке, а тут вдруг запостила фото без платка. Я была готова, что меня обольют негативом. Наверное, за моей спиной говорили обо мне, но мне лично никто ничего не сказал. Мои близкие друзья сказали, что "примут меня хоть какой", что будут молиться за меня. Кто-то написал, "у меня нет права обсуждать твой поступок". Кто-то поделился, что тоже в сомнениях. Некоторые девушки написали мне, что уже морально готовы снять платок, но боятся, что их не поймут, поэтому продолжают ходить в платках. Вот это самое ужасное, что человек боится не Аллаха, а другого человека.

Общество любит предъявлять требования к людям — учителям, врачам, мужчинам, женщинам. Общество любит сплетничать. Для общества важен внешний вид. Поэтому девушки в платках на виду у общества. Но обществу никогда не угодишь — ни в платке, ни без него. Никому не интересно, что человек думает, что у него на душе. Мусульмане любят говорить: "наш пророк так не делал" — но при этом забывают, что пророк был человеком искренним, добрым, милосердным и справедливым. Мусульмане вместо того, чтобы протянуть руку помощи, готовы разорвать "жертву" на куски. Не говорю, что все такие. Может, только мне повстречались такие, кто много внимания уделял именно внешним признакам религии.

Среди моих знакомых были такие, кто благодаря мне начал больше интересоваться исламом, перешел на халяльное питание. Когда я сняла платок, мне много писали, спрашивали совета. Я всем говорила, чтобы они прислушались к себе, я не могу давать такие советы.

Сейчас я открываю для себя ислам заново. Я хочу нового вдохновения.

***

Зухра Вильданова, 23 года. Филолог-переводчик, печатается в татарских СМИ, работает в Форуме татарской молодежи. Зухра восемь лет своей жизни носила платок. Ее отказ от платка никто не осуждал, но вопросов было много.

Зухра Вильданова
Зухра Вильданова

— Платок я повязала еще в школе. Точно не помню ни день, ни обстоятельства, как это случилось. Я то носила платок, то не носила. Наверное, это была подготовка. Я с детства любила читать, среди книг были и религиозные. Девушки в платках, религиозные деятели мне казались самыми красивыми и идеальными. Наверное, я хотела быть на них похожа.

Мне нравилось ходить в платке. Семья и родственники знали мое увлечение религией, поэтому не удивились, что я решила носить платок. Никто не думал, что это так серьезно. И мне было легко от того, что никто не был против. Было бы тяжелее, если бы давили — надеть или снять.

Но наше общество очень требовательно к девушкам в платках. Считается, что девушка в платке и длинной юбке должна быть примерной и без греха. И каждый промах будет замечен. Одна ошибка — и о ней растрезвонят всему миру. С другой стороны, девушек в платках уважают. Их считают образованными, нравственными. В Казани девушек в платках много, никогда не слышала о дискриминации.

Я с детства интересуюсь всеми религиями и никогда не навязывала никому свое мнение. Поэтому и других я воспринимаю такими, как они есть, с уважением отношусь к их взглядам на религию. Платок я носила восемь лет. Носила его в свободном стиле, также я носила широкие джинсы. Не могу сказать, что когда я решила вдруг снять платок, что меня к этому побудило что-то конкретное. Я не сидела и не думала об этом. Это случилось как-то само собой. Надеть платок или снять — это только мое решение. Никому не должно быть и дела до этого.

Также считаю неверным, когда говорят, что платок повязывают, чтобы держать себя в каких-то рамках. Считаю, что рамки должны быть и без платка.

Семья моя не придала этому особого значения. Они сказали лишь, "Зухра стиль поменяла". А друзья меня всегда принимали такой, как я есть. Сказали, что любят меня и в платке, и без него. Я же осталось той же Зухрой. Может, кто-то что-то думал об этом, но мне никто ничего плохого не сказал.

Оригинал публикации: Радио Азатлык

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (124)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG