Ссылки для упрощенного доступа

Не место для дискуссий: зачем Путин "зачистил" СПЧ


Замена Михаила Федотова на Валерия Фадеева на посту главы президентского совета по правам человека и исключение из его состава Евгения Боброва, Павла Чикова, Ильи Шаблинского и Екатерины Шульман означают, что действия Владимира Путина становятся все более реакционными и репрессивными.

"Московское дело", последовательные волны обысков в десятках российских городов у сотрудников штабов Навального, а теперь и фактическое уничтожение СПЧ в его прежнем качестве — это, на мой взгляд, связанные друг с другом действия. Однако такое ужесточение внутренней политики, предпринятое силовиками, включая Владимира Путина — свидетельство не силы, а слабости, и это приближает конец нынешней системы власти. Сильный и уверенный в себе политик (и человек) спокойно относится к критике в свой адрес и готов отвечать на нее. Слабый и неуверенный пытается исключить саму возможность критики.

В этом отношении совет при президенте по развитию гражданского общества и правам человека был одной из немногих, возможно, единственной площадкой, на которой Путину приходилось выслушивать критические замечания. Можно в качестве примера сослаться на стенограмму последнего заседания СПЧ, проведенного президентом в его прежнем составе. Напомню, что говорили на этом заседании 11 декабря 2018 года Илья Шаблинский и Екатерина Шульман.

Илья Шаблинский: "На видеозаписях, которые мы получаем из разных регионов, видно применение самых разнообразных технологий фальсификации. Там видно, как одни и те же люди голосуют по нескольку раз, как в урны вбрасывается по нескольку бюллетеней, как члены избиркомов загораживают камеры, не всегда успешно. Эти видеозаписи есть в сети, они есть на сайтах многих СМИ, но в подавляющем большинстве случаев не вызывают никакого особого интереса у правоохранительных органов. Вообще, эти записи позволяют ставить под сомнение цифры результатов последних выборов".

И еще одно высказывание Ильи Шаблинского, сделанное тогда же и адресованное Путину: "Тем более важны условия для конкуренции на выборах Президента России — на наших главных выборах. Они проходили в этом году. В этой связи я тоже хочу отметить два момента. До выборов не был допущен Алексей Навальный на основании двух приговоров судов, которые лишали его права на регистрацию по действующему закону. Но оба приговора были рассмотрены Европейским судом по правам человека, который не усмотрел в этих делах основы для уголовного преследования. Речь идет тут вообще о международной системе защиты прав человека, она у нас гарантирована Конституцией, она должна работать".

Это один из тех крайне редких случаев, когда имя Алексея Навального публично упоминалось в присутствии Путина, тем более с указанием на незаконность действий в отношении него.

Екатерина Шульман в начале своего выступления сказала, что отсутствие разрешения суда Льву Пономареву выйти из-под ареста и принять участие в похоронах Людмилы Алексеевой — это мелочность, которая "поражает воображение". По словам Шульман, действующая версия законодательства о митингах является избыточно репрессивной и не соответствует уровню развития общества:

Такого рода аргументация на малообразованных людей действует неотразимо


"Весь опыт последних лет говорит нам о том, что наши граждане собираются мирно и законопослушно на массовые мероприятия. Никакого насилия там не происходит. Специальные политико-административные методы иногда применяются для того, чтобы там попытаться что-то спровоцировать… При этом законодательство о митингах написано из презумпции виновности, из презумпции дурных замыслов любых организаторов и участников мероприятий. Жуткая грань между санкционированным и несанкционированным митингом на самом деле избыточна… Принимается ужесточающее законодательство легко. Это делается во имя стабильности, во имя безопасности, во имя детей — такого рода аргументация на малообразованных людей действует неотразимо. Обратно откручивать гораздо сложнее".

Екатерина Шульман говорила также, что формулировка о возбуждении ненависти к социальной группе в "антиэкстремистской" 282-ой статье Уголовного кодекса — одна из самых невнятных формулировок во всем российском законодательстве и ее необходимо убрать, о "страшном списке" Росфинмониторинга, после попадания в который не осужденные, а только обвиняемые люди теряют доступ к своим счетам, об абсурдности обвинений в экстремизме в отношении свидетелей Иеговы.

"Все уже более или менее поняли, что вот эти выискивания картинок в социальных сетях и возбуждение дел по этому поводу — это не способствует укреплению ничего, это не соответствует никаким государственным интересам, это не предотвращает никаких террористических актов. Как мы видим, когда, к несчастью, происходят такого рода вещи, то это люди, которые не проходили по этим спискам, которые не попадали в поле зрения правоохранительных органов, потому что, конечно же, они не вывешивают картинок в ВКонтакте, они не общаются между собой в открытых сообществах. Они координируют свои действия совершенно иначе", — закончила свое выступление Шульман.

Критика в адрес силовиков и Путина, управляющего ими, вряд ли могла быть в этом контексте сформулирована острее, и это, очевидно, не осталось незамеченным со стороны президента и его приближенных.

Но, на мой взгляд, наделавшее так много шума исключение независимых Михаила Федотова, Павла Чикова, Ильи Шаблинского, Екатерины Шульман и Евгения Боброва из состава СПЧ не вредит развитию гражданского общества и защите прав человека, а, напротив, способствует им, поскольку предельно ясно высвечивает негативную роль Владимира Путина в этих процессах.

Радость Чикова и Шульман по поводу исключения из СПЧ, заметная по их репликам в социальных сетях, подчеркивает, каким неоднозначным является участие порядочных людей в таких образованиях, как совет по правам человека при президенте Путине. Наивысшего уважения заслуживает уход из СПЧ в знак солидарности с исключенными членами Тамары Морщаковой.

Что делать независимым гражданам в это холодное и темное время? Не бояться, не сдаваться и действовать солидарно в отстаивании прав и свобод — в поддержке политических заключенных и их близких, в наблюдении за голосованием, в отстаивании своих конституционных прав. Именно солидарность может быть, на мой взгляд, ключевой идеей в этот период реакции и репрессий, предшествующий изменениям.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (17)

XS
SM
MD
LG