Ссылки для упрощенного доступа

"Без прошлого нет будущего". Евреи Самары восстанавливают кладбище


Еврейское кладбище в Самаре — не просто место захоронения. Для местной национальной общины это памятник с вековой историей. Своими силами молодые активисты вместе со смотрителем кладбища Борисом Песиным восстанавливают народную память. А в восстановлении кладбище нуждается: некоторые могилы разрушены, и для идентификации захоронений требуются специалисты.

НА ВОЛНЕ ПЕРЕСТРОЙКИ

Смотритель кладбища Борис Песин работает в должности с осени 1990 года.

— На волне перестройки еврейский народ начал поднимать голову, появились первые объединения, — рассказывает смотритель. Пожилые люди, которые болели душой за это, сказали: "Надо, чтобы здесь был не просто кто-то, а свой человек из общины". Сказали старики, что надо навести порядок.

Однако навести порядок оказалось совсем не просто. Часть могил заросли бурьяном, и даже сейчас, когда молодежь подключилась к расчистке земли, до некоторых захоронений добраться просто невозможно. Некоторые надгробия либо разрушены, либо не идентифицируются. Надписи стерло время, и без специалиста разобраться невозможно.

— В архиве есть сведения, что первые участки под захоронения начали появляться в 1908-1910 годах. Здесь есть фрагменты дореволюционных памятников, — поясняет Песин. — Есть могила 1923 года. Добротный гранитный памятник. И потомки до сих пор ходят поминать.

БЕЗ ПРОШЛОГО НЕТ БУДУЩЕГО

В местной еврейской общине уверены: без народного прошлого нет будущего. И потому заниматься восстановлением захоронений так важно. "Забыли про вчерашний день, а что нас завтра ждет?" — таким вопросом задается смотритель. И хотя у многих людей при слове "кладбище" возникают негативные мысли, в общине находится много активистов, которые готовы помогать Борису. В основном — молодежь, но и люди постарше помогают им.

— Восстановление захоронений — это ежедневная, кропотливая работа. Если поставить цель навести порядок, можно это сделать на конкретной территории за короткое время. Нужно обрабатывать землю, чтобы не рос бурьян, нужны специалисты. Этого волонтеры сделать не смогут. Мы тут хотим собраться инициативной группой и решить, как нам действовать дальше. Какие задачи мне поставят — я найду, как их выполнить.

На еврейском кладбище захоронены почетные граждане Самары, и среди них — Анетта Яковлевна Басс, советский и российский музейный работник и культурный просветитель, выпускница Ленинградского университета. Ее именем названа одна из улиц Самары. В середине 1950-х гг, когда работы художников-авангардистов 1920-х лет по приказу руководства КПСС должны были быть списаны и уничтожены, Басс спасла сотни произведений искусства.

ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ГРАНТ

Сейчас есть надежда, что работа над восстановлением кладбища и истории евреев Самары перейдет на новый уровень. Раввин местной синагоги Александр Гольденгерш надеется, что общине удастся получить президентский грант, который поможет покрыть расходы на работу профессионалов, которую не могут провести сами волонтеры.

— Если получится выиграть президентский грант, мы направим средства конкретно на улучшение [условий]. На проведение мероприятий по поиску информации о людях, которые там захоронены. Будем проводить лекции для подростков, создадим небольшую выставку. Мы восстанавливаем историческую память, и людям это безумно интересно, община заинтересована в том, чтобы это случилось. Там кладезь информации. Все, что связано с кладбищем — это общинообразующие вещи. Кладбище в плачевном состоянии. Кроме него, есть большие участки захоронений евреев на Центральном кладбище Самары и на Металлурге. Там тоже очень многое нужно делать. Сейчас в разное время собирается от 15 до 25 человек волонтеров, которые приезжают на кладбище два раза в год. Группа собралась из национальных и религиозных организаций города.

Во время работ волонтеры постоянно находят камни, надписи, на которых сложно прочесть. Дело в том, что в 1920-1930-е годы родственники покойных выбирали надгробия из дешевого материала, песчаника. И его время не щадит. Только некоторые имена удается разобрать. Единой информационной базы тоже нет, поэтому при необходимости приходится обращаться в городской архив по отдельным захоронениям.

Но есть и положительный момент: большинство родственников покойных, могилы которых удается восстановить, приходят, чтобы ухаживать за захоронениями.

Другая проблема — это неблагоустроенность кладбища. Здесь нет помещений для посетителей, павильона для прощания с покойными, — только могилы и хозяйственное помещение. Ситуация осложняется тем, что на этой земле нельзя ничего строить, нужно специальное разрешение муниципалитета. Однако власти, по словам рава Александра, заинтересованы в таких работах. Нужно найти исполнителей.

За заброшенным синим памятником — мусульманское кладбище
За заброшенным синим памятником — мусульманское кладбище

СОСЕДИ-МУСУЛЬМАНЕ

Еврейское кладбище, о которым идет речь, соседствует с мусульманским. Местные диаспоры и национальные автономии очень дружны. И отношения мусульман и евреев не исключение. Никаких споров между ними нет, — наоборот, все друг друга знают и ходят в гости на национальные праздники. "Мы к ним, они к нам" — поясняет рав Александр.

В более отдаленной перспективе, после того, как еврейская национально-культурная автономия попробует получить небольшой грант, есть планы по взаимодействию с мусульманским кладбищем. Проведение работ по реставрации, привлечение специалистов, которые смогут разобрать надписи на разрушенных надгробиях и благоустройство обоих кладбищ.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    катерина маяковская

    Журналист "Idel.Реалии". Освещает события в Самарской и Саратовской областях. Член расследовательской группы "Idel.Реалии".

    Специализируется на политических обзорах и материалах о культурах народов России.

Комментарии (5)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG